Осмоловский Руслан

А также о возможных проверках строительной отрасли, о резком снижении теневого бизнеса на орехах и алкоголе, о том, что Винничина вошла в топ-10 областей по сборам в госбюджет, а также о ноу-хау по блокированию фиктивных операций

За последние три года фискалы стараются показать абсолютно иной подход к бизнесу. Причем, отличия задевают практически все сферы деятельности службы. Кроме того, претерпели существенные «трансформации» некие теневые схемы. Как уверяет руководитель ГУ ГФС в Винницкой области Руслан Осмоловский, если ранее из налоговой службы делали эдакого монстра, то теперь она превращается в партнера бизнеса в части оказания административных услуг.  

 «В 2015-16 годах мы вернули винницким предприятиям переплату по налогу на прибыль, которую они внесли в 2012-13-м, в сумме почти 170 млн. грн. Никто даже не надеялся»

— Руслан Васильевич, почему, получив диплом инженера в Винницком политехе, Вы решили начать карьеру налоговика?

— Окончив машиностроительный факультет, я понимал, что за время моей учебы специальность стала неактуальной. Заводы тогда закрывались, поэтому перспектив для инженера найти работу я не видел. В 1993 году я поступил в Киевский торгово-экономический университет, а потом тогдашний глава налоговой службы Петр Черевко предложил мне место инспектора. Помог случай.

— В 2008 году с должности замначальника ГНА в Винницкой области Вы ушли на производство. С чем связано такое решение?

— К тому времени я прошел все карьерные ступеньки. Ситуация в службе складывалась так, что постоянно менялись начальники, каждый из них обладал собственными взглядами и формировал свою команду. Принципы управления тогдашнего руководства я не разделял. Это был период не реформирования службы, а создания эдакого монстра. Через инструменты налоговой службы бизнес старались «придавливать», если так можно выразиться.

 Написав заявление об увольнении, я поступил честно. Последующие 6 лет, когда довелось поработать именно в бизнесе, позволили мне с иной стороны посмотреть на многое – и на налоговую службу, и на отношение ее к предпринимательству. Абсолютно не жалею об этом.

— Чем конкретно занимались в этот период?

— Сталкивался с налоговой службой, но будучи с другой стороны. Компания, в которой я отвечал за финансы, даже выигрывала судебные процессы. Из этических соображений не хочу называть фирму и суть спора. Я лично увидел, как можно создавать препятствия для бизнеса, загоняя его в глухой угол. Благодаря этому сегодня я прекрасно понимаю, как необходимо работать, чтобы не мешать бизнесу и быть его партнером.

Для сравнения могу вкратце обрисовать ситуацию на 2013 год и нынешнюю. В 2015-2016 годах мы вернули винницким предприятиям переплату по налогу на прибыль, которую они внесли в 2012-13-м, в сумме почти 170 млн. грн. Никто даже не надеялся, что им отдадут эти деньги. Сегодня же, администрируя налоги, мы вообще не просим бизнес платить наперед.

— В 2015-16 годах появилась серия публикаций об «ореховой мафии». Фактически ГФС признала существование схемы с использованием целой сети фирм, которая позволяла минимизировать уплату налогов и зарабатывать на возврате НДС при экспорте грецких орехов. Как сейчас функционирует этот бизнес?

— До 2014-го этим бизнесом занимались абсолютно нелегально. На подставных лиц дельцы организовывали массу фирм и, не уплачивая налоги, экспортировали орехи. Бизнес был очень прибыльным, ведь только по одному из фактов экспорта, где получателем значилась латвийская компания, которая, как выяснилось, совершенно не причастна к этому, таможня насчитала экспортерам долг перед бюджетом в размере более 96 млн. грн.

Сегодня мы можем констатировать, что эти фирмы-экспортеры не платили налог на доходы физлиц, военный сбор и не возвращали в страну валютную выручку. Я не готов назвать фамилии людей, которые стоят за этим бизнесом. Как должностное лицо я для этого должен иметь правовое решение. Мне проще рассказать о деятельности 13 фирм, которые были зарегистрированы в Винницкой области в 2015-м. Они отправили 7,6 тыс. тонн орехов на сумму 679 миллионов, уплатив при этом всего 840 тыс. грн. в виде налогов. Налоговая милиция тогда зарегистрировала 6 уголовных производств по фактам фиктивного предпринимательства, подделки документов и уклонения от уплаты налогов.

