Похоронили экс-мэра Владимира Ваховского, который хитростью “выбил” у Кучмы деньги для Винницы

После продолжительной тяжелой болезни 27 февраля ушел из жизни Владимир Ваховский. Попрощаться с ним в КЗ “Плеяда” 1 марта пришли сотни винничан, которые помнят его не только как главу Винницкого горсовета, заместителя губернатора, руководителя проектной организации, но и человека с большой буквы – открытого, откровенного, скромного, настойчивого, у которого слова никогда не расходились с делом.

У тела Владимира Константиновича его дочь Ольга прочитала строчки В. Высоцкого: “Ушел в сраженье адмирал. Но судно движется по курсу…”. Это о нем. В. Ваховский умел создать платформу, которая помогала последователям двигаться дальше. 

 Предлагаем вашему вниманию интервью с Владимиром Константиновичем “РЕАЛу”, в котором он рассказал о себе – от детства до перипетий, с которыми ему пришлось сталкиваться на различных должностях. Например, о том, как он хитростью выбил у президента Кучмы деньги на ремонт моста в Виннице…

Пусть земля ему будет пухом.

БЫВШИЙ МЭР ВИННИЦЫ ВЛАДИМИР ВАХОВСКИЙ: “Я ПРЕДЛАГАЛ МОСКВИЧАМ КУПИТЬ НАШИ САХЗАВОДЫ ПО ОДНОЙ ГРИВНЕ...”

Двухлетнее руководство городом Владимиром Ваховским сейчас редко вспоминают. Пожалуй, это единственный мэр Винницы, который не умел пиариться. Его фамилия в прессе появлялась сравнительно редко, а когда Владимиру Константиновичу “стукнуло” 60 лет, то он и вовсе “ушел в тень”, хотя, будучи пенсионером, продолжает работать и возглавляет филиал госпредприятия “Укргосстройэкспертиза”. Опыт и положение позволяет ему достаточно откровенно говорить о событиях, которые до недавнего времени замалчивались.

“Я в своей жизни ни на одну работу по собственному желанию не устраивался”

- Владимир Константинович, Вам многое в жизни удавалось гораздо легче, чем другим…

- Отчасти и благодаря везению. Родился я в Виннице, после окончания 7 классов поступил в строительный техникум и всю жизнь проработал в строительстве, даже занимая высокие посты. Был чемпионом Украины среди юношей по самбо. Еще до армии моему карьерному росту можно было позавидовать. Начинал с должности слесаря, потом стал мастером, прорабом, старшим инженером на Городокском молокозаводе. Мне тогда даже 3-х комнатную ведомственную квартиру выделило предприятие.

Еще, будучи в армии, я восстановился в институте. Потом устроился в “Подольскремтрест”, где прошел путь от старшего инженера до начальника производственного отдела. Трест очень большой, я курировал весь западный регион. Собирался ехать работать по контракту в Ирак. Получил все разрешения, но пошел сниматься с учета в горкоме партии, а там меня не отпустили. В горкоме решили назначить меня заведующим отделом строительства. Причем, лично меня никто не спрашивал. Тогда были такие времена, дисциплина. Отказываться нельзя было. Но я потом не пожалел, работа оказалась очень интересной, это ведь были времена тотальной стройки. При мне вместо пятиэтажных панельных домов начали возводить девятиэтажные, реконструировали завод ЖБК, проложили водопровод на Вишенку, построили городской стадион. Но меня тянуло на производство. Попросился управляющим трестом “Винницажилстрой”. Трест занимался строительством жилья, соцкультбыта. В то время никто никогда на оценку “отлично” не сдавал объекты. Нам удалось. Мы за 8 месяцев построили школу на Малых Хуторах, полностью со всей инфраструктурой, автономным отоплением и сдали ее на оценку “отлично”. Потом меня перевели…

Собственно, я в своей жизни ни на одну работу по собственному желанию не устраивался, меня переводили или направляли. Бросали на проблемные должности и предприятия.

