ГОЛОВАТЫЙ ВЛАДИМИР

“МЭР” ВИННИЦЫ, ПРИ КОТОРОМ СТРОИЛИ “ВИШЕНКУ”, ВЛАДИМИР ГОЛОВАТЫЙ: “ПЕРВЫЕ ТРОЛЛЕЙБУСЫ В ГОРОДЕ ПОЯВИЛИСЬ СЛУЧАЙНО. НА СВОЙ СТРАХ И РИСК НАЧИНАЛИ СТРОИТЬ И ЗДАНИЕ ГОРИСПОЛКОМА, “РАДУГУ” В ПАРКЕ, ДВОРЕЦ ПИОНЕРОВ…”

Владимир Федорович рассказал «РЕАЛу», как из прокуратуры попал в горисполком, а позже стал самым молодым по тем временам «мэром» в Украине, о том, что микрорайон «Вишенка» чуть было не назвали «Черемушками», о том, как «заводили» в город крупные предприятия и по-хитрому решали вопрос с детсадами, о том, что подписал столько ордеров на получение винничанами квартир, что если бы за каждый брал по 10 копеек, то был бы миллионером, а также о своих увлечениях хореографией и киносъемкой

Нынешнее время многие винничане старшего поколения сравнивают с концом 1960-х – началом 1970-х, когда город начал бурно развиваться. Вширь и ввысь. Создавался промышленный потенциал, инфраструктура, массово строились жилые дома. После роста города в начале ХХ-го столетия именно тот период можно назвать ренессансом Винницы. В январе 80-летний юбилей отметил один из «рулевых» той эпохи возрождения Владимир Головатый. Около 11 лет он отдал работе в горсовете, пять из которых возглавлял этот орган. Фактически был мэром Винницы. И сталкивался практически с такими же  преградами, которые доводится преодолевать нынешним властям. 

«Добиваясь «разрешения» на районное деление Винницы, приходилось каждый раз доказывать, что «нас уже почти 350 тысяч» и мы достойны»

- Владимир Федорович, с Винницей судьба Вас свела случайно?

- Случайности в нашей жизни относительны. Скорее, это закономерности. Родился я в селе Озаринцы Могилев-Подольского района Винницкой области, в семье потомственных учителей. Школу заканчивал в райцентре. И в том же 1950 году без какого-либо блата и денег паренек из провинциального городка поступил в Киевский университет на юридический факультет.

- Почему не захотели пойти по стопам родителей?

- Может быть, это и наивно звучит, но в силу характера и воспитания у меня с детства была тяга к справедливости. Ровесники знали, что ко мне можно обратиться, и я объективно рассужу любой конфликт. Наверное, поэтому хотелось профессионально заниматься защитой обиженных, стоять на страже законности. Я и теперь не жалею, что выбрал эту стезю. Я добросовестно учился, получил в школе серебряную медаль и отправил по почте в университет документы. Через три недели получил письмо, в котором меня поздравили с зачислением в вуз. Сейчас такое кажется фантастикой. Знаете, у нас на курсе было 175 студентов, и практически все поступили без связей. Конечно, и тогда среди нас учились дети относительно высокопоставленных чиновников. Скажем, сын председателя Совмина Украины. Могу допустить, что в их поступлении некую роль сыграла должность родителей. 

- Сейчас о поведении «мажоров» приходится регулярно слышать… А иногда и воочию видеть, как беспредельничают. В 1950-е годах в их отношении к сокурсникам тоже ощущалась надменность?

- Я бы сказал, эпизодически. Но это не воспринималось большей частью студентов. К примеру, однажды вышеупомянутый сын председателя Совмина приехал в университет на «ЗИСе» своего папы. Реакция со стороны сокурсников была таковой, что больше он этого не повторял. Между прочим, он хоть и учился спустя рукава (когда посещал лекции, для преподавателей это было праздником), но в конечном итоге стал неплохим юристом.     

- После окончания университета решили вернуться на Родину?

- В те времена, если помните, не выпускник выбирал место работы, а комиссия. Даже если у тебя красный диплом… На Отечество следовало отработать пять лет. Желание, по крайней мере, таких, как я, не учитывалось. Не стану лукавить, мне очень хотелось остаться в Киеве, привык к городу, там появилось много друзей, знакомых. Правда, при распределении формально принцип демократии соблюдался, и моим мнением интересовались.

