Гройсман рассказал, когда можно будет уменьшить тарифы

«Я иногда шучу, что приходится ехать на автомобиле, с которого сняли три колеса и руль, со скоростью 120 км/ч»

В качестве премьер-министра Владимир Гройсман в Винницу приезжает не часто. Но всегда «привозит» коллег. Так, 16 ноября с министром охраны здоровья Ульяной Супрун он «инспектировал» хирургический корпус «Пироговки» и общался со студентами-медиками. По сложившейся традиции глава правительства дал интервью телеканалу «ВИТА».

«За три года в медицине будет совершенно иная ситуация. Нормальная. Будет доступность, высокая зарплата»

– Владимир Борисович, почти 21 миллион украинцев уже подписали декларации с семейными врачами и ЦПМСП, которые сотрудничают с Нацслужбой здоровья. И это при довольно скептическом отношении людей к первичной медпомощи, которую, будем откровенны, принято считать некачественной. Чем объясняется такой уровень доверия?

– Прорыва в качестве оказания медпомощи не произошло. Чтобы его достичь, необходимы изменения. С командой Минздрава мы определились, что нужно сделать, чтобы сама система оказания медпомощи стала более близкой для людей.

Есть несколько составляющих – медицинское образование, инфраструктура и ее доступность, а также обеспечение лекарствами и нормальными зарплатами работников сферы охраны здоровья. По большому счету, это те задания, которые нужно выполнить.

Сегодня мы слышим много негативных отзывов о реформировании системы, и такая реакция вполне понятна. Ничего кардинально за такой короткий отрезок времени пока не изменилось. С чего мы начали? С изменения первичного звена – центров первичной медико-санитарной помощи и системы их финансирования. Раньше платили не за лечение пациента, а за койкоместа и количество персонала. Теперь оплата проводится за конкретного пациента.

Теперь все мы можем выбрать врача, как в частной клинике, так и муниципальной. И за то, что он обслуживает конкретного пациента, он получает определенные деньги. Раньше ведь никто не имел права выбора врача…

– Выбор состоял в том, что человек находил доктора, шел к нему частным образом и платил за консультацию, а участковый просто получал зарплату…

– Верно. Поэтому теперь изменился принцип. На встрече со студентами ВНМУ им. Пирогова я подчеркнул, что результаты любых изменений видны не сразу. Я считаю, что за три года в медицине будет совершенно иная ситуация. Нормальная. Будет доступность, высокая зарплата.

Критиковали систему «Доступные лекарства». Якобы она некоррупционная, на ней сложно заработать, поэтому она не будет работать. Но сегодня выписано 30 миллионов рецептов. Препараты получили те люди, которые ранее вынуждены были себе отказывать в покупке, так как не имели на это денег.

В этом году на 100% госбюджет обеспечил потребности сферы детской онкологии и в два раза мы по сравнению с предыдущим годом увеличили выделяемые средства на взрослую онкологию. И такие темпы будут сохраняться. Ситуация была очень запущенной с вакцинацией. Впервые за 7 лет мы восстановили обеспеченность Украины в вакцинах.

– С 1 июля 2019 года правительство взяло на себя обязательства оплачивать бюджетными средствами стоимость анализов, рентгенисследований и прочего, назначаемого семейными врачами. Они станут бесплатными для пациентов. Но это дополнительная нагрузка на госбюджет. Почему Кабмин пошел на такие меры?

– Национальная служба здоровья заплатит за исследования пациента, но при одном условии – наличии направления от семейного врача. Это еще одна мотивация для украинцев, чтобы не запускать болезни, а профилактировать их, выявлять и лечить на ранних стадиях.

Еще одно направление – экстренная медицина. Необходимо достаточное количество машин и бригад скорой помощи.

– А почему не с экстренной медицины начали?      