Так я оказался и в “Облремстройтресте”. Этот трест выполнял ремонтные работы по всему соцкультбыту, включая школы, дороги. Тогда там сняли управляющего, заместителя. Я упирался, но был вынужден согласиться. Я проработал в тресте 6 лет, уже через год он стал лучшим в отрасли. К примеру, киноконцертный зал “Радуга” - это наша работа. Зал получился лучшим в Союзе, в Юрмале похожий, но уступает по архитектуре и количеству мест винницкому. Правда, я за него получил выговор от министра. На строительство использовались деньги из фонда капитального ремонта. Понятно, что это не моя инициатива, все делалось под четким руководством партии. Но выговор, единственный в жизни, дали мне…

- Ушли из треста тоже не по собственному желанию?

- У нас в городе есть Винницкий государственный проектный институт. Между прочим, в свое время это было самое режимное предприятие в области. Таких институтов на страну было только четыре. Преимущественно они работали на оборонку, а местные заказы выполняли попутно. Там возник кадровый кризис. Москва прислала на согласование на должность директора профессора из Новосибирска, но наш обком партии был против. В Виннице стали искать свои кадры. Секретарь обкома сказал: надо. Это единственное место, на которое я согласился без сопротивления. Мою кандидатуру утвердили в Министерстве. В институте проработал 8 лет, и он тоже из худшего очень быстро превратился в лучший. Работа была интересной, но с распадом Союза мы все были уверены, что порядок останется. По крайней мере, в оборонной промышленности. Да и потенциал у института был очень мощный. Ведь в любой стране оборонка нужна и находится на самом высоком счету.

Какое-то время после распада Союза работа, действительно, еще была, но я понимал, что нужно адаптироваться к новым течениям. В Киеве уверяли, что нас изменения не коснуться. Когда к нам в институт в 1993 году приехал премьер-министр Виталий Масол, я попросил его честно сказать о перспективах. Он сказал… Тогда я решил всем коллективом взять институт в аренду. Такое понятие, как аренда тогда только зарождалось. Наш институт по двум положениям нельзя было брать в аренду. Я смог добиться, чтобы в качестве эксперимента, нам разрешили. Потом через полгода тоже в качестве эксперимента мы приватизировали институт. В принципе, это и спасло учреждение. Все остальные подобные институты “умерли”.

“Я напугал Кучму винницким мостом”

- Так Вы отец винницкой приватизации?..

- Я действительно, к тому времени изучил тему приватизации досконально, что и сыграло со мной “злую шутку” - поручили возглавить это ведомство. Дело в том, что сначала было два фонда – коммунального и государственного имущества. Их решили объединить. Губернатором тогда был Мельник, он меня вызвал и сказал, что я буду руководить местным отделением Фонда госимущества, поскольку смог обойти законы и так нагло добиться приватизации режимного предприятия. В то время у нас еще силен был менталитет дисциплины. Если надо, то надо… Там я отработал два года, после чего в 1996 году пригласили на должность заместителя главы облгосадминистрации по вопросам промышленности, строительства.

- И решили пойти в мэры?

- Тогда, как сегодня в Верховной Раде, много было амбициозных, грамотных людей, но дрязги раздирали город. Постоянные конфликты между областной и городской властью мешали развиваться Виннице. Когда должность городского главы оказалась вакантной, руководство области стало подбирать кандидатуру того, кто бы смог быть избранным винничанами. Дмитрий Владимирович Дворкис обладал магическим популизмом, завести народ у него получалось великолепно. В облгосадминистрации считали, что этого мало, перебирали разные кандидатуры и остановились на моей.

Честно говоря, я не хотел. У меня уже имелись очень интересные наработки по развитию области, да и возраст не молодой. Но опять же… это был не мой выбор.

В облгосадминистрации понимали, что нужно сменить местную элиту, а меня знает весь сектор экономики, все коммунальные предприятия.

Помню, тогда было 33 кандидата в мэры. Половину всех голосов винничане отдали за меня. На всех избирательных участках, кроме одного, я набрал большинство голосов. В принципе, работа в горисполкоме не отличалась от того, чем я привык заниматься. Мне как всегда везло. Я бросался на самые сложные участки. Тогда городу катастрофически не хватало денег. При том, что бюджет составлял 100 миллионов гривен, задолженность по зарплате коммунальных служб достигала 105 миллионов. Некоторым работникам задолжали за восемь месяцев. По городу текли реки воды, люди торговали на всех центральных улицах. Из 17 тысяч фонарей светило только 2,5 тысячи. Когда я уходил с поста, 80% фонарей работало. Бюджетных денег на освещение не тратил, собирал руководителей предприятий и поручал осветить конкретные улицы. За время пока возглавлял горсовет, было убрано 230 стихийных свалок мусора, ликвидирована задолженность по зарплате.

