Правозащитники из Винницы: «Нам угрожают расправой»

Чтобы не позволить супругу продать в Россию двух своих маленьких детей, 23-летней  винничанке пришлось на себе ощутить, что не во всей Украине одинаково действуют законы и сделать практически невозможное.

История «освобождения» малышей из табора напоминает голливудский блокбастер.

В нем нашлось место погоне и блокированию сопровождаемого правоохранителями автомобиля... Судя по всему, «экшн» еще не завершился. Дома на Винничине женщина обречена постоянно скрываться, поскольку ее муж, находясь в Москве, продолжает всем угрожать расправой, как только вернется в родные края.  

 Наложница в таборе

Валентина (имя изменено, – прим. авт.) вместе с шестью братьями и сестрами выросла в небольшом селе вблизи Шпикова Тульчинского района. В 16-летнем возрасте она познакомилась со взрослым мужчиной ромской национальности. Виктор (имя тоже изменено, - прим. авт.) сумел очаровать юную подолянку, причем настолько, что Валя согласилась уехать с ним на Закарпатье. В селе Вариево Береговского района компактно проживает много цыган. У них свои правила, обычаи, нравы. Валентине удалось как-то адаптироваться, а вскоре – в 2007 году - у нее родился сын, через год – дочь. Поскольку родители на то время официально не состояли в браке, дети были записаны на фамилию матери, более того зарегистрированы в домовой книге в селе на Винничине, где проживает их бабушка. Как мать-одиночка, Валентина в течение многих лет получала помощь от государства.

Правда, дорога домой женщине была закрыта. За территорию табора, а по сути, Береговского района, она выбраться не могла. Супруг не пускал. Периодически Виктор уезжал в Москву, где на него работает строительная бригада. Пока он отлучался из села, документы Вали передавал родне. Поскольку табор контролирует всю округу, даже в это время убегать женщине смысла не было.

Более того, как рассказывают правозащитники из организации «А-Веста», винничанке регулярно приходилось выносить побои. «Когда Виктор выпивал, он не особо церемонился, распуская руки. Несколько раз Валентина даже заявляла об этом в местный райотдел милиции, но безрезультатно. Да женщина и сама не раз видела, с каким неподдельным уважением местные правоохранители относятся к цыганской элите. Дело в том, что сестра Виктора замужем за береговским «бароном», что возвышало его социальный статус в глазах милиции, даже несмотря на судимость за убийство. Хотя, вероятно, имелись и другие аргументы, которые делали правоохранителей максимально лояльными к любым выходкам представителей ромской национальности. Ситуация несколько изменилась в ноябре 2012-го. Избив Валентину в очередной раз, Виктор порвал ее паспорт и свидетельства о рождении детей, а затем настоял на официальном браке. Вскоре местные власти выдали семье новые документы, где дети уже были записаны на фамилию отца. Затем весной нынешнего года Виктор вновь уехал в Москву, а в июне «вызвал» жену. О ее желании никто, понятное дело, не спрашивал. Валентину сопровождали родные супруга, и передали, как говорится, из рук в руки», - рассказывает руководитель винницкой общественной организации «А-Веста» Лариса Полулях. В российской столице дальше съемной квартиры женщина никуда выйти не могла. Паспорт хранился у мужа, а для нее была уготована участь повара, уборщицы и прачки в одном лице для всей строительной бригады.

В конце сентября супруги вернулись на Закарпатье. Не заходя домой, Виктор отвел Валентину к нотариусу, чтобы тот выдал доверенность, позволяющую вывезти детей из Украины. «Стоит отдать должное первому нотариусу, - продолжает Л. Полулях. - Он отказался удостоверить документ, посчитав, что женщина соглашается его подписывать не по своей воле. Чтобы Валя была сговорчивей, муж снова избил ее и грозился убить. Фактически запуганной женщине ничего не оставалось, как согласиться на все. Второй нотариус, не вникая в семейные неурядицы, сразу же оформил доверенность. После этого жена Виктору уже была не нужна, он купил ей билет до Винницы, разрешил вечером поиграть с детьми, а утром отправил Валю к матери. Мол, сама же просилась навестить родные края. Вероятно, он посчитал, что она погостит и вернется к детям и своему рабскому положению…»

