Тетерук Андрей

teteruk-3

«Ни один «путинский аватар», ни одна «кремлевская консерва» не будут больше управлять Украиной»

Повышение платежей за коммунальные тарифы на фоне прежних доходов возмущает многих. Да, для большинства людей за счет субсидий платежи не станут катастрофическими, однако проблема налицо. Плюс «тарифная» тема поставила под угрозу работу Верховной Рады. Первый замглавы фракции «Народного фронта» Андрей Тетерук одним из первых довольно жестко высказался в адрес тех, кто блокировал трибуну и, по его мнению, добивается этим досрочных парламентских выборов. «Не может переживать за высокие тарифы та особа, которая подписала с Путиным контракт по цене газа, который стал самым высоким в истории Украины. Нельзя уважать человека, который якобы печется об украинских солдатах, но в свое время содействовал тому, чтобы Путин совершал агрессию против дружественной нам Грузии», – заявил винничанин с трибуны ВР в «ответ» на попытку единомышленников Ю. Тимошенко и О. Ляшко сорвать очередной сессионный день. В довольно эмоциональной форме, не называя имен, он отметил, что «ни одна «кремлевская консерва», ни один «путинский аватар» не придет больше управлять страной». «РЕАЛ» взял у Андрея Тетерука интервью.   

 «НАБУ и ГПУ параллельно проведут свои расследования относительно низкой цены на газ собственной добычи. Увидим, кто выполнит работу качественней»

– Андрей Анатольевич, премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что нынешние тарифы на коммуналку являются следствием подписанных в 2009 году Юлией Тимошенко газовых соглашений с Россией и заниженной цены на отечественное топливо. Вы разделяете мнение главы правительства о том, что сначала Юлия Владимировна поставила подпись под «невыгодными» для Украины условиями газового рынка, а теперь на «тарифной» теме создает себе рейтинг?

– Премьер знает, о чем говорит. Выступлением в Раде я четко указал свою позицию. Не знаю, что еще добавить… К сожалению, не все граждане объективно оценивают ситуацию, и ведутся на «лозунги» откровенных популистов. Я разделяю точку зрения Владимира Гройсмана относительно того, что в результате низкой цены на газ собственной добычи Украина потеряла около 50 миллиардов долларов. После завершения расследования по этому поводу можно будет назвать имена должностных лиц, по чьей вине это произошло. Думаю, украинцам такое следует знать. Возможно, тогда люди по-другому отнесутся к призывам некоторых политиков не платить или протестовать.

– Выявлять коррупционную составляющую газового рынка будет НАБУ?

– Национальное антикоррупционное бюро и Генпрокуратура параллельно проведут свои расследования, а мы увидим, какая из этих структур выполнит работу качественней. Считаю, что в этом нет ничего плохого.

– Фракции «Батькивщины» и Радикальной партии блокированием трибуны Верховной Рады добиваются скорейшего проведения досрочных выборов. Та же Тимошенко в открытую говорит о необходимости новых выборов. Как считаете, насколько высоки шансы реализации ими задуманного в ближайшие месяцы?

– Один раз им удалось фактически добиться того, что сессионный день был потерян. Потом мы нашли способ это предотвратить (трибуну и президиум «заняли» нардепы-атошники, – прим. авт.) для того, чтобы принять важные решения, которые касаются многих сфер, в том числе обороны. Уверен, что и впредь тоже парламент сможет работать. Мы не позволим дестабилизировать работу ВР, что явно на руку стране-агрессору. Все ведь прекрасно понимают, что в Москве путем беспорядков в Украине добиваются как смягчения санкций, так и изменения политики Запада в отношении нашего государства. И парламентское большинство, и наши европейские партнеры понимают ситуацию.   

Я не думаю, что блокирование трибуны «радикалами» и другими приведет к парламентскому кризису, поэтому вероятность проведения осенью досрочных выборов в Верховную Раду считаю маловероятной. Уверен, что здравый смысл возобладает над желанием некоторых отдельных партий, используя, как они полагают, ситуативное повышение своих рейтингов, увеличить свое представительство в парламенте.