Понимая, что не оставят в Киеве, я подумал и выбрал Молдавию. Почему? Во-первых, рядом с Могилевом-Подольским, а во-вторых, там солнечно и выращивают виноград. Но меня направили в Винницкую область. Домой. Честно говоря, это было шоком. Попал я в прокуратуру. Начинал на должности помощника прокурора Винницы. Проработал шесть лет, а потом вынужден был уйти. В то время за подбор кадров в советских органах отвечал второй секретарь горкома партии Генрих Адамович Лютворт. Именно он и настоял на моем переходе в 1961 году на должность секретаря исполкома горсовета.

Откровенно говоря, коллеги уговаривали остаться в прокуратуре, поясняли, что есть все возможности для карьерного роста, да я и сам не горел желанием менять место работы. Мне нравилась работа в прокуратуре. Успел освоиться, все узнать, но оставался нерешенным квартирный вопрос. Жилье мне в прокуратуре не светило, а исполком обещал. Для молодого человека, который хочет создать семью, такая приманка была более чем весомой. Зарплата была скромной, поэтому приходилось подрабатывать. Преподавал в институте, вел курсы. Образование позволяло.

Через три года меня избрали заместителем председателя горсовета. Курировал я гуманитарные вопросы – здравоохранение, образование, культуру и прочее. А в 1968 году партия приняла решение выдвинуть мою кандидатуру дальше, и меня избрали председателем горсовета. Если не ошибаюсь, то тогда я был самым молодым в Украине руководителем такого уровня. Всего же я отдал горсовету 11 лет своей жизни.

- Откровенно говоря, 1960-е годы смело можно назвать временем расцвета Винницы, бурного строительства, увеличения и вширь, и ввысь. До этого в городе практически не было промышленности, а строились люди преимущественно самостоятельно. А потом вдруг областной центр стал стремительно развиваться. Или не вдруг? Как считаете, с чем это связано?

- У государства была потребность в наращивании промышленного потенциала, а традиционные центры, типа Харькова, Днепропетровска, Кривого Рога, Донецка, были «заполнены» заводами до отказа. Рабочих рук не хватало. Поэтому ориентиры сместились к городам, где имелся резерв человеческих ресурсов. Сельская молодежь всегда тянулась в город, а с бурным развитием Винницы найти работу здесь становилось гораздо проще.

На волне индустриализации в Виннице стали строить предприятия союзного значения, очень важные для нас. Это и «Терминал», и шарикоподшипниковый, радиоламповый заводы,  «Маяк». Городские власти в свою очередь всячески поощряли приток населения. Рост численности был основанием для того, чтобы поделить город на районы. Тогда считалось, что районирование создаст дополнительные удобства для людей. Мы сможем уйти от централизации, а обслуживать винничан гораздо удобней по месту жительства - в райисполкомах. Не только я, но и другие мои коллеги постоянно штурмовали киевское руководство, добиваясь «разрешения» на районное деление Винницы. Приходилось каждый раз доказывать, что «нас уже почти 350 тысяч», и мы достойны… А параллельно мы изучали опыт Черновцов, где к тому времени уже существовало два района. В итоге только в апреле 1972 года мы добились своего… 

 «Первые троллейбусы в Виннице появились случайно. Госплан реорганизовывали, в коридоре я встретил земляка, и он предложил «под шумок» помочь»

- Далеко не все областные центры тогда решались на окраине возводить крупные жилые массивы. Почему винницкие власти пошли на этот шаг?

- У меня душа болела, когда в 1990-х годах из города исчезли подъемные краны, а те, которые остались, стояли с опущенными «хоботами». Сейчас строительная индустрия несколько восстановлена, хотя по большей части возводятся объекты коммерческого назначения. А тогда мы действительно строили жилье массово. Как появилась идея создания «Вишенки»? Необходимо было выбрать места для строительства десятков домов. В центральных микрорайонах это было затруднительно. Пришлось бы одновременно сносить сотни домов, а их жильцам давать квартиры. Мы прекрасно понимали, что застройка центра приведет к различного рода проблемам и станет тормозить возведение жилья. Поэтому и приняли решение застраивать юго-западную окраину, где раньше были поля и огороды.

Между прочим, сегодняшний самый населенный микрорайон назван в честь речки Вишенки. Тогда некоторые чиновники высказывали предложения – использовать плагиат. Предлагали назвать «Юго-западом», «Черемушками». Как в Москве. А Генрих Лютворт взял на себя ответственность и сказал: «Зачем заимствовать чужое, когда есть такое прекрасное название…». Кстати, и усадьба Пирогова получила свое название от этой речушки. Так что этот водоем – первоисточник. Отлично помню, как заселяли первый дом на углу 600-летия и Хмельницкого шоссе. Это было праздником для винничан, по масштабам соизмеримый разве что с запуском человека в космос.

