Гройсман рассказал о своих целях

Владимир Гройсман рассказал о децентрализации, реформе медицины, газовой отрасли и разрыве с Россией

Реформе децентрализации, как одной из фундаментальных новаций, было посвящено расширенное заседание правительства, состоявшееся 5 апреля в Виннице. О его уровне говорит то, что основными спикерами были президент Петр Порошенко и премьер Владимир Гройсман, а среди участников – практически весь Кабмин, главы облгосадминистраций, мэры крупнейших городов, зарубежные дипломаты и эксперты. Формат предусматривал и общение с журналистами. Глава правительства отметил, что государство предоставляет инструмент, а на местах – в ОТГ – им должны умело воспользоваться, а не продолжать «вешать людям лапшу на уши».

 

 «Я не могу быть надзирателем над дорожниками в каждой области. Ответственность местной власти сегодня имеет ключевое значение»

– Владимир Борисович, широкое представительство участников совещания означает, что ход децентрализации Вы считаете успешным. Ваше мнение совпадает с позицией остальных?

– Мы создали абсолютно иную систему развития регионов и территорий. Вы помните, что когда я был городским главой Винницы, всегда говорил о том, что мы делаем и уточнял, что могли бы делать гораздо больше, но для этого нужны новые возможности и децентрализация, новые инструменты для местного развития.

В те годы это было нереальным. Мы постоянно пытались изменить ситуацию в городе, но с каждым годом это было делать трудней. Поэтому я принял решение перейти работать в центральные органы власти. Винничанам я могу сказать, что это было крайне сложным для меня решением – я не хотел оставлять город.

Так вот, я понимал, что мой уход может открыть возможности для построения новой системы управления в Украине. И сегодня я могу сказать, что сделал то, ради чего шел в центральную власть в разрезе децентрализации. Когда два года назад меня утвердили премьером, я столкнулся с проблемами, создаваемыми десятилетиями. На уровне города мы даже не представляли себе глубину этих проблем.

Сегодня их необходимо решать – стабилизировать экономику, создавать новые рабочие места, выплачивать людям соответствующие зарплаты и пенсии. И это в условиях многомиллионных долгов, которые висят на шее украинцев, агрессии против Украины и необходимости ускоренными темпами модернизировать армию.

Вместе с тем, я подчеркиваю, мы начали изменения, которые дадут возможность создавать новые системы образования, здравоохранения, строить дороги и инфраструктурные объекты, дали старт многим процессам, которые дадут прекрасный результат. Пока многие этим недовольны.

Вспоминаю ситуацию, когда мы приступили к борьбе с маршрутками, модернизации транспорта в Виннице и начали формировать новую систему. Слышал массу критических замечаний. Я просил подождать год-два. Анализируя то, что обещали в 2012-м, винничане могут отметить, что обещания не были пустыми. Все получилось. Но если бы тогда не начали реформу, возможно, в Виннице уже не осталось муниципального транспорта.

– Что от децентрализации ждать завтра?

– Когда я сменил на посту премьера А. Яценюка, заручившись его поддержкой, сказал о курсе на децентрализацию, в правительстве на меня смотрели достаточно скептически. Но мне удалось распространить идею на всю страну, ее поддержали от президента до экспертов.

Подытожу. Местные бюджеты в 2014-м ограничивались 64 млрд. гривен, а в 2018 году – располагают 231 миллиардом. Кроме четырехкратного увеличения ресурса, я бы хотел нового качества и ответственности от местных властей. Не терплю наглости, когда, игнорируя насущные проблемы, деньги тратятся властью по своему пониманию, и местные «князьки», посадив дерево, пытаются из этого делать дешевый пиар, вместо сооружения необходимого инфраструктурного или социального объекта.

На заседании я донес аудитории два месседжа. Первый – мы должны построить стратегию регионального развития Украины, причем, индивидуальную для каждой области. Она должна охватывать все направления и сферы жизни. К примеру, «Винница-2020» – это стратегия, которая давно реализуется. Сегодня команда во главе с Сергеем Моргуновым формирует стратегию на более длительный период. Такие видения должны быть сформированы в каждой громаде и области. Это первое.

Второе – изменение подхода. Я не воспринимаю, когда чиновник говорит, что если есть на счету деньги, их срочно нужно освоить. На что угодно… Нет, нужно инвестировать средства для достижения качественно иного уровня жизни людей. То есть, потратить с толком.