Тех, кто предлагает передать им власть – хотя ничего действенного эти фракции не предлагают, – в нынешней сложной ситуации я только могу назвать популистами и безответственными политиками. Они смогут только разрушать Украину. И это подтверждается их деятельностью. Они создают хаос и разрушения… И на этом хотят получить столь желанную власть.

 «Не будет очередных «версий» Майдана, хотя к проведению показательной акции протеста кое-кто прилагал немалые усилия»

– Тем не менее, они рассчитывают на поддержку граждан. Причем, многие люди по-настоящему недовольны, и это правда. Несколько тысяч украинцев пикетировали Кабмин и Верховную Раду. Не станет ли эта акция преддверием очередного «тарифного Майдана»?

– И первый, и второй Майдан возникали, когда люди массово и без предварительной организации выражали свое недовольство. При этом они не расходились. В данном случае мы видели, как автобусами народ привезли в Киев, а через два часа так же организованно они уехали… Не будет очередных «версий» Майдана, хотя к проведению показательной акции протеста кое-кто прилагал немалые усилия.   

– Вы готовы назвать организаторов?

– Лично я не интересовался спонсорами. Я думаю, что Вы, как журналист, найдете больше информации по этому поводу. Мы же отлично понимаем, что бесплатно такое не делается. Как журналист, Вы понимаете, кому подчиняются профсоюзные организации, поэтому делайте выводы относительно того, кто обеспечит такое количество топлива для подвоза людей автобусами. У них и нужно интересоваться тем, как приехали люди? Всем любопытно, кто платил и организовывал. Выяснив имена спонсоров акции, станет ясно, кто был заинтересован в этом, скажем так, акте народного недовольства.

– Парламент почему-то не смог решиться на то, чтобы разблокировать средства в украинских банках, которые предназначались для нужд Минобороны. Почему?

– Имеете в виду законопроект «О спецконфискации»?.. Это сложное решение. Законопроект существенно ограничен и сроком действия до конца 2016 года, и действием к отдельным лицам из окружения Януковича, в частности А. Клименко и С. Арбузова. Все-таки нет желания у депутатов давать согласие… Почему, мне абсолютно не понятно. Эти средства можно сразу же направить в госбюджет.

Риторика о том, что их якобы сразу «украдут», лишена смысла. Она цинична… Каждый бухгалтер вам скажет, что невозможно украсть средства, которые идут, например, на выплату зарплаты учителям, военным или нацгвардейцам. Либо на улучшение соцстандартов. Кражи допустимы на госзакупках, когда есть разница в цене. Видимо, интерес противников этого законопроекта в том, чтобы не улучшать социально-экономическую ситуацию в стране.

Вынужден констатировать, что мы столкнулись с очень мощным антилобби, которое, к сожалению, нельзя преодолеть. Придется переубеждать отдельных депутатов. Работа в этом направлении ведется.

(Тут «РЕАЛ» добавит, что основная проблема в том, что есть справедливые опасения применения этого закона в отношении любого украинца, которого без суда могут лишить собственности).

– В Интернете было очень популярным видео, где Вы предлагали Надежде Савченко стакан воды, а она откровенно боролась со сном. В последнее время Ваша коллега «выдает» массу различных неоднозначно воспринимаемых в обществе заявлений. В том числе по поводу отношения к Л/ДНР. Недавно, к примеру, сказала, что ведет переговоры с главарем фейковых «республик», а они это опровергли. Что можете сказать о Наде?

– Начну с пояснения ситуации со стаканом воды. Помещение, где проходило заседание нашего комитета, расположено на 12-м этаже. Поскольку не работал кондиционер, было очень жарко. Я могу высказать предположение, что в таком помещении было тяжело сосредоточиться. Поэтому, чтобы улучшить состояние коллеги, я налил воды. Это во-первых… А во-вторых, я считаю, что Надежда, как человек два года находившийся в плену, нуждается в большем отрезке времени для адаптации к работе в парламенте. Пока ей следует уделять больше времени общению с коллегами, чтобы понимать в каких условиях они работают, какова политическая ситуация внутри страны. Это поможет не ошибаться и не давать тех оценок, которые не всегда отвечают ситуации. Я уверен, что со временем мы получим больше оснований для объективной оценки ее деятельности как нардепа. Повторюсь, пока дайте ей время…

 «Если мы сделаем все возможное, чтобы не допустить войска РФ дальше линии фронта, то демонстрация Путиным силы останется лишь демонстрацией»

– Вопрос как к бывшему командиру добровольческого батальона «Миротворец». Как оцениваете практические действия нынешнего руководства Генерального штаба и те, которые запрещены к огласке?