– Все же самым массовым является первичное звено, как-никак, 85% обращений. К тому же я не могу сказать, что мы, реформируя одно направление, упускали остальные. Это неверно. Параллельно мы принялись создавать кардиоцентры по всей стране. Планируется появление 29 таких узкопрофильных учреждений. Для них уже закуплено оборудование.

Мы начали ремонтировать инфраструктуру больниц, к примеру, киевского Охматдета, перинатальных центров во Львове и Луцке, Винницкой областной больницы. Побывал в новом корпусе «Пироговки» – примерно на 30 палат всего 56 коек, а в старом помещении 1917 года было 9 палат на 50 коек. В каких условиях люди лечились?! А теперь там есть новейшие 13 операционных с лучшими столами и наркозным оборудованием.

Если говорить о Виннице, то мы завершаем процесс оснащения хирургического корпуса. Кроме того, в городе строят корпус в больнице скорой помощи, на территории 1-й больницы создается кардиоцентр. Подобные инфраструктурные проекты дают возможность сформировать систему охраны здоровья.

 «С 2006 года в Виннице сформирована слаженная команда единомышленников. В Киеве по-другому. Иногда чувствуешь себя одиноким»

– Так происходит в большинстве городов, или Виннице отведена роль оазиса?

– В Виннице происходит многое не так, как в других городах. В том числе благодаря тому, что мэр Сергей Моргунов и горсовет работают по иным принципам. С 2006 года сформирована слаженная команда единомышленников. В Киеве по-другому. Иногда чувствуешь себя одиноким. Есть круг единомышленников, но его нужно расширять, поскольку задач намного больше.

Хотя, должен сказать, что много вещей удалось сдвинуть с места – от строительства дорог и децентрализации до сферы образования. Но результаты не будут такими быстрыми, как нам всем хочется. Я всегда был энергичным. По мне: когда есть решение, то его выполняешь… Мешает и агрессия России.

– Многое из того, что потеряла экономика Украины, удалось компенсировать?

– Фундаментально практически все. Но мы потеряли территорию и постоянно теряем жизнь и здоровье украинцев. Если говорить об экономике, то свыше 5% ВВП мы тратим на ВСУ и оборону в целом. Кроме того, нас давят долги. До 2014 года Украина одолжила свыше 50 млрд. долларов.

Куда ушли эти средства – в песок, воздух? Не знаю, куда… Но сейчас ежегодно мы вынуждены выплачивать проценты по этим кредитам 5 миллиардов. В следующем году нужно отдать 15 млрд. долларов. Я считаю, что имела место безответственность тех людей, которые брали кредиты, ради того, чтобы условно по 100 гривен раздать людям, а о завтрашнем дне никто не думал.

Когда я работал в Виннице, мы никогда себе не позволяли относиться с пренебрежением к людям, быть временщиками. Я всегда говорил, что политики должны быть ответственными.

– На уровне города и страны…

– Нам удалось быть такими в Виннице, и придерживаемся этих принципов на уровне страны. Одиннадцатый квартал подряд экономика показывает позитивную динамику. На сегодняшний день доходы и расходы государства сбалансированы, но проблема в долгах 2008-13 годов. Сейчас мы вынуждены брать кредит у МВФ, чтобы «перекредитоваться» и возвращать долги в 2019-21 годах, которые являются пиковыми по размерам выплат.

– На 23% повышен тариф на газ. Некоторые политики уверяют, что газ для населения должен стоить меньше. МВФ хотел большего…

– С 2008 года Украина брала деньги в долг на 10 лет и обещала, что вот-вот поднимет тариф для населения до уровня промышленности. На нас стали смотреть как на тотальных лгунов. Пришло время отдавать. Кредиторы поставили ультиматум – выполняйте обязательства 2008-го, то есть повышайте тариф на 60%. Я прекрасно понимаю, как сложно людям оплачивать такие расценки. Три месяца мы пытались «снять этот вопрос», как с повышением пенсионного возраста, но в данном случае это оказалось невозможным. Пришли к компромиссному решению.

