Швачко Андрей

«На ставке Гитлера «Вервольф» ученые сумели «просветить» землю и «увидеть», что там находится»

Как и многие украинские города, Винница старается позиционировать себя как один из потенциальных центров туризма, где можно задержаться более чем на один день. Военный историк, путешественник, фотолюбитель и соавтор путеводителя «Ставка Гитлера в Украине, Вервольф» Андрей Швачко отмечает, что в окрестностях областного центра находится масса мест, которые могут быть интересны. При этом он считает, что в сфере туриндустрии можно делать ставку не только на экскурсии в виде шоу. Он иронизирует по поводу существования мифических подземелий в Стрижавке, поэтому видит развитие потенциала в правдивой подаче информации.

 «Преимущественно в 2014-м россияне использовали подкуп сотрудников СБУ…»

— Андрей Владимирович, расскажите, почему увлеклись историей? Причина в романтике, моде или родители приучили?

— По большому счету, благодаря своему отцу Владимиру Семеновичу, который с детства любил читать книги, а когда я появился на свет и начал ходить, возил меня по музеям. Мы изучали интересные места в Киеве и путешествовали по стране. Поэтому у меня не возникает сомнений в том, что любовь к истории и нашей стране привил именно он.

В школе мне очень нравился предмет истории, и учителя у меня были классные. Могу вспомнить хотя бы Людмилу Всеволодовну, у которой требования к ученикам были именно академические. Я никогда не боялся ее уроков и соответствовал ее запросам по уровню знаний. В 1985 году после окончания школы я поступил в Киевский пединститут им. Горького.

Закончил его через 7 лет, успев еще отслужить два года в армии, и получил диплом Киевского пединститута им. Драгоманова, чем очень горжусь. Это был единственный такой выпуск. На следующий год вуз переименовали в университет.

— Это верно, что чуть ли не всех студентов истфака спецслужбы отбирали или вербовали?

— Ко мне не было «подходов» во время учебы. Но когда первокурсниками 1 сентября мы пришли в аудиторию, нам сразу же сказали: «Вы – идеологический отряд партии, будущие сотрудники спецслужб и будущие директора школ».

Может сложиться впечатление, что вот, якобы был «коммунистом», а потом резко стал националистом. Скажу откровенно, что никогда коммунистом не был. Когда проходил службу в погранвойсках КГБ, встал вопрос о вступлении в 1986 году в партию. Я честно сказал, что не хочу состоять в одной партячейке с нашим замполитом. Тогда началась перестройка, а самыми большими «перестройщиками» были замполиты. Поэтому до конца службы у меня была «погремуха» — «Антисоветчик».

Исторический факультет пединститута меня научил думать, анализировать и развил эти качества. После окончания вуза я недолго проработал в школе и мне предложили перейти на службу в СБУ. Это было в 1992 году. Я очень быстро прошел комиссию — способствовали образование и служба в погранвойсках… Там я встретил многих сотоварищей по факультету, которые начинали оперативными работниками и со временем заняли высокие посты – до первого заместителя главы.  

— Чем Вы занимались в Службе Безопасности?

— Прошел путь от оперативного работника до помощника начальника Службы. Уволился в 2008 году. Выслуга лет к тому времени была, а кроме того, у меня хватало сердце каждый раз, когда меняли руководство, и каждому руководителю приходилось рассказывать, как нужно делать определенное направление работы.

Я служил в «чистой» контрразведке, а также последние несколько лет занимался направлением антитеррора и защитой участников судебных производств. В то время, когда я служил, такого, что произошло несколько лет назад, просто нельзя было себе представить.

— Что имеете в виду?

— Аннексию Крыма и войну на Востоке. Произошла подмена сотрудников, которые могли думать и работать. Их вытеснили сотрудники, которые были угодны. Не могу рассказать всего, но скажу лишь, что методы работы спецслужб на протяжении последних 500 лет ни капли не изменились. Я имею в виду разведку и контрразведку.