– Прежде всего, следует оценивать степень готовности ВСУ выполнять поставленную перед ними боевую задачу и то, как происходит обеспечение наших войск. Поскольку на сегодняшний день Вооруженные силы успешно справляются, то работу Минобороны и Генштаба можно оценивать, как удовлетворительную. Это не уменьшает важность проблемных направлений, которые мы публично обсуждаем на комитете по вопросам нацбезопасности, а также в закрытом режиме. Не могу всего говорить, но мы держим на контроле ситуацию, и предоставляем военной прокуратуре информацию, чтобы те, кого считаем виновными в тех или иных нарушениях, проверяли и в случае подтверждения наших опасений привлекали к ответственности.

– В российских и украинских СМИ (со ссылкой на штаб АТО) муссируется тема возможной активизации боевых действий на Донбассе и переброске новых подразделений ВС РФ к линии разграничения. Насколько высока вероятность возобновления полномасштабной войны или серьезной эскалации конфликта в ближайшие несколько месяцев?   

– По моему мнению Российская Федерация занимается демонстрацией силы непосредственно для того, чтобы политическая ситуация в Украине была «управляемой» именно с учетом того, что Москва может использовать все имеющееся в наличии вооружение, технику и живую силу как на оккупированных территориях, так и вблизи границы. Повторюсь, сейчас очень многое зависит от того, насколько наши Вооруженные силы смогут выполнять задачу по обороне страны, а также от всего населения Украины. Если мы будем враждовать между собой, и давать основания считать, что ситуация в стране якобы неуправляемая, Россия очень легко сможет – военным или иным способом – захватить Украину.

Если же мы сделаем все возможное, чтобы не допустить войска РФ дальше линии фронта, то демонстрация силы останется лишь демонстрацией. Кроме того, я очень надеюсь на поддержку наших союзников как в ЕС, так и в США. Экономические санкции в отношении РФ ежедневно ее «изматывают» и создают проблемные зоны, на которые в будущем, по крайней мере, я в это хочу верить, переключится внимание Кремля. Поэтому на данном этапе так важно не потерять контроль в сферах власти, обороны, экономики и соцобеспечения. Только это позволит Украине «выскользнуть» из-под «колпака» кремлевской верхушки.

– В Верховной Раде создали межфракционное объединение «Антипопулисты». Наш земляк Геннадий Ткачук (фракция БПП) 8 июля написал в соцсетях о своем вхождении в него. Не планируете присоединиться?

– Не вижу в этом смысла. Я состою только в тех структурах, которые указаны на моей страничке в Facebook – это группа дружбы между странами. Еще я возглавляю межфракционное депутатское объединение «Украина – космическое государство».  

Я занимаюсь своим отрезком работы, и ее результаты свидетельствуют о том, являюсь ли я популистом или нет. Отдельно или дополнительно подчеркивать свою позицию не считаю нужным.

У нас есть достаточно много народных депутатов, которые называют себя антикоррупционерами и вся их деятельность заканчивается тем, что они посещают людные места, рассуждают о борьбе с коррупцией и еще ни шагу не сделали, чтобы реально начать искоренять это явление в Украине. В отличие от них другие депутаты своим трудом последовательно предоставляют правоохранительным органам информацию, контролируют действия и стараются уменьшить коррупционную составляющую. Мы видим, как системно рушатся «схемы», задерживаются чиновники, и я считаю это хорошим знаком того, что есть депутаты, которым антикоррупционная деятельность действительно не безразлична. А болтуны остаются болтунами.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ


Тетерук Андрей

teteruk«Военкомами нужно назначить тех, кто побывал на фронте – они не будут брать деньги с тех, кто хочет «закосить» от службы»

Политологи любят отмечать, что в партийные списки всегда включают далеких от политики людей, но с именем. Раньше в парламент так попадали звезды эстрады, а теперь якобы настала очередь военных. Комбат «Миротворца» Андрей Тетерук успел проявить себя в зоне АТО не только как грамотный командир, но и организатор. Он первым заявил, что мобильники выдают местонахождение наших бойцов. Понимая, что его посылают в «котел», не дрогнул и удерживал вагонное депо в Иловайске, а затем с минимальными потерями смог выйти с батальоном, хотя к тому времени его уже похоронили… Трезвый рассудок, гибкость мышления, способность строить стратегические планы винничанин теперь собирается применять не только на поле боя, но и в «баталиях» в стенах Верховной Рады.

