В Виннице на месте рынка «Юность-2» будет офисный центр

Архитектор Виталий Плясовица: «Заказчик решил отказаться от рынка «Юность-2», на его месте будет офисный центр»

Современное строительство – это некий компромисс между бизнесом, властью, архитекторами-проектировщиками и остальным обществом. Этот компромисс ищут. Как уверяет руководитель «Архитектурной мастерской Плясовицы» Виталий Плясовица, со своими заказчиками ему удается договориться, чтобы при сооружении нового объекта среди приоритетов «эстетика» была на важном месте.

 «У моих заказчиков эстетический вид на втором месте. На первом – максимум рабочей площади. Приоритетом остается необходимость заработать»

– Виталий Юрьевич, Вы пошли по стопам отца, продолжили семейный архитектурный бизнес. Выбор был осознанным? Никогда не мелькали мысли заняться чем-то другим?

– Сразу говорю – никогда! Сколько себя помню, никем другим быть не хотел. И причина проста. Я вырос в атмосфере не только архитектуры, но и строительства. Когда отец (Юрий Плясовица – основатель архитектурной мастерской Ю. Плясовица, действительный член Академии строительства Украины, – прим. авт.) работал в институте «Терминал-проект» при ПО «Терминал», часто бывал у него. Очень нравилось, что сначала специалисты рисуют, чертят, а потом ходишь по улице и видишь результат.

В 18 лет меня отправили разнорабочим на стройку. Переходный возраст… Отец стукнул кулаком и сказал: «Иди, попробуй поработать!», поэтому два года я учился и параллельно выполнял задачи «принеси-подай». Фирма занималась реконструкцией помещений, приходилось разбивать стены, снимать штукатурку, копать…

Было тяжело, конечно, но это стало серьезным уроком. Я тогда понял, что лучше зарабатывать головой, чем руками. По крайней мере, мне было сложно. Помню, как в 7 часов утра в мороз мужики наливали полстакана водки, а на мое возмущение, как можно утром пить, они объясняли, что иначе не сможешь. Действительно, в сырости по-другому невозможно было работать.

Примерно с 2000-го после занятий в университете я уже шел на работу в «Архитектурную мастерскую Плясовицы» и занимался мелкими проектами, дополняя теорию практикой. Первый мой самостоятельный объект – реконструкция квартиры под продовольственный магазин на ул. 50-летия Победы (ныне Замостянской). Когда строители выполнили работы один-в-один по моему проекту, помню, как гордился этим.

– Ваш отец, Юрий Плясовица, считается признанным мастером, часто доводилось спорить с ним и доказывать свою правоту?

– Наверное, всю жизнь с ним спорю. У нас с ним разные характеры. Сколько мы с ним ругались, думаю, никто столько не ругался. Причем, происходило это только на работе. Здесь мы можем спорить, ругаться, обижаться, а вечером ехать друг к другу в гости, чтобы отметить праздник. Но это в прошлом. Последние лет пять у нас не возникает разногласий или споров.

– Архитектура и строительство напрямую зависят от состояния экономики. В период «дешевых кредитов» массово сооружались жилье и ТЦ. Сейчас ссуды доступны немногим, но и жилые дома, и торговые центры возводят. Хотя без прежнего лоска. Уделяют ли заказчики проектов внимание экстерьеру или «лицо» для них не принципиально?

– У моих заказчиков эстетический вид на втором месте. На первом – максимум рабочей площади. Заказчик считает квадратные метры, которые он либо продаст, либо сдаст в аренду. Приоритетом остается необходимость заработать. Но все же все соглашаются, что здание должно выглядеть гармонично и красиво.

Приходится очень часто спорить. Сейчас есть масса материалов.

Мы стараемся заложить хороший, дорогой фасадный материал. Понятное дело, что чем дороже, тем в итоге вид здания будет эффектней и долговечней.  Например, при реконструкции ТЦ «Петроцентр» от предлагаемого мной дорогого отделочного материала не отказались.  

Так сложилось, что в Украине строительство идет «волнами». Я помню, когда тотально проектировались и строились заправки Okko, Shell и других компаний. За год около 40 АЗС по области сооружали. Затем были храмы, потом возродилось жилое строительство. И я считаю, что в Виннице оно началось с появления микрорайона «Подолье». Он дал толчок.

В 2005-06 годах в городе появились первые большие торговые центры. Да, тогда были дешевые кредиты. Это нормально. Во всем мире строят не за свои деньги, а кредитные. Когда кредиты закончились, от больших торговых площадей отказались. Последние 4-5 лет мы наблюдаем «волну» сооружения относительно дешевого жилья, причем, менеджерами. Не строительными компаниями.