Также мы говорили о партнерстве. В условиях децентрализации нельзя внедрять госпрограмму без участия местной власти. К примеру, «Доступные лекарства» через 7 тысяч аптек по рецептам бесплатно или со скидками получают 8 миллионов украинцев. Но я хочу, чтобы каждая громада обеспечила доступ к этим медикаментам своих жителей. Я, как премьер, этого не сделаю. Поэтому мы будем требовать от местных властей не саботировать программу, а сделать все возможное, чтобы люди получали лекарства.

Следующая позиция – дороги. В 2016-м я сказал, что это наш приоритет. В этом году мы аккумулировали на эти цели почти 50 млрд. грн. За всю историю независимости Украины таких средств на дороги не выделялось. А потом я смотрю кадры, как явно низкоквалифицированные работники лопатой бросают асфальт в лужи с водой. Как реагировать? Мы обеспечили средствами, стратегическим видением, а на местах не умеют работать. Я не могу быть надзирателем над дорожниками в каждой области. Ответственность местной власти сегодня имеет ключевое значение.  

 «Программа Ульяны Супрун не всем нравится. Она жесткая, работает по принципу «вижу цель, не замечаю препятствий». У меня с ней тоже дискуссии бывают»

– Агропромышленный сектор развивается наиболее стремительно. Большей частью за счет агрохолдингов. Государство продолжит поддержку мелких хозяйств, которые остаются базисом ОТГ?

– В этом году стартует программа поддержки агропромышленного комплекса, которая имеет огромное значение для Винничины, поскольку позволит увеличить занятость населения. Фермеры уже могут получать в украинских банках кредиты до 3 миллионов под 1% годовых. На эти цели предусмотрен 1 млрд. грн.

Кабмин принял законопроект о передаче 23 тысячам фермеров в собственность земли, которая находилась у них в пользовании. Это 500 тысяч гектаров. Кроме того, фермерам, владеющим до 500 га земли, предлагаем покупать отечественную сельхозтехнику и получать компенсацию до 40% ее стоимости.

Затем, если аграрии сажают новые сады, то из бюджета им компенсируют 80% стоимости посадочного материала. Отмечу еще компенсацию 25-30% стоимости сооружения новых ферм молочно-товарных комплексов.

Хотим еще, чтобы те, кто выращивает крупный рогатый скот, получали по 2,5 тысячи гривен за каждого теленка до года. Надеюсь, что такая поддержка позволит увеличить поголовье, занятость людей в селе и уменьшить цены на говядину. Планируются инвестиции в кооперацию фермерских хозяйств. Так понемногу я начинаю ставать главным лоббистом украинских фермеров.

– К какому сроку должен завершиться процесс добровольного объединения территориальных громад?

– Я бы не хотел оперировать точной датой. Еще в 2014 году я категорически настаивал именно на добровольном объединении. Сегодня уже создано около 700 ОТГ. То есть, принцип доказал свою эффективность и полностью не исчерпал свой потенциал. Понятно, что все должно иметь свое завершение, но пока я думаю, что процесс будет идти эволюционно.

– Землю за пределами населенных пунктов передали ОТГ по постановлению Кабмина, но ВР за это не проголосовала. Как будет действовать новация?

– Это наше ноу-хау. Мы несколько раз подавали свои инициативы в парламент, и там они сопровождались дискуссиями. Рассуждения могут длиться вечно. Объединенные громады ждать не могут. Мы нашли механизм.

Ранее участками за пределами населённых пунктов распоряжались чиновники. Постановлением правительства мы передали землю от государства в собственность объединенных громад, и пусть теперь люди спрашивают с глав и местных депутатов, а те отчитываются перед избирателями по поводу использования земли. В Винницкой области землю получили три ОТГ, а всего по Украине – 27.

Теперь закон не нужен. Я поставил задание до конца года передать земли всем ОТГ, которые будут созданы.

– Смогут ли местные органы власти изменять предназначение земель сельхозназначения на другое?

– Если подготовят документацию…  

– Вы верите в реформу здравоохранения «от Супрун». Не считаете, что избранный путь не лучший?

– Начну с того, что все отлично понимают, что принятием закона мы создали предпосылки для формирования качественной системы медицинской помощи. Переход на договорные отношения между пациентом и выбранным им врачом – важнейший шаг. По этому договору государственная Нацслужба здоровья заплатит медику деньги за услуги для конкретного человека.

Понятно, что есть те, кто против такой реформы. Бюджетные средства обеспечивали им минимум, а остальное они брали с пациентов. Их все устраивало. Не устраивало людей.