«В армии не может быть виноватым все подразделение или некий абстрактный «доктор Зло». За определенным решением, как с иловайским «котлом», так и с паникой в батальоне теробороны, стоят конкретные люди»

– Андрей Анатольевич, пусть и в мягкой форме, но Вы критиковали экс-министра обороны Гелетея. Назначением Степана Полторака на этом пост удастся изменить «систему» в военном ведомстве?

– Безусловно. Петр Порошенко принял правильное решение, заменив министра обороны, который явно не справлялся с возложенными на него функциями. Мы это видим по результатам деятельности Министерства обороны как в тылу, так и на передовой. Замена на человека, который показал действиями Нацгвардии, что в состоянии руководить вверенными ему подразделениями, всеми оценивается положительно.

Думаю, что дополнительным фактором правильности такого кадрового решения является массовая истерия российских СМИ. Раз они так завелись, то понимают, что не будет больше неконтролируемых ситуаций. Полторак – генерал, который умеет организовать работу и требовать аналогичного подхода от подчиненных. С его назначением должна улучшиться «управляемость» войск. Вслед за этим я ожидаю и иные кадровые решения в аппарате оборонного ведомства.

Новый министр должен справиться, перед выборами ему доверили самый сложный участок. Хотя я бы больше приветствовал не ослабление Нацгвардии, а использование кадрового потенциала Минобороны. Там достаточно генералов, которые прошли через АТО и показали, что они способны контролировать ситуацию и нести за нее ответственность. Назначение на этот пост человека из системы Минобороны было бы более органичным. Но надеюсь, что Петр Алексеевич перед принятием решения о назначении Полторака обладал более широким спектром информации и также будет в итоге нести ответственность за действия министра. Назначил Гелетея – исправил ошибку. Посмотрим, как будет теперь…

– Какие первоочередные проблемы придется решить новому министру обороны?

– Устранение кадрового балласта в аппарате. Не секрет, что Минобороны является самым консервативным, медлительным и нерасторопным ведомством в сравнении со всеми остальными госструктурами. Почему самым?.. В стране не голод, чтобы под пристальным вниманием было Минагрополитики. Мы находимся в состоянии войны, поэтому от Минобороны зависит слаженность всех родов войск и наша дальнейшая судьба – как отдельно взятого гражданина, так и государства в целом. Если не сможем защитить страну от внешнего агрессора, то ни про какие другие реформы переживать не стоит. Украина просто перестанет существовать как государство. Поэтому Минобороны нужно в максимально сжатые сроки привести в работоспособное состояние и задействовать для этого все возможности.

– Следственная комиссия в закрытом режиме пытается выяснить причины «иловайской» трагедии. Недавно крайними сделали батальон теробороны «Прикарпатье». Сомнительно, что с политической точки зрения будет логично называть истинных виновников произошедшего. Не так ли? Вы стараетесь уходить от провокационного вопроса о виновных…

– Я не уходил от ответа на этот вопрос, и с первого дня говорил о людях, которые руководили Антитеррористической операцией. Это и министр, и начальник Генштаба, и руководитель АТО. Они друг на друга «мечут стрелы», но мне не интересно, кто из них виноват в какой степени или процентном соотношении… Это должны установить Генеральная и военная прокуратуры.

Вышеназванных троих человек я считаю ответственными за проведение операции и оценку ситуации. Если конкретно изучать окружение в Иловайске, то нужно еще задать массу вопросов Петру Литвину (на то время командующий сектором “Д”, – прим. авт.). Рассказывая, что на его группировку наступают «орды» русских, он убежал, хотя мы прекрасно знаем, что его подразделения даже не обстреливали.