В прошлом году фискальной службе удалось изменить ситуацию — в бюджет экспортеры уплатили 1,1 млн. грн. при экспорте 2,5 тыс. тонн орехов стоимостью 200 млн. грн. Кроме того, в Украину вернулось 1,3 млн. долларов. При этом не хочу акцентировать внимание на том, что «мафия» занимается исключительно орехами. Подобные схемы могут применяться при экспорте ягод, грибов или фасоли. Нам очень неприятно, что к этим схемам, как говорится «в слепую», подключают людей  или же общественные организации, которые имеют отношение к АТО. Но я считаю, что налоги должны платить все независимо от категории плательщика, и наша задача – указать бизнесу на необходимость работать исключительно в правовом поле.

«Я считаю, что в 2008-13 годах уровень теневой экономики составлял не меньше 65%. В 2016-м показатель 38% к ВВП выглядит реалистично»

— Многие годы фискалы ведут борьбу с нелегальным разливом и реализацией алкогольного фальсификата на основе молдавского и местного спирта. Наверняка Вам известны ключевые лица, которые курируют этот довольно прибыльный бизнес. Можете хотя бы приблизительно оценить его размеры в пределах региона? 

— Размеры зависят от экономической конъюнктуры. Если сейчас спирт из Молдовы и поставляют, то небольшими партиями. Причина банальна – в соседнем государстве он стал дороже, нежели в Украине.

При Могилев-Подольской инспекции мы создали отдел налоговой милиции в составе 4 сотрудников, которые отслеживают контрабанду подакцизных товаров. С реформированием штат налоговой милиции сократился наполовину. Из 200 осталось 98 человек, а оперативных работников только 35. «Перекрыть» всю область таким количеством проблематично. Вместе с тем сегодня мы наблюдаем иную тенденцию. Под «элитные бренды» в районе Могилева-Подольского разливают фальсификат из украинского спирта.

Мы постоянно раскрываем факты перевозок такого алкоголя – в маршрутных такси, грузовиках, отделениях «Новой почты», но, согласитесь, каждый день проверять все грузы мы же не можем. Как только появляется оперативная информация, устанавливаем места разлива фальсификата. В прошлом году «накрыли» пять «точек» и изъяли продукции на 24 млн. грн. Но, по нашей информации, те, кто раньше курировали эту сферу, сейчас, вероятно, переключились на иное направление. Видим стойкую тенденцию к уменьшению этого криминального бизнеса.

Уточню, в Молдове себестоимость декалитра спирта без уплаты налогов составляет 315 гривен, а с доставкой он стоит около 400 грн. Получается, что его ввозить — экономически невыгодно. Поэтому спирт ищут «на месте». В Винницкой области работают два спиртзавода – Овечацкий и Уладовский, и отпуск спирта там контролируется. Благодаря слаженной работе СБУ, ГФС, прокуратуры и национальной полиции удалось изменить ситуацию в спиртовой отрасли, которая была в начале 2014-го. Поэтому в пределах региона оборот фальсификата сведен к минимуму. Тем не менее, теневики могут завозить алкоголь из любого другого региона нашей страны.

— Существует такое понятие как теневой бизнес. Насколько его доля сейчас изменилась в сравнении, скажем, с 2008 годом?

— Если брать статистические показатели, то в 2016-м уровень теневого бизнеса составил 38% к ВВП, а в 2008 году — 31,1%. Но я не верю данным девятилетней давности. Я считаю, что в 2008-13 годах уровень теневой экономики составлял не меньше 65%.

Ведь тогда система работала следующим образом. Через налоговый кредит компании уклонялись от платежей, а затем к ним приходили фискалы, выявляли нарушения, и нарушители платили, но не в бюджет. К примеру, в начале 2014 года  в области функционировали десять компаний, которые формировали налоговый кредит и занимались конвертацией, и бюджет региона из-за этого терял около 100 млн. грн. В течение 2014 года системная работа работников фискальной службы по раскрытию таких схем и изменения в законодательстве изменили ситуацию.

За последующие годы благодаря электронному администрированию НДС и других налогов платежи выросли в 2-3 раза. Если в 2014-м мы администрировали 100 миллионов, то в январе 2017 года – 570 миллионов поступлений в госбюджет и 380 млн. грн. в местный бюджет.

Более того, сейчас Винничина вошла в ТОП-10 областей по формированию общегосударственного бюджета. Впервые… В целом за 2016 год мы администрировали 8,5 млрд. грн. Обошли некоторые регионы с мощным экономическим потенциалом. Поэтому я считаю, что с введением электронного администрирования реально внедрен элемент детенизации.

По электронной базе сейчас мы сразу же видим, когда фирма хитрит для получения налогового кредита, скажем, закупает сахар у партнера, специализирующегося на бытовой химии. Более того, разрабатывается программное обеспечение, которое само станет блокировать любые фиктивные операции. Раньше НДС называли самым «криминальным» налогом. Его не платили, а просили возмещение. Сейчас в этом плане произошли кардинальные изменения, что и привело к росту платежей в бюджет.