Опять же вернусь к «разделению» ответственности. Больницы, ЦПМСП, амбулатории семейного врача принадлежат не государству, а муниципалитетам и районам. На местном уровне сейчас сконцентрированы существенные средства, о которых я уже говорил. Поэтому, как премьер-министр, я требую, чтобы медучреждения были отремонтированы и обеспечены, тогда люди получат надлежащие услуги в нормальных условиях. Не сразу. Чтобы дойти до качественной системы здравоохранения, потребуются годы.  

Придется качественно менять систему. Это очень консервативная среда. Да, программа Ульяны Супрун не всем нравится. Она жесткая, работает по принципу «вижу цель, не замечаю препятствий». У меня с ней тоже дискуссии бывают. Но, во-первых, она реально хочет что-то изменить, во-вторых, подобрала хорошую команду в МОЗ, третье – она честная, сама не крадет и другим не дает.

За полтора года работы в министерстве сложно все настроить. Я понимаю, что из нее делают монстра, который во всем виноват. Давайте скажем, что ВИЧ/СПИД и яд «Новичок» она придумала… Так можно все довести до абсурда.   

– Как привлечь молодые кадры в сельскую местность?

– Если будет изменена система контракта, это может в 2-3 раза увеличить зарплату семейного врача. Кроме того, в каждой области есть программы поддержки молодых специалистов. Действует президентская программа по сельской медицине, которая предусматривает выделение 5 млрд. грн. в течение определенного срока. Более того, ОТГ, располагая ресурсом, могут себе позволить доплачивать медику или обеспечить его жильем.

Могут помочь и районные советы. Суммарно у них на депозитах лежит полмиллиарда гривен. Еще 100 млн. у сельских и поселковых советов. Это на депозитах! Раньше о таком они даже думать не могли. Они деньги в глаза не видели и не имели чем зарплату платить главе сельсовета.

– Семья премьер-министра выбрала семейного врача?

– Пока нет… Даже обсудить это некогда. Думаю, что супруга сделает выбор за меня. Я ей полностью доверяю.

 «Мы давным-давно могли лишиться газовой зависимости от России. Почему этого не произошло? Может быть, кого-то коррумпировали»

– Готово ли правительство изыскивать средства для развития профтехобразования?

– До 2020 года мы должны избавиться от очередей в детсад. Мы собираемся обеспечить младшую школу всем необходимым для качественного образования. Что касается профтехобразования, то в него мы вкладываем 100 миллионов гривен. В Украину входят инвесторы, строят заводы и им нужны квалифицированные кадры.

Нам пора признаться, что Украина не испытывает острой нужды в юристах, задача государства помочь молодым людям найти реальную работу с высокой зарплатой, чтобы создавать дополнительную стоимость товаров в стране.

В развитии профтехобразования правительство будет принимать участие вместе с облгосадминистрациями и работодателями. В конкретном городе реализовать замысел быстро, в целом по стране гораздо сложней.

– В продолжение темы образования. Давно создается впечатление, что политикам следует запретить вольную трактовку истории. В последнее время и вопрос украинского языка и его преподавания во всех школах, включая не украиноязычные, стал манипулятивным. Удалось ли прийти к согласию с нашими западными коллегами по статье 7 закона об образовании?   

– Я спокойно общаюсь как на украинском, так и русском, но государственный язык, национальная история и культура не могут быть предметом торгов. Наших западных партнеров я прошу уважать наш язык и не нужно с нами разговаривать высокомерно. Они это понимают, но иногда используют тему для решения своих внутриполитических проблем. Это нехорошо.

Недавно общался со своим польским коллегой и указал, что наша задача остановить нарастающее противостояние. Мы не можем жить прошлым. Его следует помнить, но жить будущим. Я за дружеские отношения и партнерство, а врагами считаю тех, кто с оружием в руках пришел на нашу землю убивать украинцев.

– МВФ настаивает на повышении тарифа на газ для населения, Вы отложили их пересмотр. Когда ждать иных цифр в платежках?

– Я бы хотел подойти к этому вопросу с несколько иной стороны. Сфера ЖКХ полностью находится в ведении местных властей. То, каким будет счет за тепло, не зависит от цены газа. На конечную плату влияет технология производства тепла, объемы потерь, система регулирования, чтобы не перетапливать помещения.