Спасение утопающих в руках самих утопающих

Как рассказывают правозащитники, слабым звеном далеко идущих планов Виктора оказался алкоголь. Еще дома у мужа Валентина случайно прочитала sms-ку в его мобильнике: «Я ее сильно избил. Она все подписала. Я сделаю с нее алкашку. Она здесь одна, родственники все пойдут за мной. Я приеду с детьми. Деньги сразу на месте». Виктор был пьяным, поэтому Валя смогла сфотографировать сообщение, отправленное им абоненту с российским номером. Текст шокировал женщину, и она решила сначала выбраться из табора, а затем вернуться туда, но не одна.

Вернувшись на Винничину, молодая женщина рассказал обо всем матери. И они попытались вдвоем освободить детей из «плена». Прежде всего, Валентина сообщила в Тульчинский райотдел милиции факты, которые указывают на то, что муж собирается незаконно вывезти детей в РФ. Уголовное производство по подозрению в торговле людьми правоохранители открыли, связались с коллегами из Берегово и посоветовали женщине съездить на Закарпатье, где местная милиция якобы обещала содействие.

Первую попытку «освобождения» можно условно датировать 23 октября. Детей родной матери и бабушке не отдали. Хотя Валентина передала милиции фотографию с текстом sms-ки, местные правоохранители продолжали «искренне» сомневаться в ее словах. «Для приличия» с представителем опекунского совета при райгосадминистрации даже съездили в табор…

  Местные власти заняли очень интересную позицию. «Во-первых, опекунский совет скоропостижно вынес решение, что 23-летняя Валентина из неблагополучной семьи, поэтому передавать ей родных детей не следует. Правда, чем руководствовались чиновники, принимая такой вердикт, не ясно. Какую семью они имели в виду? Ее с Виктором или семью, в которой она воспитывалась. Да, Валя росла в многодетной семье матери-героини, которая награждена государственными наградами. И неблагополучной никогда в Тульчинском районе не значилась. К тому же для совершеннолетней матери двоих детей это не имеет никакого значения. А во-вторых, местная милиция сообщила, что без решения суда у отца детей не заберет и матери не отдаст. Похоже, правоохранители перепутали нормы Семейного кодекса, в котором четко указано о приоритетном праве матери заботиться о детишках, если это право не оспорено судом», - продолжает Л. Полулях.  

 В итоге женщины вернулись из Берегово ни с чем. Спустя неделю они отправились снова, но на сей раз не одни, а с винницкими и закарпатскими правозащитниками, которых так просто не «отошьешь»…  «В Берегово мы были 1 ноября. В сопровождении милиции Валентина отправилась в дом к местному барону, где смогла увидеть своих детей. Оказывается, их всегда в таких случаях отводили в роскошный особняк, а потом возвращали в скромненькую хату Виктора. Детей не отдали, и меня к ним не пустили. И мальчик, и девочка кричали, что не хотят уходить с мамой. Тогда мне казалось это странным. Тем не менее, для тамошних органов правопорядка это стало решающим фактором, чтобы ничего не делать. К тому же милиционеры меня убеждали, что отец находится в Украине, завтра зайдет в райотдел, хотя в тот же день он уже мне угрожал, звоня с российского номера», - делится впечатлениями представитель правозащитной организации «А-Веста» из Шпикова Наталья Покиньчереда.

Голливудский экшн в украинских реалиях

На следующий день, хоть и с проблемами, но женщинам удалось добиться аудиенции у начальника местного райотдела милиции. «Я смогла его убедить в том, что удержание детей против воли матери незаконно. Но казусы продолжались. Поясню, в чем. Начальник распорядился дать нам в сопровождение семерых милиционеров, ехать же согласились только трое! Остальных пришлось заставлять уговорами», - уточняет Наташа.

