В Виннице на округе Порошенко ЕС выдвинула в нардепы Елену Верлан-Кульшенко

Волонтер и медицинский юрист  Елена Верлан-Кульшенко: «Времена популизма «профессиональных политиков» прошли. Чтобы изменить мир – надо набраться смелости и начать действовать»

Если у нашего общества существует запрос на «новые лица», то насколько они сами готовы к тому, чтобы поменять страну и общество? Некоторые ее уже меняют. Для многих винничан Елена Верлан-Кульшенко с 2014 года является олицетворением настоящего волонтера, которая, по сути, стала второй мамой сотням раненных. Она – и медик, и психолог, и завхоз, который знает, где и как найти то, что в данную секунду нужно бойцам. Теперь волонтер решила пойти дальше. Она баллотируется в Верховную Раду от «Европейской солидарности» по 12-му округу в Виннице и Винницком районе с четким пониманием, что конкретно хочет изменить в законодательстве и жизни украинцев.

 

«Идеалом лидера для меня стала Маргарет Тэтчер. Заняв пост премьера, в свой первый рабочий день она заявила: «Там, где хаос, мы вернем гармонию. Там, где ошибки, мы скажем правду»

– Елена Александровна, Вас знают, как волонтера и главу благотворительной организации «Миротворец Украины», человека, который с 2014-го занимался всеми раненными, которых доставляли на лечение в Винницу. Расскажите о себе. И почему решили баллотироваться?

– Наверное, это будет длинная история. Начну с биографии. Родилась я в Шаргороде. В 17-летнем возрасте меня взяли на Винницкий инструментальный завод, а потом начались «мои университеты». Работала учителем в 27-ой школе, преподавателем Винницкого транспортного колледжа, ассистентом кафедры патанатомии и судебной медицины ВНМУ им. Пирогова. Уже имею три высших образования. В 2019-ом получила степень магистра по специализации «Антикоррупционная деятельность».

Общественной деятельностью я занимаюсь давно. С 2012 года возглавляю областную организацию ВРО «Фундация медицинского права и биотики Украины», а также являюсь главой наблюдательно-координационного совета общественных организаций и волонтеров при ВМКЦ ЦР. Что касается БФ «Миротворец Украины», то его я возглавляю с 2016 года, параллельно являясь координатором региональной группы «Эвакуация 200».

Почему решила пойти в политику? Пожалуй, истоки кроются в детских ассоциациях. Знаете, помню, что когда со сверстниками пытались имитировать взрослых, я всегда «была»… Индирой Ганди. Тогда она была неким эталоном женщины-политика.

Позже идеалом лидера для меня стала Маргарет Тэтчер. Заняв пост премьер-министра Великобритании, в свой первый рабочий день она заявила: «Там, где хаос, мы вернем гармонию. Там, где ошибки, мы скажем правду. Там, где сомнения, мы вернем веру. А там, где отчаяние, мы принесем надежду». Не зря же ее называли «железной леди». Она сдержала слово, доказав на практике, что женщина, как хозяйка, способна вымести грязь и из дома, и из политики.

Откровенно говоря, мне кажется, что политика – тонкая, сложная, многоукладная материя… И «грязная» она только у тех, кто сам пришел туда с нечистыми помыслами или без четких ориентиров. Я убеждена, что времена популизма «профессиональных политиков» прошли. Чтобы изменить мир, надо набраться смелости и начать действовать. Именно поэтому я решила баллотироваться в депутаты Верховной Рады.

– Украина и патриотизм – это синонимы?

– Это мой девиз жизни… Я унаследовала его от отца, который учил, что «жизнь – Родине, плечо – товарищу, а честь – никому!». Для меня счастье не в деньгах и славе. Как мать четырех детей (двое из них – участники боевых действий в АТО/ООС, – авт.), могу заверить, что счастлива буду от того, что мои взрослые сыновья смогут мирно спать дома.

И еще, хочу напомнить, что в истории Украины так удивительно сложилось, что мужество и женственность всегда были рядом. После войн, голода и руины, именно женщины начинали писать историю с чистого листа, они рожали детей, выращивали хлеб, хранили традиции и никогда не опускали руки. Они никогда не сдавались.

– Вы сравниваете украинских женщин с японскими самураями…

– И разве я не права?.. В средневековой Стране Восходящего Солнца их принцип был довольно прост: во время всеобщего хаоса – остановись на мгновение, внимательно все рассмотри, проанализируй ситуацию… и выбери подходящую тактику. Вот и мне захотелось сделать свой стратегический выбор.

Хочу изменить наше общество путем изменения законов. Отдаю себе отчет, что это большая ответственность. Как говорил Черчилль, политика – хуже, чем война, потому что на войне убивают один раз, а в политике – ежедневно… Но я, поверьте, не сдамся без боя.