Если бы не достигли компромисса, Украину ждал бы дефолт. Многие соглашались на такой вариант. Я был против. Это обесценивание доходов украинцев. Если сегодня семейный врач получает почти 12 тысяч гривен, или $450, то при банкротстве страны его зарплата упала бы до 200 или 100 долларов. Нас толкают к этому пути.

Сейчас очень важно утверждение проекта бюджета на 2019 год. Он предусматривает продолжение реформ в медицине, образовании, обороне, дорожной отрасли.

– Правительство предусмотрело средства на субсидии в прогнозируемом объеме?

– Безусловно. Я поставил четкую задачу министру социальной политики и социальным службам помочь всем, кто в этом нуждается.

– Системой гарантированной соцподдержки, а ведь еще не так давно около 50% украинцев получали субсидии, не приучается ли общество к тому, что гражданин не думает о собственной ответственности за то, как и чем кормить семью? То есть, получается, что можно все свои проблемы переложить на плечи государства…     

– Не думаю. Не оплачивают в полном объеме те, у кого нет на это средств. Если у семьи  нет средств, тогда государство поддержит. Это и есть социальная справедливость. Именно по этой причине с 1 января предусмотрено очередное повышение пенсий около 500 тысячам военнослужащим, а с 1 марта мы пересчитаем в сторону увеличения выплаты примерно 12 миллионам пенсионеров.

Сегодня очень сложно прожить на 1400-1500 гривен пенсии. Я это отлично понимаю. Но в 2014 году правительству достался Пенсионный фонд с «дырой» в бюджете в 160 млрд. грн. Это около 40% всего бюджета ПФУ.

«Я иногда шучу, что приходится ехать на автомобиле, с которого сняли три колеса и руль, со скоростью 120 км/ч»

– Латаете ее за счет борьбы с теневой зарплатой?

– В том числе… Я вижу, как можно «вывести» ситуацию и понимаю, как увеличить экономический рост, количество рабочих мест, создать благоприятный инвестиционный климат. Нет вопросов, которые я бы не понимал, как решить. Единственное, в чем возникает проблема – сломанная государственная система, и мне, как премьер-министру, не хватает инструментов, чтобы реализовывать более динамично свою политику.

– В чем произошел слом?

– Очень много центров государственного управления. Распорошена ответственность. Нет рычагов влияния для реализации определенных заданий. Тяжело консолидировать усилия для принятия конкретных решений. Зарегулирована система. По любому поводу, даже мизерному, ты должен идти для согласования в парламент. Фактически Кабмин слишком стеснен в своих полномочиях. Это было создано системой давно.  

Студентам-медикам в Виннице я рассказывал, что у мэра в юрисдикции города полномочий больше, чем у премьера в юрисдикции Украины. Я иногда шучу, что приходится ехать на автомобиле, с которого сняли три колеса и руль, со скоростью 120 км/ч. Дело ведь не только в том, чтобы ехать, но и достичь успеха.

– После «скандалов» с отсутствием тепла в ряде городов Украины проблему удалось решить. В чем корни ее возникновения? Кстати, российские СМИ успели авансом распиарить «ужасы» холодной украинской зимы.

– Я не думаю, что в этом плане в России больше порядка, чем в Украине. Хотя у власти там полномочий гораздо больше, нежели у украинских чиновников в правительстве. Этим и отличается украинская демократия от российской автократии.

В чем проявляется демократия? Приближаются выборы, а мы не знаем, кто выиграет. Люди имеют право выбора. У россиян такого права нет.

Что касается тепла, подать его удалось волевыми решениями в четкой координации с мэрами. Газом и углем мы обеспечили. Это наша компетенция. Я же не могу запускать котельную в каждом городе. На это есть местная власть. То, что не было где-то тепла, это «прокол» исключительно местной власти – или не предусмотрели возможные проблемы, или не додавили решение отдельных вопросов, или не обращали внимания на проблему, пока не ударил мороз.