  Параллельно с этим другие правозащитники провели колоссальную работу на «своем» фронте. Поскольку каждый табор – это некое относительно закрытое сообщество со своими законами, в решении спорных вопросов не обойтись без дипломатии. Глава Мукачевского правозащитного центра Наталья Козырь смогла найти посредника и помощника в переговорах с береговским табором. «Мне не пришлось уговаривать мукачевского барона. Мы уже долгое время работаем с Александром, и когда я позвонила к нему в 23 вечера и рассказала о случившемся, то он сразу же созвонился с береговским и вариевским баронами, узнал о реальной ситуации на данный момент. Потом мы просто договорились, во сколько утром выезжаем…», - рассказывает Наталья. 

 Александр сам сел за руль и отправился в табор под Берегово. Поэтому, в принципе, детей освобождали кортежем. В машине барона ехали правозащитники с матерью малышей, а береговская милиция их лишь сопровождала.

Эту операцию правозащитники спланировали с максимальной секретностью, визит в табор должен был стать для его жителей неожиданностью. По большому счету этот план почти удался. Мукачевского барона, винничан и правоохранителей, а также закарпатского журналиста родственники Виктора не ждали. Наверное, по этой причине, «освобождение» прошло относительно безболезненно. Поговорили, объяснили, убедили, забрали… Быстро и тихо.

«Тогда я впервые увидела деток. Лицо девочки было покрыто маленькими гематомами. Ее били. Родные Виктора пытались уверять, что это от диатеза. Да я сама мать и знаю, как проявляется диатез. Кроме того, девочка призналась, что папа пугал ее. Говорил, что мама отдаст ее в интернат, поэтому нужно оставаться в таборе. Но нам удалось  решить вопрос и выехать из табора», - продолжает Н. Покиньчереда.

Когда дети оказались с мамой, оставалось лишь покинуть Береговской район. На его «границе» уже ждала мукачевская милиция, которая была готова всячески содействовать правозащитникам. Но ни авто цыганского барона из соседнего райцентра, ни милицейская машина неприкосновенностью на этой территории не пользуются. На подъезде к Берегово «кортежу» с детьми и представителями правоохранительных органов перекрыла дорогу иномарка. Рядом остановились другие авто.

«Береговские цыгане как-то узнали, что мы забрали детей - от кого, остается загадкой, – и организовали погоню. Один из родственников Виктора подошел к левой двери, и когда барон Александр приоткрыл окно, нагло пытался вытащить детей из салона. «Оппонентов» было много, около тридцати человек. Они вырывали дверь, добивались, чтобы мы ехали разбираться в Береговский райотдел милиции. По сути, наше авто взяли в осаду. А что милиция из машины сопровождения? Ничего! Я была поражена тамошними порядками. В Берегово правоохранители пляшут перед цыганами. Если ром повысит голос, то у местного милиционера лампасы на штанах и звездочки на погонах трясутся», - вспоминает события того ноябрьского дня правозащитник из Шпикова, которая впервые оказалась в подобной, близкой к боевой, ситуации.

В это время буквально красными были телефоны у многих милицейских начальников. Лариса Полулях рассказывает, что звонила на горячую линию МВД, сообщала о внештатной ситуации, и во все прочие инстанции. «В итоге «разрулить» конфликт помогли конструктивные переговоры, - уточняет Наталья Козырь. - Мы вышли из машины и начали общаться с родственниками, объясняя им, что по закону они не имеют права удерживать у себя детей. Это было долго и очень сложно. Поэтому нам пришлось звонить начальнику мукачевской милиции Василию Швенде и просить, чтобы они нас забрали на территории, где заканчивается Берегово и начинается Мукачево, поскольку береговская милиция отказалась сопровождать нас дальше. Хотя изначально им была дана команда довести детей до Мукачево. После чего мы просто сели в машину и поехали из Берегово, несмотря на крики и угрозы со стороны родственников». На свой страх и риск авто с детьми отправилось дальше, и до Мукачевского района добрались без «приключений».