– Будучи беспартийной, Вы баллотируетесь именно кандидатом от «Европейской Солидарности». Почему?

– Мне импонирует цель этой политической силы – европейский путь благосостояния и безопасности, где гарантируются свобода слова, демократия, соблюдение прав человека, качественное образование и медицинская помощь, а также мирное сосуществование стран.

«Мне практически каждый день доводится вмешиваться в конфликты между врачами и пациентами, консультировать медучреждения»

– Вы затронули тему медицины. В своей предвыборной программе, как медик, тоже уделили внимание теме реформирования охраны здоровья. Что конкретно считаете нуждается в изменениях?

– В течение последних 10 лет я активно исследовала вопросы реформирования системы здравоохранения, прошла стажировку в ряде европейских университетов. Могу утверждать, что за это время накопила достаточно опыта, и понимаю, что существует диссонанс между нормативно-правовыми актами и практикой при их применении. Если честно, то изменения нужно было вносить уже давно.

Мне практически каждый день доводится вмешиваться в конфликты между врачами и пациентами, консультировать медучреждения, заниматься представительством на судебных процессах.

– Даже так?

– Недавно нам пришлось искать выход в довольно непростом деле на досудебном уровне. В одном из сел области умер пациент, оборвался тромб… Врач, а она работала в селе 20 лет и за это время к ее профессионализму не было никаких нареканий, просто физически не успела добежать до человека, чтобы оказать помощь.

Родственники умершего написали жалобу, требовали увольнения доктора. Этот случай фактически разделил село на две «половины». Кто-то поддерживал медика, кто-то семью умершего. А я ездила их мирить. В данном случае речь уже не идет о чисто медицинской стороне, конфликт возник на почве человеческих отношений… Примирение дало результат, стороны заключили «мировое соглашение», и врач осталась на работе.

Давайте будем реалистами. Если уволят врача, кто придет на его место? Очереди желающих не видно. Так что медиация, несмотря на то, что сопровождается невероятным «выгоранием» врача, должна существовать! Более того, должна быть закреплена на уровне закона.

– А часто приходится становиться на сторону пациента?

– Естественно. Был случай, когда на УЗИ врачи «не увидели» отсутствие конечности у плода беременной. За такое медики должны нести персональную ответственность. К сожалению, пока приходится констатировать законодательные «ножницы» между врачом и пациентом. Действуют очень устаревшие права как пациента, так и медицинских работников (от 1992 года).

Поэтому на законодательном уровне необходимо четко урегулировать право на отказ от оказания медицинской помощи, право на информацию, право на получение отдельных видов медицинской помощи и прочее. Скажем, сейчас введена электронная система учета пациентов и оказанной ему помощи.

Казалось бы, удобно. Но если человек по разным причинам не попал в число 1800 человек – максимального количества пациентов конкретного семейного врача, то вынужден искать другого доктора, при этом уже не учитывается территориальная принадлежность… Этот врач может физически находиться очень далеко.

Без внесения правок в законодательство добиться качественной медицинской помощи и защитить здоровье нации невозможно. Изменения должны позволить: во-первых, предотвратить разрушение отрасли, несмотря на отсутствие у государства средств для того, чтобы обеспечить в полном объеме бесплатную медпомощь, как это гарантировано статьей 49 Конституции Украины. Во-вторых, коррекция позволит обеспечить соблюдение права человека на медицинскую помощь.

Поэтому перед собой я поставила задачу в случае избрания добиваться устранения пробелов в системе действующего законодательства, в частности внести изменений в законы о статусе пациента и медицинского работника.

«После прощания на винницком Майдане с погибшими я с трудом забрала в госпиталь парня, который лечился у нас. Мы молча сидели с ним два часа в палате. Я только гладила паренька»

– Во время президентства Петра Порошенко было создано Министерство ветеранов. Вы прекрасно осведомлены о комплексе проблем, связанных военно-медицинской доктриной. Как практик, можете сказать, чего не хватает?

– Нет пакета законов о многоуровневой и многовекторной системе реабилитации ветеранов и членов их семей. Поэтому в этом направлении тоже еще предстоит много работы…

Многие знают, что для меня лично это очень близкий и болезненный вопрос. Двое моих сыновей прошли АТО. Старший Святослав, сейчас ему 28 лет, служил в 2016-17 годах, а средний Виталий, которому 26, еще в 2015 ушел добровольцем. Он – студент Винницкого медунивера, никогда не держал оружия в руках, поэтому в составе 1-го добровольческого мобильного госпиталя им. Пирогова оказывал помощь раненым.