Приведу пример. На рынке вы выбираете кусок мяса. Визуально он весит 1 кг и стоит 100 гривен. Но ведь вам его могут продать за 300 гривен, заверив, что с водой, кровью и упаковкой он весит три кило. Чтобы избежать подобных спекуляций, мы впервые создали госфонд энергоэффективности, дорожный фонд, нацслужбу здоровья, фонд развития и инноваций, офис поддержки украинского экспорта, офис поддержки инвестиций. И таких «впервые» я могу назвать очень много. Эти инструменты должны быть основной для модернизации Украины.

Что касается тарифного вопроса, то за счет увеличения производства через 2-3 года газа собственной добычи будет достаточно для удовлетворения внутреннего рынка, и тогда никто не станет от нас требовать выравнивать цены с импортируемым газом. За первый год мы нарастили добычу на 700 млн. кубов, а дальше я гарантирую, что ежегодно будем увеличивать ее на 1 млрд. м3.

Мы давным-давно могли избавиться от газовой зависимости от России. Почему этого не произошло? Может быть кого-то коррумпировали, может кому-то запрещали… Не хочу разбираться. Могу сказать только, что это была диверсия против Украины.

– Чего ожидаете от проверок торговых центров, которые инициировали?

– Я всегда был против проверок бизнеса, которые представляли собой банальное вымогательство. Но если отсутствие проверок ведет к угрозе жизни, то мы не можем себе такого позволить. Я не хочу штрафов к нарушителям, я хочу безопасности для людей. А для этого нужны проверки, контроль, рекомендации и выполнение рекомендаций.

Вопрос безопасности должен быть приоритетным. Я уже говорил раньше, что ситуация с ней выглядит катастрофической. Людям продают просроченные и несвежие продукты, подделки. В этом нужно ставить точку.

Возлагаем надежды на Госпродпотребслужбу и ГСЧС. Мы повысили зарплату спасателям, обеспечиваем их техникой. Подписали соглашение с Францией для создания вертолетных подразделений, которые позволят спасать людей. Я хочу превратить ГСЧС в «спецназ по чрезвычайным ситуациям».

Вспомнил о взрыве на арсенале в Калиновке. Спасатели тогда прекрасно сработали. Никто не погиб. На это воля Божья. Помню, как мы на вертолете подлетели к очагу, чтобы оценить площадь поражения. Взрывной волной наш вертолет просто откинуло в сторону.

Тогда мы понимали, что нужно отыскать способ, чтобы извлечь боеприпасы и не допустить их уничтожения. Были ребята-герои. Они шли и побеждали последствия ужасной трагедии. Тушили пожар с поезда, когда тут же взрывались снаряды… Поэтому спасатели должны знать, что у них есть все, чтобы сберечь жизни.        

– Часть населения Украины уверена, что разрыв экономических отношений с Россией негативно отразился на экономике. Вы же уверяете, что, наоборот, Украина становится сильней. На чем базируется точка зрения?

– Неужели мы с вами были врагами России? Никогда. Неужели мы на кого-то напали? Нет. За наше гостеприимство нас пришли убивать. Они однозначно проиграют. Жаль, что мы теряем тысячи жизней. Рана в нашем сердце не заживет. Есть Божий суд, где понесут наказание те, кто принимал решение развязать эту войну.

Вместе с тем, как тот, кто отвечает за экономику, я действительно убежден, что это   испытание позволит нам стать сильней. Мы были привязаны к российским рынкам сбыта, газу, флоту, оставаясь сырьевым придатком. Вырваться довелось из-за трагических обстоятельств. При этом сейчас 40% украинского экспорта идет в ЕС. Мы открываем новые рынки по всему миру. Договорились о зоне свободной торговли с Израилем и Канадой, до конца года подпишем аналогичный документ с Турцией.

Думаю, что через 10 лет Украина создаст одну из самых сильных экономик в Европе. Это зависит от нас. Если заменим перспективу лапшой для ушей, ничего не изменится, если же будем заниматься реальными делами, достигнем результата.

 “РЕАЛ”


 
НовостиМира
РэдТрэмОбменный
 

Комментарии закрыты.

Video >>

На Полтавщине полицейские поймали голую женщину (видео)

10.05.2016 - 19:02
Забавная история приключилась на 9 мая в Кременчуге Полтавской области. Там патрульные полицейские увидели прямо на улице обнаженную молодую женщину. Естественно, они вынуждены были пресечь нарушение общественного порядка и задержать ...

Протесты в ЛДНР набирают обороты, видео

10.02.2018
В Сорокино (Краснодон), Ровеньках и ...

Журналисты посетили тусовку украинских патриотов в Донецке: видео

26.12.2017
Журналисты российского телеканала «Дождь», посетив ...