Что касается батальона «Прикарпатье», покинувшего свои позиции гораздо южнее Иловайска и которое пытаются сделать крайним, то я считаю, что там не на своем месте командиры среднего тактического звена… Не верю, что весь батальон одновременно способен находиться в состоянии дикой паники. Вероятно, командир допустил слабину, не проконтролировал зарождение панических настроений, не провел разъяснительную работу, не поставил задачу усилить загрузку личного состава, чтобы никому дурные мысли в голову не лезли. Коллектив делается сплоченным, закаляется во время боевой подготовки. Видимо, все эти недоработки присутствовали гораздо раньше.

«Прикарпатье» – это батальон территориальной обороны. Бойцов сейчас начинают защищать, мол, они не предназначены для наступательных действий. Их никто не заставлял этим заниматься. Задача была в обороне. Я считаю, что психологический срыв бойцов и уход в крутое пике лежит на совести батальонного руководства. Повторюсь, не может быть виноватым все подразделение или некий абстрактный «доктор Зло». За определенным решением стоят конкретные люди.

– Чтобы не персонифицировать ответственность, обычно говорят, что неверная команда принималась «консилиумом»?

– Если решение принималось коллегиально, что якобы исключает персональную ответственность, хотя такое исключено в армии, значит, в равной степени нужно наказывать весь штаб АТО, который не может определиться, кто отдавал приказ.

«У нас развелось много спецназов – от тюремного и МВДшного до ГРУшного и Генштабного. Это неправильно. Силами спецназначения должны называться группы, которые могут быть задействованы в любой ситуации»

– В интервью «Цензор.нет» вы назвали странным совпадением тот факт, что в Иловайске собрали несколько «очень знаковых» добровольческих батальонов.  Считаете, что это сделали специально?

– До сих пор ищу ответ на этот вопрос. У меня есть определенное нездоровое опасение – на это указывают некие косвенные признаки, – что за этой случайностью стоит чей-то умысел. Слишком не логично было давать приказ батальону «Миротворец» на 350-километровый марш, чтобы зайти в готовящийся «котел» только потому, что якобы я мог там спасти ситуацию. Существует и масса иного, пока неясного. Пока я сам не найду объяснения этому, комментировать ситуацию сложно. Думаю, наступит тот день, когда я получу ответы на интересующие меня вопросы. Слишком неравнозначны были силы, тактическая обстановка, чтобы собирать в одном месте все добровольческие батальоны.

– Кому вы мешаете?

– Террористам и России. Прежде всего, своей идеологической устойчивостью, патриотическим настроем и желанием сражаться в самых сложных и невыносимых условиях. Даже сейчас мы видим, что оборона Донецкого аэропорта построена, в том числе и за счет храбрейших ребят из «Правого сектора», батальона «Днепр-1» и Вооруженных сил. Они показывают неслыханную доблесть, что является знаковым.

У нас нет другого выхода. Если мы не продолжим сопротивление российской агрессии, то нас на многие десятки лет снова разметает. Мы потеряем свою идентичность как нация, и возможность развиваться в том направлении, в котором мы хотим и заслуживаем.

– Но не Россия направляла добровольцев в Иловайск, значит, кто-то в штабе АТО выполняет волю Москвы?

– Возможно. Были случаи, когда выявляли людей, заинтересованных в сливе информации российской стороне. Один из таких генералов и группа лиц, близких к нему, находятся под следствием. Они дают показания, и у спецслужб есть доказательства того, что наши военные продавали сведения и делали так, что украинские войска оказывались в невыгодном положении. По этой причине у нас были большие потери.

Расследование не завершено, я не готов голословно кого-либо обвинять. Повторюсь, не хочу основываться только на собственных подозрениях, как командира, переживающего за своих людей. Лично я буду требовать, чтобы в данном вопросе соблюдался закон. Если следователи посчитают, что военачальники принимали грамотные решения, значит, мое суждение останется необоснованным подозрением. Я извинюсь перед теми, кому они причинили моральные страдания. Если же следователи подтвердят вину, то буду требовать соответствующего наказания.

– Предположим, что Вам предложили бы пост начальника Генштаба, и вы согласитесь. Что бы в первую очередь сделали на этом посту?