Кстати, свое боевое крещение получил фактически на четвертый день пребывания в АТО. Прицельным огнем было уничтожено помещение, где находились медики. Что я тогда пережила, когда взорвали мост у Троицкого? С сыном несколько дней не было связи. День и ночь молила Бога, чтобы он не погиб и не попал в плен…

– Сыновья уже дома, но волонтерскую деятельность Вы не прекратили. Расскажите о работе в группе «Эвакуация 200»…

– Не прекратила. Психологически это очень тяжело, но кто-то же должен… Наш сленг, наверное, уже всем известен. Когда говорят «трехсотый», значит, раненый. Если «двухсотый», то человек погиб. В госпитале еще принято говорить «двухсотпятидесятый» – когда не ясно, выживет ли раненый.

В Винницу с 2014-го самолеты доставляли с передовой и раненых, и погибших. Очень тяжелыми были борты с киборгами. Помню, как одним из первых к нам поступил молоденький парнишка Сергей. Он сам из Шаргорода, земляк. А затем привозили тела… Винничане прощались с погибшими на Майдане Небесной Сотни. После похорон я с трудом забрала Сергея в госпиталь. Мы молча сидели с ним два часа в палате. Я только гладила паренька. Можно лишь представить, что он пережил…

В целом мы приняли 317 бортов с ранеными бойцами. Большинство – это молодые парни. С ними нужно было работать. Не единожды, а постоянно. Я их почти всех помню… Как-то меня попросили найти специалиста с фониатрии. Раненый только хрипел и не мог разговаривать. В медуниверситете я нашла того, кто бы смог помочь. Парня прооперировали. А через какое-то время, когда была на лекции, мне позвонили, сказали, что ждут в фойе. Спускаюсь, и вижу: стоит мой знакомый, улыбается, а в руках благодарность от 57-ой механизированной бригады за то, что помогла вернуть голос.  

Однажды моя 10-летняя дочка Даниэлла сплела из яркого бисера браслет Алексею из Хмельницкого. Молодому парню ампутировали ногу, и она просто заставила его погулять в центре города, чтобы как-то развеяться… Ребята ценили нашу поддержку и благодарили нас как могли. Помню, как на 8 марта они раздобыли для всех женщин-волонтеров подснежники. Где, ума не приложу…

Поверьте, что таких историй я могу сотни рассказать, и не только таких – с счастливым концом. Существует целый комплекс проблем, который в большей степени лежит на плечах волонтеров, которые уже готово брать на себя государство – от реабилитации до банального сопровождения тела, бальзамации, доставки к родителям. Да и семью нельзя оставлять один-на-один с горем. Это не только их горе, это общее для всей Украины горе….

– Баллотируясь по 12-му мажоритарному округу в Виннице, что можете предложить конкретно жителям областного центра и пригородов?

– Хотя я родилась в Шаргороде, но выросла в Виннице, на рабочей окраине – в Тяжилове. На инструментальном заводе работали мои, к сожалению, уже покойные родители, и после первой неудачной попытки поступить на истфак пединститута я тоже трудилась там машинисткой. Поэтому Винницу и винничан я люблю всем сердцем.

Я убеждена, что для депутата очень важно курировать и добиваться решения таких насущных вопросов, как реконструкция устаревших электросетей и подстанций, использование возобновляемых источников электроэнергии. Уверена, что реализация этих идей невозможна без принятия конкретных решений на уровне Рады.

Далее, актуальным остается решение вопросов, связанных с созданием  полигона твердых бытовых отходов, где бы применялись новейшие технологии переработки. Гармонизация оказания медицинской помощи пациентов на вторичном уровне – это смысл всей моей жизни, как и создание школ с курсом домедицинской помощи для учащихся средних и старших классов. И, наконец, я уверена в необходимости создания образовательно-информационных программ и кластеров для молодежи, чтобы интегрировать европейские стандарты в наше общество.

Именно таким образом, мы сможем уменьшить трудовую миграцию и найти достойную работу молодым людям на нашей Родине.

Игорь Заиковатый


 
gnezdo
Видеобаннер SAPE RTB
НовостиМира
РедТрэм Обменный

Комментарии закрыты.

Video >>

Очередной теракт в Турции – погибли полицейские (видео)

31.03.2016 - 20:04
Очередной теракт произошел в Турции – в городе Диярбакыр. Есть погибшие и раненные. На этот раз целью террористов стал полицейский бронированный автобус. Когда он проезжал мимо заминированного автомобиля, осуществили подрыв. В ...

“Шахтер” победил земляков из “Олимпика”: видео голов

19.08.2017
Донецкий “Шахтер” добыл пятую победу ...