– Типа «Набережного квартала», по крайней мере, под таким брендом схема строительства пришла в Винницу из Хмельницкого?..

– И прочих жилищных кооперативов с другими названиями. Эти дома строят менеджеры, которые нанимают бригады по принципу «чем дешевле, тем лучше». Могут нанять строительную фирму, могут псевдостроительную.

В Виннице всего несколько солидных строительные компаний, которые сами строят. Массовое строительство жилья в городе приостановилось, поскольку рынок пресытился. Предложение превышает спрос. Поэтому есть масса недостроев… Кроме этого, строят сейчас небольшие торговые или офисные центры.

 «В городе продается жилье в 35-36 подъездах. Не могу сказать, сколько из них достроены. Некоторые объекты заморожены, на некоторых создают видимость работы»

– Сколько недостроенных жилых многоэтажек в Виннице?

– Схема какова? Строят как бы сами жильцы. Продает и покупает жилье один и тот  же человек. Вы приходите в жилкооператив, чтобы купить строящееся жилье: вкладывая деньги, вы становитесь соучредителем этой организации, соинвестором. То есть, даете деньги, на которые дом строится. Поэтому, если потом что-то случилось с домом, то виновным является кто? Соинвесторы.

Кстати, от первоначального названия («Набережный квартал», – прим. авт.) пришлось отказаться из-за потери доверия. А потеряли его потому, что у домов появились проблемы. Мы уже сейчас слышим о возмущениях жителей «Европейского квартала», секций в Барском массиве. Думаю, это только «первые ласточки»…  

Насколько я знаю, сейчас примерно 35-36 подъездов (секций) в продаже. Не могу сказать, сколько из них достроены. Некоторые объекты, по сути, заморожены. К примеру, несколько лет стоит кран и не шевелится, а рядом установлен киоск с продажей будущего жилья.

В некоторых случаях поступают хитрей – создают видимость работы. По стройплощадке ходит несколько человек, иногда включают кран. Видимость работы делается ради продажи одной-двух квартир, чтобы начать строить.

Кто страдает от того, что делается видимость или от того, что дом строится пять лет? Обычные люди, вложившие деньги в жилье.    

– Если в Виннице столько недостроев, спрос упал, то почему жилье стоит дороже, чем в Хмельницком и даже в Харькове?

– Думаю, менеджеры не хотят опускать цены и готовы ждать. Плюс сказываются некоторые иные непубличные факторы местной специфики.    

– Расскажите о самых интересных перспективных работах… К примеру, церковный комплекс на Вишенке построят?

– Этот комплекс – очень больная тема в последний год. Ее часто критиковали. Знаю, что заказчик настроен реализовать этот проект. Понятно, что не сразу. Нет соответствующего финансирования. Еще раз уточню, что кроме церкви там предусмотрено сооружение целого ряда объектов для развития детей, включая стадион и спорткомплекс. Внешний вид Вишенки проект не испортит. Зарабатывать на этом никто не будет. Землю отвели под эти цели около 10 лет назад.  

Кроме этого, мы запустили несколько бизнес-проектов. На пр. Юности заказчик решил отказаться от рынка «Юность-2», на его месте будет офисный центр. В перспективе оттуда уберут всю торговлю стройматериалами, а там построят подземный паркинг и небольшой торговый центр. 

В следующем году запускаем небольшой офисный центр на Замостянской. Кроме того, мы сделали для Мариуполя реконструкцию двух роддомов. Богатый город, а такое впечатление, что до 2014 года все средства шли в Донецк. Сейчас наверстывают. Сегодня Мариуполь меняется в лучшую сторону в 2-3 раза быстрей, чем наша Винница. Я имею в виду дороги, трамваи, скверы.

В Виннице оканчиваем школу на «Подолье». Проект интересен тем, что очень сложный. Тяжело без опыта проектировать, увязать бюджет с собственным видением, а также строить новую школу по устаревшим ГОСТам. Мы мозгами понимаем, что это смешно, но нормы требуют…

Ладно уж, что нужна площадка для юного натуралиста, но проектировать кинопроекционную?! С меня смеются, зачем она нужна? Но документом предусмотрено наличие для нее целой комнаты. Зато в школе будет лифт для людей с ограниченными возможностями, а заезд предусмотрен со двора.

– Как винничанин и активный пользователь Facebook Вы часто высказываете свое мнение о тех или иных событиях в жизни города, которые связаны со строительством. Порой они довольно критичны. Насколько необходим диалог специалистов в области архитектуры и чем он не совершен в данное время?