— Изменение законодательства в конце декабря прошлого года вынудило тысячи «спящих» ФОП за считанные дни подать заявление о прекращении предпринимательской деятельности, чтобы не платить в Пенсионный фонд взносы. Позже срок продлили… Сколько «спящих» предпринимателей насчитывалось в Винницкой области и как вообще оцениваете ситуацию с ними?

— Я считаю, изменения в Налоговом кодексе были необходимы. Политики принялись заявлять о том, что в стране «закрывают бизнес». Это манипуляция. Когда-то центры занятости активно стимулировали граждан «становиться» предпринимателями и для этого сразу выплачивали пособие за 12 месяцев. Большинство таких «предпринимателей», получив деньги, тут же забывали о том, что они являются СПД и зарабатывали другим.

К концу прошлого года на учете в фискальной службе региона находилось более 46 тысяч плательщиков, избравших общую систему ведения учета. Почти 94% из них либо годами декларировали нулевые прибыли, либо вообще не отчитывались. Последних мы насчитали 17 тысяч. Подавали отчеты с доходом 5-10 гривен 2,8 тысяч человек. Таким образом, обязательством платить взнос законодатель провел «инвентаризацию».

Хочу еще остановиться на другом. Что касается упрощенцев, то ситуация получилась не менее любопытной. Сколько должны платить те, кто торгует на своей «точке», то есть, по 1-й группе плательщиков? Единый налог и ЕСВ — 512 грн. в месяц. Если у торговца несколько «точек» и наемные работники, ему следует переходить на 2-ю группу и платить 1344 грн.

По нашим подсчетам в области функционирует 19 000 торговых мест на рынках, а плательщиков, избравших в 2016 году 1-ю группу единого налога, которая собственно и предусматривает возможность осуществлять торговлю на рынках, на учете находится чуть более 5 тысяч. Остальные ни копейки не платят в бюджет! А мы удивляемся, почему в Пенсионном фонде не хватает средств… Такая ситуация стала следствием моратория на проверки, однако в 2017 году мы планируем должным образом наладить эту работу.

— Каким образом?

— Поясню, на рынках люди массово перешли на общую систему налогообложения, как предприниматели заключили договора с администрацией, многие открыли по 3-4 «точки» с наемными работниками, и ничего не платят в бюджет. Но ведь так не должно быть. Именно поэтому мы вместе с органами местного самоуправления проводим разъяснительную работу касательно необходимости выполнения обоюдных обязательств. То есть, граждане, пользуясь инфраструктурой города, должны быть заинтересованными в ее улучшении и соответственно должны платить в бюджет предусмотренные законодателем налоги и платежи.  Никто же не говорит о штрафах, но мы будем спрашивать у предпринимателей, почему они не оформлены… Я уже общался с руководством Винницы по вопросу предположительных потерь  местных бюджетов, объяснял ситуацию администрации рынков, поэтому для начала станем разносить памятки и объяснять, что, торгуя на рынке, нужно зарегистрироваться и платить налоги. Думаю, за 2-3 месяца улучшим ситуацию с регистрацией плательщиков и уплатой налогов.   

 «Мы анализируем сведения по оптимизации доходов различными строительными компаниями, связанными с жилкооперативами, и вскоре возможно к некоторым из них придем с проверкой по вопросу неуплаты ими надлежащих сумм налогов»

— Начальник управления ПФУ в Виннице Алла Лоба, оперируя неофициальными данными, сказала, что свыше 78 тыс. горожан работают в «тени». Не преувеличены ли цифры?

— Полагаю, что меньше. Объективно 50% от озвученного количества. Фискальная служба в процессе реформирования, поэтому, может быть, мы не можем реагировать на все вызовы. Нас упрекают, к примеру, за очереди в Винницком центре обслуживания плательщиков (ЦОП). Не хочу никого оправдывать, но лишь констатирую, что, несмотря на отведенные сроки, подавать декларации плательщики приходят в последние два дня. Сотрудники физически не могут обслужить тысячи человек в столь сжатый период.  

— Строительная отрасль ранее считалась одним из основных налогоплательщиков. Последние несколько лет в Виннице преимущественно строят путем создания жилищных кооперативов. Это удешевляет стоимость квадратного метра, прежде всего, за счет уменьшения налоговых отчислений. Сколько на этом потерял бюджет?

— В Винницкой области с 2014-го мы не зарегистрировали ни одного «неприбыльного» кооператива. Эти структуры априори не могут быть неприбыльными, как они себя пытаются позиционировать. Кроме того, как я считаю, они не отвечают законодательно установленным критериям жилищных кооперативов.