– Есть вещи, которые делать категорически нельзя. Я не готов к настолько безрассудному поступку, чтобы, во-первых, принимать такое предложение, а во-вторых, я сам понимаю, что не соответствую уровню того, кто действительно готов возглавить Генштаб. К такому посту офицеры идут всю свою карьеру. Для этого нужно иметь отличное военное образование. У меня пока его не хватает – я закончил одно (Московское высшее общевойсковое, – прим. авт.) военное училище, пусть и самое лучшее в бывшем СССР. В моем понимании, чтобы соответствовать должности начальника Генштаба, нужно обладать большим спектром знаний и навыков.  Поэтому ни при каких обстоятельствах не соглашусь, ведь я не карьерист.

– Есть ли смысл делать ставку на мелкие диверсионно-разведывательные группы, действующие в тылу врага?

– Конечно же. Пусть с опозданием, но такие группы начали работать. И действуют они вполне успешно. За линией фронта взрываются склады с боеприпасами, уничтожаются группы высокопоставленных офицеров, стравливаются между собой террористические группировки…

К сожалению, на определенном этапе наше Главное управление разведки фактически не функционировало, данные не доносились в штаб АТО, а если таковые и поступали, то по ним никто не принимал решений. Между прочим, с нашими разведывательными органами тоже творится странная история. Или ими неправильно подается информация, или неправильно обрабатывается. Плохо, что она не используется в назначенное время и в назначенном месте, а значит, теряет актуальность.

– Вы вновь собираете батальон. Каким его видите и когда собираетесь направить на фронт?

– Дело не в отправке на фронт. Сегодня многие нужны в других местах. К примеру, 14 октября наши бойцы защищали здание Верховной Рады от провокационных действий лиц, позволяющих себе в балаклавах махать цепями и заявлять о каком-то протесте, освобождении политзаключенных. Что это за протест, никто не понимает…

Если люди за деньги предпринимают незаконные действия, то их ждет наказание в виде ареста и штрафов. После прохождения в парламент (Андрей Тетерук – №5 в списке политпартии «Народный фронт», – прим. авт.) я буду ужесточать законы об ответственности за дестабилизацию обстановки. Протест должен быть мирным и обоснованным. Человека в балаклаве, который бросает гранаты и бьет сотрудника милиции цепями и называет это протестом, нужно привлекать к ответственности. Видимо, у «протестанта» не хватает мозгов, поэтому его нужно наказать денежным штрафом такого размера, который позволит задуматься, те ли цели он перед собой ставит в жизни.

Что касается батальона, то мы действительно очень тщательно подбираем бойцов. Любое подразделение обязано обладать высоким уровнем подготовки. Чем выше профессионализм, тем больше КПД при его использовании. Даже отличные ребята, которые не умеют действовать командно, не создадут ту силу противодействия, которая необходима для ликвидации массовых беспорядков.

– Речь идет о формировании добровольческого «спецназа»?

– Многих как-то тешит такая формулировка. Поэтому формально у нас развелось много спецназов – от тюремного и МВДшного до ГРУшного и Генштабного. Силами спецназначения должны называться группы, которые могут быть задействованы в любой ситуации, как в Украине, так и за ее пределами. Остальным подразделениям не нужны громкие названия, но и они должны грамотно выполнять свою работу.

Скажу о другом. У тех, кто вернулся с фронта, достаточно гибкости мышления и боевой закалки, чтобы в сжатые сроки покончить с криминалитетом, который позволяет себе разное творить в тылу. Наступит день, когда за них возьмутся.

«Нельзя быть народным депутатом и иметь за спиной бойцов, потому что скажут, что Тетерук «давит» своим батальоном»

– Многие политики считают, что нынешнее формальное перемирие – временная мера для обмена «заложниками» и восстановления техники. Ваш прогноз, когда могут возобновиться активные боевые действия? Еще в этом году или в следующем?..

– Многое зависит от единства нашего народа. Мы понимаем, что есть общий враг, это позволило всем сплотиться. Поэтому сейчас нельзя разбегаться по своим хатам, которые «с краю». Если Путин увидит, что мы слабы как идеологически, так и в плане боеспособности армии, он нападет. Любой бы на его месте напал… Если страна не в состоянии себя защитить, почему бы не напасть?.. Мир не настолько гуманен, как мы себе представляем. Он жесток и справедливость в нем, как в «законе джунглей», где побеждает сильнейший.