А вспомните подземный переход на “Урожае”. Туда угробили 4 миллиона гривен. С Киева возили железобетонные конструкции, когда наши заводы ЖБК простаивали. Много было брака в работе. Пришлось разбирать, переделывать. Это сегодня каждый кусочек земли можно продать, а тогда бизнесмены не были такими богатыми и расточительными. Я упросил Коробкина, чтобы он бесплатно взял эту яму в аренду на 30 лет себе, но доделал. И мы за год привели площадь в нормальное состояние.

Еще одна проблема - центральный мост нуждался в срочном ремонте. Об этом много тогда кричали, а я без шума и пыли начал его ремонтировать. Ехал с Кучмой через мост и говорю ему: “А знаете, может, обратно этим мостом не поедем, мост-то может рухнуть. Аварийный”. Кучма обещал поддержку. Он так всем обещал. Но я решил воспользоваться его словом. Это было лето 2001 года, госбюджет сформирован, денег нет. И документации на реконструкцию тоже. За выходные я с проектировщиками по-быстрому определил, какие работы нужны и сколько это будет стоить. Вышли на цифру в 7 миллионов. В понедельник составляю титульный список. Пусть не совсем честно, но пишу, что все документы есть. Приезжаю в Госстрой, другие организации. Я знал тех людей, которые должны подписывать и всем говорил, что все бумаги есть. Мне верили, все же знакомые давно, много лет вместе работали, строили по Украине разные объекты. Я восемь раз был в зале Верховной Рады, в ложе, где сидят члены правительства, подписывал документы для выделения денег. В середине декабря нам выделили 400 тысяч, а к тому времени киевский подрядчик выполнил работ уже на 100 тысяч. Всю сумму мы отдали ему. Да, пошел на нарушение, но в следующем году он мне ее отработал. И мост сделали…

- На следующих выборах Вы сняли свою кандидатуру до выборов. Почему?

- Это мое личное решение. Я трезво обдумал его и решил не идти.

- Тогда ходили разговоры, что “вверху” решили, что пойдет Домбровский?

- Возможно и так. Я отказался в пользу человека, который значительно моложе и перспективней меня. Я считаю, что тогда нормальный человек стал во главе города. А я еще полгода проработал в облгосадминистрации, потом возглавил винницкий филиал госпредприятия “Укргосстройэкспертиза”, занимаюсь любимым занятием.

- Когда баллотировались в первый раз, в предвыборном штабе Вам помогал Георгий Гонгадзе. Каково Ваше впечатление о нем?

- Это был очень неординарный человек, несмотря на свои молодые годы. Он все налету схватывал. Сразу улавливал, о чем речь. Ведь не секрет, что многие чиновники годами не могут понять многие вещи, которыми занимаются. А он разбирался. Талантливый журналист, открытый, взрывной, быстрой ориентации...

Но не стоит переоценивать его участие в предвыборной кампании. Честно говоря, мой первый рекламный проспект оказался самым удачным, и предвыборный лозунг я придумал сам. С ним победил на выборах. И с коллективами я встречался. Жора участвовал в фотосъемках, говорил, как галстук завязывать.

- Тогда говорили, что Гонгадзе помогал Вам с подачи Кучмы. Потом господа Мороз и Мельниченко начали подавать Кучму, как виновника убийства Гонгадзе. Что вы думаете по этому поводу?

- Я не в праве комментировать. Но я думаю, что Георгий не та фигура, которую мог опасаться Президент. У него тогда были куда более серьезные противники, поверьте. Я и Кучму достаточно хорошо знал. Он очень умный человек. У него нет напускного высокомерия. Он все нити управления держал в своих руках. И прекрасно понимал, что не будет Жоры, будет “Петя”… Он выше этого. У него были проблемы серьезней. И оппоненты типа Тимошенко, Лазаренко, и друзья, которые метили на его место. А Жора был независимым журналистом, и не метил в президентское кресло.