В Мукачево Наталья Покиньчереда вместе с Валей и детьми села в поезд до Львова. Оттуда добраться до Винницы по железной дороге женщины не могли, не было билетов, поэтому пришлось садиться на «киевский» автобус, а в Нетешине пересаживаться на другой. «На всем пути следования мы знали, что в случае возникновения нештатной ситуации им помогут. Предупреждены были и местные правозащитники, и милиция, а на львовском вокзале их охраняли, поскольку после береговских событий все могло произойти. Хорошо, что больше такого не было», - уточняет Лариса Полулях.

Обречена прятаться

  «Вы думаете, на этом все закончилось? Ошибаетесь. Все только начинается или продолжается. Угрожают не только Вале. Эти люди уже знают мой домашний адрес, Виктор звонит мне из России и угрожает, что как только вернется, «разберется» со мной», - заверяет Наталья Покиньчереда. В течение нескольких дней после возвращения в Шпиков правозащитница смогла устроить Валю на официальную работу, а ее детей в детсад. Теперь, по ее словам, остается уладить некие юридические формальности. Вале нужно подать заявление в суд, чтобы официально оформить развод...  

 По словам Наташи, она продолжает прятать свою подопечную. «Она и сейчас не в безопасности. Я лично просила тульчинскую милицию в случае чрезвычайной ситуации приехать на вызов не через 6 часов, а гораздо быстрей. Хочу верить, что меня услышали и серьезно отнесутся к моим словам. Не исключено, что в любой момент «передовая» может перенестись в Шпиков», - опасается правозащитница.

  Откровенно говоря, может создаться впечатление, что в этой истории есть некоторые недосказанные моменты. Пожалуй, основной из них вот в чем. Зачем отцу продавать собственных детей?.. На подобный шаг родителей может подтолкнуть разве что крайняя нужда. Если у Виктора столь влиятельная родня, материальные проблемы для него не должны быть актуальными. Поскольку Наталья Покиньчереда хорошо изучила семейные перипетии Вали, то на этот вопрос она ответила довольно непредсказуемо. «По моей информации, Виктор – большой любитель не только спиртного, но и азартных игр. Вероятно, кому-то проиграл детей, и собирался отдать их в попрошайки. Иного объяснения у меня нет», - подчеркнула правозащитник.   

 «Меня другое интересует. Кто сможет объяснить, почему некоторые наши милиционеры, которые живут на средства налогоплательщиков, стараются переложить свои непосредственные обязанности на женские плечи?.. Мы поставили в известность о высокой вероятности продажи детей за границу все службы, милицию двух областей. Об этом знали опекунские и социальные службы Закарпатья. Кто-то помог, а кто-то «наблюдал из-за угла». В итоге, признаюсь, сработало «телефонное право» - звонок парламентарию. Так не должно быть… Мы последние 7 лет занимаемся «историями», связанными с нарушением прав детей. Как правило, они не публичные. В данном случае молодая мама с детьми нуждается и в защите, и в материальной помощи. У деток сегодня нет элементарного – теплой одежды. Готовы принять помощь от всех», - подытоживает Лариса Полулях. Она не теряет надежды, что худшее позади, и на Винничине отец детей не будет беспредельничать, а прятать детей Вале не доведется вечно.  

 
traffer.biz

Загрузка...
   
RedTram обменный
Loading...
megatraf.biz

Комментарии закрыты.

Video >>

Дельфинарий в Хмельнике

22.07.2015 - 15:17
Дельфинов в Хмельнике полюбили не только бойцы АТО, проходящие реабилитацию после ранений, но и многие больные, в том числе и инвалиды детства с Винничины. ...

Гимн Украины, — рок-версия

29.11.2015
Предлагаем послушать рок-версию Гимна Украины, ...