Если Украина станет сильной – идеологически, экономически, оборонительно, то не только Путин, но и гипотетически ни одна другая страна не нападет. Сильной Украина нужна только украинцам – ни России, ни Европе, для которой в таком случае мы станем соперником на рынке.

Думаю, через пару лет в России начнут задавать вопрос, куда после «учений» делись молодые ребята? Но это не изменит ситуации. На Кавказе тоже гибли солдаты, правда, чеченские войны кардинально отличались от войны против украинского народа…

– Местное население на Донбассе не очень-то жалует украинскую власть даже там, где развевается сине-желтый флаг. Президент сменил гражданских губернаторов на генералов. Это поможет донетчанам и луганчанам изменить свое отношение к Украине?

– Я считаю, что на данном этапе в этих регионах нужна хоть какая-то власть. Если гражданские настолько слабы идеологически или физически, чтобы поддерживать украинскую власть, значит, нужно ставить тех людей, которые обладают достаточным волевым запасом для принятия решений.

К счастью, у нас есть генералы, которые умеют принимать решения, убеждать людей, оперативно реагировать на изменение обстановки. Нужно учитывать, что там не мирная жизнь и президент не капризничает – если идет война, будут назначаться военные. Наступит мир – назначат умных или гламурных.

– От винничан с опытом службы в горячих точках часто доводится слышать, что военкомат их не призывает. Вместо этого мобилизовали людей практически с улицы. Может вопрос и не по адресу, но почему так происходит?

– Это один из самых проблемных вопросов в деятельности Минобороны. Военкоматы полностью подчиняются министерству. В том, что творят военкомы, есть и вина оборонного ведомства. Нужно менять подходы и методы подбора кадров в военные комиссариаты. Муссируется мнение, что назначать нужно тех, кто был на фронте, хочет служить стране, но после ранения не может. Согласен, таких людей нужно назначать военкомами. Они смогут грамотно организовать работу, не станут брать деньги с тех, кто хочет «закосить» от службы. Если 10% дрогнут и не устоят перед соблазном, их можно будет заменить. Это проще, чем менять 90 процентов, как нужно сейчас.

Более того, я считаю, что нужно полностью менять как систему отбора, так и учета по воинским специальностям. Военкоматы – это базы информации, которые позволяют нам быстро развертываться и формировать воинские части. Это как в экономике – если нет бухучета, то предприятие обанкротится. А мы столкнулись с тем, что военкоматы в этом плане тормозят армию.

– Вы говорили, что в парламенте собираетесь заниматься разработкой законопроектов, связанных с оборонным ведомством… Все, включая Петра Порошенко, отмечают забюрократизированность системы. Изменить ее могут депутаты. Какие законодательные инициативы должны быть первоочередными?

– Планирую всем заниматься – начиная от экономики и заканчивая развитием детских секций. Всем, что принесет пользу моей стране. Я не узко заточенный специалист, мне хватит понимания ситуации и здравого смысла, чтобы вникать в разработку законопроектов и поддерживать их.

Меня интересует идея закона о хранении и распространении оружия. При наличии физического и психического здоровья люди должны иметь право на приобретение оружия. Я считаю вполне нормальным, если украинцы будут учиться обращаться с ним и применять, в том числе для борьбы с криминалитетом. На многие системные проблемы нужно смотреть, располагая ситуацией после 26 октября. Только располагая большинством в парламенте, можно формировать Кабмин и инициировать назначение министра обороны. Если доведется учитывать или соглашаться с предубеждениями других партий, то стратегия будет совершенно иной.

Очень важно убрать бюрократические прослойки. Повсеместно – от Минобороны до Нацбанка – штаты раздуты в десятки, а то и сотни  раз по сравнению с европейскими странами. В НБУ работает около 30 тысяч сотрудников, на зарплаты и содержание аппарата тратятся дикие суммы. Аналогично и в Минобороны. Нет никого смысла держать тысячи генералов, полковников и подполковников, которые просто ходят на работу. Если взять молодых ребят с экономическим и юридическим образованием, обороноспособность страны станет эффективней и дешевле. Сейчас же там по 15-20 лет сидят люди, которые обросли связями и ничем кроме как торговлей оружием и имуществом министерства не занимаются. Поэтому с ними прогресс невозможен.