- Это правда, что в 1970-е из «Вишенки» хотели создать город-спутник? Такая практика существовала в те времена в России, по крайней мере…

- Микрорайон создавался как максимально автономный. Люди могли годами не покидать Вишенку, там были и заводы, и магазины, и больница, то есть абсолютно вся инфраструктура. Была идея выделить его из состава Ленинского в самостоятельный Вишенский район. Но город не пошел на лишние затраты, ведь новый статус предусматривал расширение штатов и фонда зарплаты на чиновничий аппарат.  

- Как Вы считаете, какие в те времена были допущены стратегические ошибки, отразившиеся на сегодняшнем облике города? К примеру, строились заводы, дома, а о мостах забыли…

- Скажу, что кардинально не удалось решить два вопроса – нарастить мощности теплоснабжения и канализации. Почему-то считали это второстепенным. А мостовые переходы – проблема глобальная. Между прочим, дефицит мостов присутствует во всех больших городах. И в Киеве, и в Запорожье, и в Днепропетровске… Почему мостостроение не было среди приоритетного? Я думаю, причина в том, что это очень дорогостоящие объекты, которые своими силами ни городской, ни областной бюджеты потянуть не могли. В этом вопросе мы были в полной зависимости от столичного руководства.

Дело в том, что заводы строились министерствами. Они добивались выделения лимитов на стройматериалы, оснащение и прочее. К тому же министерства не очень-то хотели нести дополнительные расходы. Мы, в свою очередь, старались навязывать им строительство детских садов, школ, инфраструктуры. Если быть абсолютно честным, то старались найти компромисс. Поймите правильно, не городские власти диктовали условия. «Расставить локти» и не «пускать» на территорию Винницы очередной завод нам тоже было невыгодно. Я в Москву и Киев ездил, чтобы выбивать из министерств помощь. Многое зависело от того, насколько «пробиваемо» руководство в плане включения в смету строчки о финансировании конкретного социального объекта. Крупные предприятия ведь являлись донорами для города.

За прошедшие десятилетия немногое изменилось. Ситуация и сейчас аналогичная, разве что самостоятельности все же у нынешней мэрии гораздо больше.

- А как Вы выбивали помощь?

- Молча.

- Не поверю. Говорят, высокопоставленного чиновника нужно было удивить необычным подарком, тогда можно было рассчитывать на выделение средств. Это так?

- Поверьте, министры и тогда не нуждались в таких мелочах. Они себе могли позволить очень многое, и удивить их из провинции было практически нереально. Все эти истории о подарках – скорее, мифы. Я приведу конкретный пример, свидетелем которого сам был. В 1960-х винницкие власти без согласования с верхами проложили первую троллейбусную линию. Зампредседателя облисполкома получил взыскание за такое самоуправство. Тогда ведь на все были лимиты – на провода, опоры. Если цемент потрачен не на запланированный объект, то без наказания, как правило, не обходилось.

Но линия была, а транспорта нет. Будучи зампредседателя горисполкома, я вместе с начальником ТТУ отправился в Москву «выбивать» для Винницы троллейбусы. На наше счастье, в Госплане была очередная реорганизация. В коридоре мы встретили земляка. Случайно. Ждали под кабинетом и сказали пару слов по-украински. К нам подошел незнакомец - как оказалось, с Винничины. Когда разговорились, он сказал, что через неделю его подразделение реорганизовывают, поэтому, учитывая определенную неразбериху, он может нам помочь. Попросили сделать подарок городу в виде выделения шести троллейбусов. То есть, нам просто повезло. Окажись он, к примеру, сумчанином, вернулись бы ни с чем…

Или другой пример. В состав Всесоюзного комитета по картографии и геодезии входила не только наша картографическая фабрика, но и проектный институт полузакрытого типа, располагавшийся на ул. Киевской. Рядом с Центральным автовокзалом мы хотели построить девятиэтажку. Руководство института было категорически против, мотивируя такую позицию режимом секретности. Мол, окна квартир будут выходить во двор института. Когда я попал на прием к руководителю этого комитета, услышав о «секретности» и окнах, он рассмеялся и дал «добро» на строительство. Между прочим, девятиэтажные дома тогда строились только с разрешения Республиканского комитета по строительству и архитектуре. На каждый дом необходимо было индивидуальное разрешение, потому что требовалась установка лифта, а это делает дом более дорогим.