– По моему мнению, архитектура и строительство должны быть независимыми от политики и чиновников. Сегодня главный архитектор – это чиновник, а мне кажется, что он должен быть архитектором со своим мнением, которое должно преобладать над видением чиновников.

Диалог со специалистами всегда нужен. Не может чиновник решать вопросы, в которых он профан, определять – это красиво или нет, сколько этажей должно быть в здании и прочее.    

– В экспертной среде есть то, что называется консенсусом, взаимопониманием?

– Как таковой градостроительный совет существует, но собирается редко, поскольку поменялось законодательство и необходимость собрания совета определяет заказчик. Главный архитектор ему может рекомендовать провести собрание.

В узком кругу мы находим общий язык, понимаем друг друга, но не всегда есть от этого практический результат.

 «Для европейцев Винница считается довольно молодым городом. Дело не столько в 650-летней ее истории, а том количестве исторических памятников, которые сохранились и интересны туристам»

– В Виннице проводится масштабная реконструкция улицы Замостянской. Велась дискуссия по будущему облику проспекта Коцюбинского и всего окрестного района. На очереди парк «Химик». В чем «плюсы» и «минусы» такого коллегиального поиска решений?

– Начну с того, что по реконструкции Космонавтов и Замостянской не было коллегиального решения. Был заказ, и проектная фирма его выполнила. Вероятно, одобрили проекты в узком кругу.

По парку «Химик» только сейчас объявили конкурс между желающими участвовать в создании проекта. Все подавали заявки, квалификационная комиссия выбрала троих участников, которым выделят деньги.

Будем откровенны, это не конкурс. Когда тебя выбрали, то независимо от результата ты знаешь, что получишь средства. Отсутствует стимул к «сражению» идеями. Похожая ситуация была и с конкурсом по Коцюбинского. 

Мне сложно судить о «плюсах» и «минусах» такого подхода. Он тоже имеет право на жизнь.

– Насколько целесообразно сохранять старинные строения, которые находятся в аварийном состоянии?

– Закон не спрашивает – целесообразно или нет. Он дает однозначный ответ. Почему туристов тянет в «старую» Европу? Они едут ради истории, старинных зданий. В Виннице тоже осталось такое. Но его крайне мало… По сути, только при архитекторе Григории Артынове появились первая канализация и капитальные строения, а до этого Винница походила на село при монастырях. Чуть больше ста лет назад начали появляться первые штрихи именно города.

Сохранилось немногое, но мы еще и его стараемся испортить, «осовременить». Сегодня есть возможность, используя современные материалы, сохранить аутентичность, но, мне кажется, это не всем собственникам старинных зданий интересно.

– Как считаете, когда микрорайон «Подолье» будет полностью достроен?

– По нашим планам 1 сентября 2020 года дети пойдут в школу, которую к тому времени достроим. И, думаю, к этому же времени достроят последние жилые дома. Осталось завершить работы по 2-3 домам и подземному паркингу, и история сооружения микрорайона, тянущаяся с 2001 года, подойдет к своему логическому завершению.

– Моим коллегам Вы признавались, что любите путешествовать, объездили за рулем всю Европу. Какой европейский город напоминает Винницу? 

– Это сложный вопрос. Возможно, если не брать во внимание центр Дрездена, то город будет чем-то напоминать Винницу. Такие же бетонные коробки, построенные примерно в одно и то же время. Уточню, дрезденские хрущовки напоминают винницкие, но сказать, что какой-то город прям так уж похож, я не могу. Многие города река делит на две части, но они другие.

Повторюсь, для европейцев Винница считается довольно молодым городом. Дело не столько в 650-летней ее истории, а в том количестве исторических памятников, которые сохранились и интересны туристам. Все же как город Винница развивалась только последние сто лет.

  Игорь ЗАИКОВАТЫЙ


 
НовостиМира
РэдТрэмОбменный
 

Video >>

Появилось видео “Чудовища” – обрушившегося на Австралию мощного циклона

28.03.2017 - 11:02
Северо-восток Австралии принял на себя «удар» мощнейшего за последние 6 лет циклона «Дебби». Шквальный ветер обрушился на побережье штата Квинсленд. Десятки тысяч людей эвакуировали в глубь территории страны. Полной информации ...

Беспилотник научили искать мины и наносить их расположение на карту (видео)

11.12.2015
Программист Дирк Гориссен создал беспилотный ...

Ломаченко эффектно победил Марриагу: видео

06.08.2017
Василий Ломаченко подтвердил свой чемпионский статус ...