– Готовите преемника, который возглавит батальон «Миротворец», или сохраните за собой командование подразделением в случае избрания в парламент?  

– Согласно законодательству, при избрании депутатом, все предприятия или доли собственности в них, нужно переписать на других лиц в течение 30 дней. (В 2011 году Андрей Анатольевич основал ООО «ПП «Спецтехника», специализирующееся на изготовлении топливозаправщиков, – прим. авт.). Не смогу я занимать и должность комбата. Нельзя быть народным депутатом и иметь за спиной бойцов, потому что скажут, что Тетерук «давит» – не админресурсом, а своим батальоном. Это некоторым щекочет нервы. Уверяю, что после избрания я оставлю должность командира. Ее займет мой заместитель, который служил со мной в составе миротворческого контингента в Косово, и с первых дней формирования батальона участвовал в подготовке бойцов, и которому люди доверяют. Он и сейчас выполняет обязанности комбата. После 26 октября будет назначен командиром. Война когда-то закончится, и кто-то должен готовить законодательное поле для мирного времени без автоматов и систем залпового огня. Нельзя все вопросы решать силовыми методами, особенно в законодательной сфере, чтобы нас не называли «военной хунтой».

– При современном вооружении российской армии считаете обоснованным миллионные вложения в проект «Стена»?

– Там, где граница под нашим контролем, нужно возводить фортификационные сооружения, которые станут сдерживающим фактором. Свыше 20 лет РФ занималась усилением своей военной мощи. Ее нужно реализовывать. Если войска стоят у границы, то их нужно либо отводить на места постоянной дислокации, либо давать команду фас и вводить в Украину. Слова Путина, что Украина – не государство, что нет украинского языка и украинского народа, 82% населения РФ нравится. Нам следует понимать, что Россия – агрессор, и необходимо отгораживаться от бывших братьев качественной системой защиты, которая позволит превентивно останавливать свободное перемещение, как чужих войск, так и диверсионных групп, а также решит главную проблему в пограничье – контрабанду. (На демаркации границы по этой причине Евросоюз настаивал еще пару лет назад, – прим. авт.) Контрабанду можно назвать червем, который точит и идеологию, и экономику.

Кто считает, что «Стена» – это неправильно, пусть выйдет и предложит проект дешевле, грамотней и эффективней. Думаю, если он сможет доказать свою правоту, его вариант рассмотрят и примут. Пока же я слышу только критику и не слышу предложений альтернативы.

– Как Украине решить вопрос оккупированных территорий – силовым освобождением или мирно ждать, когда наша экономика станет настолько развитой, что к нам попросятся те, кто остался в этой зоне?

– Нужен комбинированный подход. Нельзя воевать с гражданским населением, которое хотело жить с Россией и верило, что после «референдума» их «присоединят». Побеждать их можно при помощи идеологии и более высокого уровня жизни. Людям нужно донести, что попутно с обретением гражданства РФ они столкнутся с тамошним комплексом проблем. Красиво живут в России только в  Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске, а в 100 километрах от столицы россияне живут, как в 19-м веке, уровень жизни там не дотягивает даже до того, какой есть в сельской местности на Винничине.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ


 
НовостиМира
РэдТрэмОбменный
 

Комментарии закрыты.

Video >>

Киборг Леонид Гуменный ответил нардепу Савченко на ее попытку ворваться на оружейный завод «Форт»: видео

06.02.2017 - 16:41
Народный депутат Надежда Савченко попала в очередную скандальную ситуацию. В Виннице она отличилась тем, что пыталась перелезть через турникет, чтобы попасть на территорию казенного оружейного завода «Форт». Интерес к военному ...

Трофеи, изъятые в Кривом Торце: фото, видео

14.03.2017
По итогам сегодняшней отработки ряда ...

Ломаченко досрочно победил дерзкого Ригондо: видео

10.12.2017
Преобладая над соперником по ходу ...