- Потому-то «Вишенка» сначала застраивалась пятиэтажками?..

- Конечно.

 «Если бы за каждую подпись на ордере для получения квартиры я брал бы 10 копеек, то давно стал миллионером»

- Будучи заместителем председателя, Вы курировали гуманитарную сферу. Школы тоже было сложно строить?

- Для средних учебных заведений делались исключения. Государство внимательно следило за нормативами. Проблема была с детскими садами. «Наверху» денег и лимитов для них почему-то жалели. Первый секретарь обкома Леонтий Криворучко нашел способ, как обойти директивы. И мы пошли путем увеличения площадей уже существующих детсадов. Для этого не требовались лимиты, разрешения… К типовому детсаду пристраивали четыре комнаты, и могли спокойно разместить дополнительно 80 деток. Находили предприятие, которое этим занималось, и снимали напряжение… По инициативе Криворучко на месте летней площадки в парке построили и относительно современный киноконцертный зал «Радуга». Самостоятельно. Без планов и лимитов.

- Тоже потом кто-то получил взыскания?

- Обошлось без этого. «Наверху» посмотрели, что всем нравится. И одобрили. Так тоже случалось. Дворец пионеров, кстати, тоже так строился. Поехали в Москву, присмотрелись и попросили помочь бедным подолянам документацией. Взяли готовый проект Дворца пионеров Фрунзенского района. Он идеально подходил по размерам, стоимости, функциональности.

Параллельно комсомол области провел акцию. Ее суть заключалась в том, что деньги за весь собранный комсомольцами металлолом пошли на сооружение Дворца пионеров. На открытие учреждения мы пригласили зампредседателя Совмина Украины, курирующего гуманитарные вопросы на республиканском уровне. Ему понравилось, и опять же за инициативу никого не наказали. Понимаете, тогда от разворотливости и инициативы местных властей очень многое зависело. Поэтому руководители городов всегда делились друг с другом опытом «проталкивания» разных идей.

Не удалось только новый театр кукол построить. Насколько я знаю, в середине 1970-х его должны были возвести рядом с Дворцом пионеров на месте нынешней спортплощадки. Тоже самовольно. Даже камень с анонсом грядущей стройки установили. А потом изменились времена. Не построили и детскую железную дорогу на Вишенке. Вероятно, это был не тот объект, который нас «жег», поэтому инициативу руководства области проигнорировали. Да и не только в Виннице нет детской железной дороги. По-видимому, это был один из аргументов отказа. 

- Создается впечатление, что большинство социальных объектов строилось не по плану, а скорее вопреки ему. И каждый раз высокопоставленный местный чиновник мог получить по шапке за инициативу

- Мог и не получить. Иногда и хвалили. Хотя, не часто. Между прочим, здание, в котором сейчас располагается горсовет, тоже с подобной «историей». На сей раз мне досталось. Достаточно солидное предприятие «Главкподольскстрой», курировавшее строительство в нескольких областях, не имело достойного помещения. И оно выступило заказчиком здания на нынешней площади Независимости. Но пока оно строилось, главк расформировали. Горисполком располагался напротив и теснился в помещении нынешнего собеса. Подвернулся случай, и мы решили «подобрать» здание, точнее заменить одного из будущих владельцев. То есть, это была случайность.

Однако, на строительство админздания необходимо разрешение Совмина. А его не было. Начали искать крайнего. Меня вызвали в Киев «на ковер». Отчитали, но в итоге «по факту» строительство разрешили, а вместо взыскания наказание ограничили порицанием. Более того, чтобы как-то украсить здание, нам разрешили сделать металлические пилоны. Правда, как глава горсовета я в этом здании ни одного дня не работал. Его сдали в эксплуатацию уже после того, как я ушел с поста.   

Поверьте, когда отчитывают за самовольное строительство, не так обидно. Моя судьба очень тесно переплетена с Винницей. Тут я женился, тут родились мои сыновья. Оба получили высшее образование, причем без взяток. И я всегда считал себя патриотом города. Председатель тогда чуть ли не ежедневно занимался более прозаичными делами. Откровенно говоря, самой сложной была проблема жилья. Люди обращались в горисполком за получением квартиры. Сейчас, в этом плане просто. Город не строит, и просить нечего. Тогда строили. А вопросы распределения жилья всегда относились к категории очень щепетильных. Проработав 15 лет, человек бесплатно получал жилье. Прежде всего, приходилось следить, чтобы вне очереди давали только самым достойным, и отсеивать остальных. А сколько кляуз было!.. Знаете, как-то прикинул, что если бы за каждую подпись на ордере я брал 10 копеек, то стал миллионером.