Хочу добавить лишь то, что в Симферополе при моей службе в «Альфе» было создано отдельное управление, которое должно было заниматься антитеррором. Эти сотрудники – их свыше 100 человек – постоянно повышали свой профессионализм и находились в АР Крым. И у меня по этому поводу громаднейший вопрос – почему эти люди не уничтожили «зеленых человечков»? У них для этого было все – от вооружения до знания местности…

Я могу объяснить это только тем, что, вероятно, людям предложили деньги. Сейчас ведется следствие. На сотрудников, оставшихся на временно аннексированной территории Крыма, открыты уголовные производства по факту «госизмены».

— По Донбассу ситуация была аналогичной?

— На известной видеозаписи все мы потом видели, как сотрудник СБУ в 2014 году проводил под видом боевиков сотрудников спецподразделений ГРУ и ФСБ РФ для захвата Донецкого аэропорта. Материалы сейчас в открытом доступе. Без знания обстановки и местности ничего бы не произошло. Преимущественно россияне использовали подкуп, хотя преподносилось все как проявление мнимых братских славянских «чувств».

— К Вам тогда никто не обращался с «братскими чувствами»?

— Со времени службы в погранвойсках я поддерживал приятельские отношения с теми, кто потом служил в других странах. В начале 2014-м ко мне обращался один человек, который живет в Воронеже, напомнил о себе, признался, что служит в ФСБ, дал свой номер телефона. Это было во время Революции Достоинства, в которой я принимал непосредственное участие. Я ответил, направив его дальше Воронежа. Но тогда не было даже смысла кому-то передавать информацию о такой попытке. Знаю, что ко многим сотрудникам тогда были подобные «подходы». Некоторые «клевали» на «славянское братство».

 «Выделяемые облсоветом на Ставку деньги лучше потратить на создание визуального ряда, как в «Вольфсшлюхт» под Брюсселем»

— Будем откровенны, изучение прошлого не является тем, что приносит серьезные доходы. Это скорее увлечение. Как удавалось совмещать службу с исследовательской работой?

— Когда служил, продолжал заниматься изучением истории периода Второй мировой войны, в частности Киевского укрепрайона. Взяв в кредит машину, по выходным дням мы с товарищами его исследовали и делали снимки к будущим книгам. Кто на рыбалку, пьянку или дачу деньги тратил, а я на свое увлечение.

В 2007 участвовал в серии вышедших на СТБ материалов по военно-исторической тематике. И с тех пор она является частью моей жизни. Помню, оказавшись тогда в Виннице, с удивлением узнал, что в 8 км от центра города – в селе Якушинцах — находилась одна из первых ракетных баз подземного базирования и вход открыт для доступа.     

— Вы проводите ряд экскурсий на Лысогорский форт, Косой капонир, Печерскую крепость и Сталинское метро. Насколько это интересно туристам? Откровенно говоря, создается впечатление, что сейчас больше востребован формат шоу-экскурсий с достаточным развлекательным наполнением…

— Согласен, только части туристов интересна история тех мест, где они проживают, а основной массе нравится шоу, мистика, колдовство и ведьмы. Что интересно, на 99% моих экскурсий по столице приходили не киевляне, а туристы, причем из разных стран. Группы иностранцев везут в Чернобыльскую зону, а кроме того, они хотят посетить Сталинское метро и укрепрайон.

Кстати, недалеко от Винницы находится Летичевский укрепрайон, один из самых больших в Украине – 460 сооружений, но я не встречал туристических предложений туда. В Виннице у меня есть единомышленники, поэтому хочу создать турмаршрут, посвященный именно этим объектам.

— Винничанам Вы известны, как соавтор вместе с бельгийским военным историком Мартином Богартом путеводителя по «Вервольфу», презентованного 5 лет назад. В нем развенчаны несколько мифов. Сейчас на уровне области инициируется очередная экспедиция по изучению наследия Ставки. Хотели бы принять в ней участие?

— Многие термины мы воспринимаем с мистической составляющей. Я имею в виду «наследие Ставки»… С сотрудниками краеведческого музея я знаком очень давно. Мы всегда принимаем участие в военно-исторических реконструкциях. В сентябре будет очередная. Хотя на территории Ставки боев не было. Тогда боролись за переправы, станции, города… И танкосейфа там тоже не было. Ближайший находился в 9 км.