В Смеле Черкасской области, как я считаю, не совсем адекватные руководители. В прошлом году там была аналогичная проблема. Был год, чтобы разобраться и найти варианты решения, включая реструктуризацию, которая разрешена законом. В итоге тамошние власти сначала «заморозили» людей, а потом принялись обвинять правительство. К сожалению, механизм ответственности городских властей за подобное отсутствует. Безнаказанность порождает халатность и бездействие.

– Получили ли мы больший кредит доверия в плане борьбы с коррупцией со стороны международных финансовых организаций?

– Ключевым является увеличение доверия в середине страны. Определенный прогресс в плане борьбы с коррупцией произошел. Не могу сказать, что он необратим. Как я могу бороться с коррупцией на своем нынешнем посту? Например, через систему госзакупок Prozorro, электронное возвращение НДС, децентрализацию.

Отдельно можно говорить о таможне. Там уже созданы целые кланы, которые срощены с правоохранительными структурами и «крутят» миллиардами. Передача многих полномочий на места тоже может быть хорошей основой для борьбы с коррупцией. Важно, чтобы наконец-то появился Антикоррупционный суд, чтобы существующие структуры не гонялись за псевдопреступниками, и работали по тем известным личностям, о которых говорит вся страна.

Я против избирательного правосудия, против того, что не пресекают преступление и наказывают за него, а  сначала определяют жертву, потом подбирают преступление, а затем начинают карать. Эта показуха подрывает доверие ко всей системе, и всей антикоррупционной системе уже приходится возвращать тот кредит доверия, который ей был дан.

– У Украины сохраняются шансы обеспечить добычу собственного газа в объемах, достаточных для внутреннего потребления?

– Конечно. По запасам газа мы на 2-3 местах в Европе. Но мы постоянно покупаем его то в России, то в Европе. Почему не разведывали собственные месторождения? Причина в коррупции. Выгодней было свое уничтожать, чтобы заключать контракты на экспорт, что позволяло дельцам прекрасно зарабатывать.

Я взял курс на то, чтобы расконсервировать имеющиеся скважины и начать добывать газ. В этом очень помог парламент, изменив налогообложение. Украине было бы достаточно 32-33 млрд. кубометров газа собственной добычи, а мы добываем 20 млрд., из которых около 5 млрд. кубов – частными компаниями.

Некоторые политики манипулируют понятиями «газ украинской добычи». Цена должна быть одинаковой с импортным, тогда этим никто не сможет злоупотреблять. Почему так хотят продавать населению украинский газ дешевле? Чтобы вернуть прежние схемы, когда отдельные компании завышали объемы потребления газа населением, и разницу продавали промышленности. Если выровнять цены, эта схема погибнет. При этом трейдерам будет выгодно развивать внутреннюю добычу.

Параллельно мы запускаем фонд энергоэффективности. До 20 миллиардов гривен мы сможем направить на утепление домов и ремонт теплотрасс.

При сохранении нынешних тенденций и реализации планов к 2025 году Украина сможет выйти на 32-33 млрд. кубов добычи собственного газа при меньшем потреблении. Тогда можно будет уменьшить тарифы и стабилизировать их.   

Подготовил Игорь  ЗАИКОВАТЫЙ, РЕАЛ


 
НовостиМира
РэдТрэмОбменный
 

Комментарии закрыты.

Video >>

Возле Авдеевки уничтожен блиндаж террористов: опубликовано видео

03.07.2018 - 14:47
Под Донецком неподалеку от передовых позиций бойцов 92-ой бригады, защищающих подступы к Авдеевке, был уничтожен блиндаж оккупантов. Соответствующее видео опубликовал фронтовой волонтер Юрий Мысягин, регулярно добывающий с передовой подобный эксклюзивные ...

Путин приехал к Лукашенко в туфлях на огромных каблуках: видео

30.11.2017
Журналисты обратили внимание на несколько ...

Забавное дефиле коротконогого кота (видео)

29.03.2016
Забавного котика сняли на видео. ...