- Как Вы оцениваете работу нынешнего мэра Владимира Гройсмана?

- Положительно. Не могу сказать, где он недорабатывает, поскольку не знаю финансовых возможностей. Не могу сравнивать с тем временем, когда я был мэром. Сейчас гораздо больше денег в бюджете. А тогда их не было.

“Звоню я в Московскую мэрию и говорю, извините, но наш губернатор в зарубежной командировке”

- Вы говорили о планах на посту заместителя губернатора. Какие из них не удалось реализовать?

- У нас в Турбове есть машиностроительный завод, который раньше имел общесоюзное значение. Он выпускает коммунальную технику. В то время все жили на бартере, денежных расчетов практически не было. Московский автозавод тогда начал выпускать так называемые “бычки” - малотонажные автомобили. Директор Турбовского завода узнал об этом и предложил делать на своих производственных мощностях мусороуборочную технику на базе этих “бычков” для Москвы. Ведь система сбора какова: большой мусоровоз ездит по микрорайонам от контейнера к контейнеру и собирает мусор, при этом разбивает бордюры, дороги. А так можно было бы малыми мусоровозами свозить мусор в одно место в микрорайоне в большой прицеп, а оттуда крупным транспортом везти на полигон. Винница от этого экономила бы до 40% средств на вывозе мусора. Через Бабошина В. А. вышли на руководство ЗИЛа, поехали в Россию. Директор московского автозавода согласился сотрудничать с нашим регионом.

В гостинице за рюмочкой коньяка я предложил работникам посольства полноценное сотрудничество с мэрией Москвы. Сходу набросал четыре проекта. Первый – по ЗИЛу. На нашем Турбовском заводе можно изготавливать для Москвы мусороуборочную технику, используя “зиловские” шасси. Второй – по сахару, ведь Винниччина могла полностью обеспечить потребности Москвы в этом продукте, они его покупали за океаном, а у нас заводы простаивали. Я предлагал москвичам купить наши заводы. Говорил, что продадим по гривне за завод. Только бы они вложили инвестиции в сахарную отрасль. Затем, Москва активно строилась. Им нужен был гранит. А у нас достаточно карьеров.

Утром зашли к послу Украины в России Федорову. Он нас поддержал. На следующий день наша делегация во главе с послом была уже в мэрии. Лужкова, правда, не было, но были его заместители. Я выступил. По “бычкам” москвичи согласились сразу, а по сахару засомневались. Спрашивают, какая вам выгода? Все очень просто. Для нас достаточно, чтобы завод заработал, ведь тогда будет работать ТЭЦ, обогревать поселок, школу, детсад. Более того, я им сказал, что мы еще и льготы дадим, а также гектары земли выделим для посадки свеклы. Только пусть вкладывают деньги. Они были шокированы предложениями. Но все поддержали. Департаменту внешнеэкономических отношений было поручено доработать определенные нюансы. Все было готово к подписанию договоров между Винницкой областью и мэрией Москвы. Ждали только звонка оттуда. Но подписать должны были Лужков и Матвиенко, на то время он был губернатором.

Нам позвонили, назначили день. Я сообщил Матвиенко, а он сказал, что в этот день не может, поскольку у него очень важные дела в Киеве. Наверное, они действительно, были важными, но Вы ведь понимаете уровень переговоров. Звоню я в Москву, говорю, извините, но наш губернатор в зарубежной командировке, назначьте любую другую удобную для вас дату. Пообещали перезвонить. До сих пор звонят. Сорвался мощнейший проект.

 
traffer.biz

adpartner
загрузка...
Загрузка...

Комментарии закрыты.

Video >>

Спасение слоненка, упавшего в колодец

30.12.2015 - 11:28
Ох не легкая это работа – из болота тянуть бегемота. Вытаскивать слоненка из колодца тоже не так уж легко. Но иногда приходится заниматься и этим. ...

Як зберегти зір

16.07.2016
Наталя Малачкова, кандидат медичних наук, ...