Путеводитель – это наша совместная с Богартом работа, трудились мы в тандеме, как Ильф и Петров или братья Вайнеры. Познакомились с Мартином в 2011-м, когда я проводил экскурсию по Киевскому укрепрайону. Европейским туристам понравилось, как я смог показать железобетон, чтобы стало ясно, зачем и для чего это делалось. Потом Мартин съездил в Винницу и остался разочарованным, поскольку ничего не понял об увиденных глыбах бетона. Тогда он вернулся в Киев и сказал, что дома выяснит детали и позвонит.      

Первое, что он мне рассказал уже будучи в Бельгии, что по Виннице в архивах материалов «нуль». Если по другим ставкам их достаточно, то в этом случае – ничего. Тогда он и предложил совместную работу. Он занимался поиском архивных материалов и работой с источниками на французском, немецком и английском языках, а я отвечал за полевое исследование, изучал остатки фундаментов. Честно признаюсь, что не «шурфил».

Что касается экспедиции, о которой спрашиваете, то меня не приглашали. Ее задача состоит в том, чтобы с помощью георадаров посмотреть, что находится под землей. Можно было бы просто выкопать шурфы.

В свое время нами было передано большое количество фотографий, которые находятся в экспозиции стрижавского филиала областного музея.

— Если информации не было, как ее собирали?

— По крупицам. Между прочим, единственным оригинальным предметом со Ставки является контейнерная коробка для перевозки шифровальной машины. С аукциона ее выкупил Мартин Богарт. Продавец даже не знал ее настоящей ценности и ждал три месяца, пока мы смогли идентифицировать одну надпись на коробке, как оригинальную, нанесенную именно на Ставке.

Богарт нашел на аукционе фото с надписью «бункер под Севастополем» и показал мне. Я посмотрел и удивился, ведь это же стрижавский… Другое фото мы идентифицировали датированным 16 июля 1942 года с надписью «Винница». Оно хоть и несколько смазанное, но на нем Гитлер с водителем и несколько лиц из окружения. Если бы прежний владелец знал, что изображен Гитлер, то цена была бы в десятки раз выше.

Я понимаю, как сделать экспозицию Ставки, чтобы она была визуальна. Такой опыт у меня есть. Я сотрудничал с музеем Вооруженных сил Украины. Я был консультантом в качестве историка и правоведа при восстановлении Михайловской батареи в Севастополе. Был сделан шикарный музей, когда-то он вернется в лоно Украины.

Поэтому выделяемые областным советом средства, мне кажется, стоит лучше потратить на создание визуального ряда. Не стану рассказывать всего, поясню лишь, что за основу можно было бы взять музей на ставке «Вольфсшлюхт» в Брюи де Пеш под Брюсселем. Там воссозданы два домика. Поскольку консультантом был партизан бельгийского Сопротивления, то одно из строений отведено экспозиции ставки, как историческому объекту, а второе – партизанскому движению в стране.    

 «Аппаратура смогла «просветить» землю на глубину до 2,5 метра, где нашла обломки железобетона. Ниже – гранитный пласт. Ученые признались, что ничего не «видят»

— За прошедшее со времени публикации книги время не хотелось что-то изменить? Может, этот труд нуждается в доработке?

— Когда выходил путеводитель и короткая реферативная справка, уже были детали, которыми можно расширить работу. Переиздать – не проблема. Нужны средства. Изучение продолжается по сегодняшний день. В январе этого года я узнал об участии офицеров ставки в событиях Холокоста – они лично принимали участие в расстреле коммунистов и евреев зимой 1942 года в Стрижавке. Уже известно количество расстрелянных. Мы уже выяснили все, что происходило в последние дни на ставке. «Легенды» о том, что ставка была захвачена, там ковры лежали, а потом ее «вернули», не соответствует истине. Никакого контрнаступления немцев не было. В марте 1944-го оттуда все вывезли, а объекты разрушили. Все.