Строят дома в областном центре жилкооперативы, зарегистрированные либо в Киеве, либо в Хмельницком, а также винницкие, появившиеся ранее. Несмотря на иногороднюю регистрацию, генподрядчик и пять-шесть подрядчиков у них зарегистрированы в Виннице. До 1 июля 2017-го этим жилкооперативам нужно привести в соответствие устав. Они перейдут на общую систему налогообложения, и станут перечислять деньги в бюджет.

Пока же они пользуются лазейкой в законодательстве, которая в масштабах Украины лишает бюджет нескольких миллиардов гривен. Поэтому, скажем, «Концерн «Подолье», «Винницабуд» и другие местные застройщики не могут с жилкооперативами конкурировать на рынке. Но с переходом всех на общую систему налогообложения изменятся цены, и конкурировать компании будут качеством жилья.

Скажу больше, мы анализируем сведения по оптимизации доходов различными строительными компаниями, связанными с жилкооперативами, и вскоре, возможно, к некоторым из них, тем, которые попадают в зону риска,  придем с проверкой по вопросу  неуплаты ими надлежащих сумм налогов.  

— Иногда фискалы выявляют, что компания уклоняется от уплаты налогов. Ей начисляют кругленькую сумму долга, а она оспаривает решение в суде. Сколько длятся такие процессы и каков процент уплаты бизнесом начисленных фискалами сумм?

— После выявления факта на протяжении 4-5 месяцев сумма согласовывается. Срок зависит от того, каким путем идет процесс – согласованием в апелляционном порядке согласно норм Налогового кодекса и дальше в судебном порядке или же изначально только в судебном порядке. Если раньше после согласования в бюджет поступало до 30% сумм, то теперь – 52%. В остальных случаях ситуации рассматриваются в судах, где решения принимаются как в нашу пользу, так и нет.

В целом, нам удается взыскать 75-80% насчитанных сумм. В прошлом году мы дополнительно начислили одной местной строительной компании налог на прибыль в размере 549 тыс. грн. и НДС на 627 тысяч. Суммы ею оспаривались, но в итоге они согласованы и началась процедура взыскания средств.

— Известно, что иногда общественные организации задействуются налоговиками, когда нужно «организовать» проверку бизнеса. Бизнес, в свою очередь, тоже использует ОО с различными как одиозными, так и маргинальными лидерами для своей защиты перед фискалами. Часто ли общественники вмешиваются во взаимоотношения предпринимателей и ГФС?

— Сразу хочу сказать, что мне приятно констатировать существенное уменьшение количества жалоб. Что касается сотрудничества с общественными организациями, то у нас очень хорошо налажен этот процесс в плане обмена информацией: изменения в законодательстве с нашей стороны и экономического эффекта со стороны бизнеса. Общественные организации помогают нам увидеть недоработки службы, чтобы мы их исправляли, как говорится, в режиме он-лайн. Мы тоже привлекаем общественные организации как инструмент донесения важной информации до плательщиков налогов. Поскольку служба изменила подход к бизнесу, конфликтных ситуаций с общественными организациями у нас не было. Что касается процедуры проведения проверок, то она четко регламентирована законодательством, а поэтому никакие манипуляции невозможны. И вообще я считаю, что выходя на проверку, мы должны уже располагать солидной доказательной базой, чтобы, опираясь на нее, убедить в своей правоте в первую очередь плательщика и, если возникнет такая необходимость, представителей суда.

При ГФС функционирует Общественный совет. Мы ежемесячно встречаемся и обсуждаем изменения в законодательстве. Благодарен некоторым общественникам за то, что они указали на недочеты, и теперь наши сотрудники, проверяя предприятие, ведут себя гораздо корректней. 

— Полковник Армии УНР Виктор Осмоловский – не ваш предок?

— Знаете, я специально интересовался, но должен разочаровать, вероятно, это мой однофамилец. Никто из моих родственников в УНР не служил.  

— Чему уделяете свободное время?

— Стараюсь много времени проводить с семьей и детьми. На выходные с сыном всегда хожу в храм. Люблю спорт – футбол, горные лыжи и теннис. Когда бываю на море, занимаюсь дайвингом. Еще мне нравится с друзьями в хорошую погоду поехать на охоту, но удается это крайне редко.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ

 
 
adsteroid
novostimira
РэдТрэмОбменный
 

Комментарии закрыты.

Video >>

В Виннице на пожилую женщину упало дерево

17.06.2016 - 16:20
Около полудня 17 июня в результате сильного ветра на 62-летнюю винничанку упало дерево. Падая, крона задела и оборвала линию электропередач. Это замедлило скорость падения. Поэтому женщина чудом осталась жива. Как ...