- Председатели исполкома менялись довольно часто. Почему в те времена была такая текучка кадров?

- В силу специфики и особенностей самыми сложными считались должности председателя горсовета и начальника управления сельского хозяйства. После меня горисполком возглавляли 11 человек. Так сложилось, что большинство звали Владимирами. Спрашиваете о текучке? Тогда умели готовить и подбирать кадры. Так работала система. Лично я не рвался на этот пост, но не смог отказать первому секретарю обкома…

- Все же почему через пять лет, в 1972 году, в расцвете сил Вы ушли с поста главы горсовета?

- Меня не выгнали, если вы об этом. Я сам попросился. Устал. Знаете, 11 лет на этой «кухне» здорово измотали. Работа ответственная. К тому же подросли новые кадры. У меня было кредо: все, что предшественники обещали, нужно выполнить. И я никогда не критиковал предшественников, хотя может, и было за что. Это мои жизненные принципы. В 1972-м я перешел на другую, не менее престижную работу – заместителем председателя комитета народного контроля, и проработал там 19 лет. Поэтому теперь я говорю, что всю жизнь эксплуатировал свой диплом. Работа всегда была связана с правом. Я до сих пор выписываю «Голос Украины», только потому, что эта газета первой публикует все законы. И покупаю «РЕАЛ».

Не хочу вспоминать подробности и конкретные случаи, скажу лишь, что работа в народном контроле для меня была очень интересной. По моему мнению, такого органа сейчас очень не хватает. Уточню, народный контроль – эта форма воздействия общественности, людей на состояние дел на предприятиях, в районе, городе. Штат комитета был относительно небольшим, но нам помогали люди с активной позицией, которые старались докопаться до истины, добиться справедливости. К примеру, если завод платил штраф, скажем, санэпидемстанции, и это наносило ущерб предприятию, мы могли заставить его директора компенсировать из собственного кармана сумму в размере до трехмесячного оклада. Тогда многие руководители пострадали, но справедливо пострадали.      

- Когда народный контроль стал историей, ушли в бизнес?

- Меня пригласил на работу юрисконсультом Михаил Малышенко. Он был первым директором винницкого универмага. На то время это уже была коммерческая структура. Помню, когда в 1991 году я получал зарплату в 1 500 рублей, жена спросила, кого я ограбил. Это в три раза больше, чем получал раньше в комитете народного контроля. В универмаге тоже было интересно, поскольку смог взглянуть на хозяйствование уже с другой стороны.

- Расскажите о своих увлечениях…

- В молодости очень увлекался хореографией. Был участником хореографической студии Киевского госуниверситета. С постановкой «Сорочинская ярмарка» мы всегда выступали в финале всех правительственных концертов. Еще спортом увлекался. С бывшим мэром Владимиром Ваховским и нынешним главой облсовета Сергеем Татусяком в волейбол играл.

Всегда увлекался фотографией и киносъемкой. По роду деятельности я одним из первых знал, где будут строить, и фотографировал эти площадки до начала работ. Потом в процессе. Сейчас интересно сравнивать. У меня до сих пор хранится киносъемочный аппарат для узкой пленки. Сейчас не пользуюсь, а раньше снимал очень часто. Теперь много читаю, скорее перечитываю. Увлекаюсь исторической литературой и мемуарами, и никогда меня не отталкивали хорошие детективы. Это, наверное, связано с профессией.

- А еще у Вас есть дача…

- Так называемая фазенда занимает аж 4 сотки. Находится она в садоводческом кооперативе «Солнышко» неподалеку от Браилова. Домик – ничего выдающегося, но от дождя можно спрятаться. Зато красивые места, и яблоки родят отменные. Это главное.

{jcomments on}

 

 
traffer.biz

adpartner
Загрузка...

Комментарии закрыты.

Video >>

Енот, пританцовывая, моется под душем (видео)

19.03.2016 - 20:14
Люди в душе обычно поют или орут песни. Это у кого какие таланты. А вот енот, что на видео ниже, взял в привычку танцевать. Есть подозрения, что следующим делом, он ...

Стало известно имя убийцы полицейского в Днепре

25.09.2016
Сегодня без двадцати десять утра ...

Як у Вінниці дівчата на шпильках змагались

08.08.2016
Високі підбори та ошатні  сукні ...

Женщина чудом осталась жива, когда остановку смял автобус

26.08.2016
Невероятное происшествие попало в объектив ...