Там было 83 домика, в том числе три железобетонных. Только наземных. Под землей находилась канализация, часть телефонной и электрической проводки. Небольшие исследования в январе этого года проводил Институт геологии НУ им. Шевченко. Это профессионалы с большим опытом. Их методики и специалисты задействованы при археологических раскопках в Каменце-Подольском и других местах.

Дело в том, что одна из телестудий снимала фильм об «Аненербе». Меня пригласили, и я объяснил, что эта организация не занималась мистикой, а раскапывала артефакты в местах, связанных с древней готской культурой. После нашей беседы журналисты договорились с учеными об исследовании территории «Вервольфа». В отличие от областного музея, меня пригласили участвовать в исследованиях, которые проводились на ставке Гиммлера «Хегевальд» под Житомиром и ставке Гитлера вблизи Винницы.    

— Что они нашли?

— Аппаратура смогла «просветить» землю на глубину до 2,5 метра, где нашла обломки железобетона. Ниже – гранитный пласт. Ученые признались, что ничего не «видят». Готовится совместная работа с институтом, в которой будут показаны результаты сканирования и фотографии. Материал представят на международной конференции в октябре 2018 года. Меня всегда приглашают. Это мероприятие собирает очень авторитетных специалистов в разных отраслях.

Выступая там, ты оказываешься, будто на допросе у следователя. Спрашивают обо всех деталях и все подвергают сомнению. Но приятно работать, ведь все настроены на результат. И ученые с иронией относятся к любителям «мифических» находок, включая группу «Гермес».     

— Нашедшую «подземелья» на территории «Вервольфа»?

— Уточню. В 1989 году экспедиция под руководством Леонида Бобровникова использовала якобы георадары и заявила, что нашла пустоты. Сотрудники Института геологии уверяют, что 30 лет назад пользовались техникой, которая на несколько порядков слабее нынешней. Более поздние заявления Бобровникова тоже основываются на словах неких неизвестных свидетелей. Не знаю, насколько этому можно верить. Я больше полагаюсь на документы и результаты серьезных исследований.  

— По поводу мифов. Якобы в Виннице и Коростене Житомирской области есть два объекта, сооруженные в сталинские времена с названием «Скала». Так специально было задумано?

— Вы имеете в виду «бункер Ворошилова» на территории военно-медицинского центра, что на Свердловском массиве. Поверьте, в 1930-е не давали столь громких названий секретным объектам. Я изучал бункер в Киеве, оборудованный на глубине 40 метров. Так по документам его назвали «Санстрой». Громкие названия придумали в наше время.   

— Вы собираетесь проводить экскурсии по тематике Второй мировой войны в Виннице и окрестностях. Чем заинтересуете потенциальных туристов?

— Правдивой историей. Люди, которые здесь проживают, не знакомы с этим. Кроме того, могу предложить уникальные фотоматериалы и показать, где что находилось непосредственно на местности. Готов рассказать о происхождении и назначении того железобетона, который там еще остался. Строителям легче будет объяснить. Они сразу все поймут.

— Чем увлекаетесь помимо истории, экскурсий и военной тематики?

— Люблю автовождение, путешествовать и фотографировать, а еще красивых девчат. Моя работа и путешествия совпадают. Объездил всю Украину. Ближнее «западное» зарубежье стало более доступно, поэтому в планах расширение географии. Как специалисту в фортификациях мне будет очень интересно изучать такие объекты в Западной Европе. Думаю, это даже поможет обогатить свои знания для того, чтобы проводить «научно-популярные» экскурсии в Украине. Важно, чтобы любому человеку, начиная с 10-летнего возраста до очень преклонного возраста, было интересно и познавательно.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ              


 
adsteroid

Video >>

Надежда Савченко сразила своим новым внешним видом: видео

12.03.2017 - 23:52
Накрасила губы, уложила прическу и облачилась в ярко-зеленое Нардеп Надежда Савченко старается постоянно быть в фокусе внимания и поддерживать интерес СМИ к своей персоне. И не всегда для этого нужно ...