Бабий Татьяна

babiy_1«Мои замы не представляли Власюка главой МСЭК. Тут возникла коллизия, с которой предстоит разобраться юристам»

Татьяна Федоровна рассказала «РЕАЛу» о том, как судьба связала ее с медициной с раннего детства, об истории с прослушкой ее кабинета, после которой она уволилась, о том, что когда пришла в этом году на должность, работа департамента была практически парализована, о том, что к концу года ожидается открытие централизованной диспетчерской медицины катастроф, а также о выявленных фактах закупки устаревшего оборудования по завышенным ценам

Инициированная несколько лет назад реформа системы здравоохранения с первых же ее дней подвергается критике. Авторы пилотного проекта реформы, запущенной в четырех регионах Украины, сегодня не во власти. На фоне более глобальных процессов в стране ситуация с оказанием медицинской помощи ушла на второй план. Однако первый этап реформирования пусть и не полностью, но изменил систему. Будет ли этот проект продолжен, и каким путем предстоит двигаться здравоохранению, пока не ясно. Как уверяет директор департамента охраны здоровья и курортов Винницкой ОГА Татьяна Бабий, на сегодняшний день можно сказать лишь, что к прежнему формату с массой мелких и убыточных участковых больниц никто не вернется.

«История» с прослушкой в моем кабинете началась с того, что я отказалась от «предложения» уйти работать в наркодиспансер на формальную должность без рабочего места»

– Татьяна Федоровна, расскажите о себе. Почему решили стать врачом?

– Наверное, и выбора у меня не было. Родилась я в Виннице, училась в 1-й школе. Между прочим, в свое время мы первыми в 1963 году стали изучать английский язык с 1-го класса. Жили мы вблизи больницы им. Пирогова. Мама, начиная с 1944 года, всю жизнь работала медсестрой в хирургическом отделении. Фактически я выросла в среде медиков, с подругами с детства бегали по Пироговке – она была нашим родным домом.

Так что о другом выборе для себя я и не думала. Правда, говорить о семейной врачебной традиции не приходится. Если по папиной линии встречаются медики, то по маминой никто, кроме нее, с медициной связан не был.

После окончания школы с первой попытки в мединститут я не поступила, поэтому устроилась младшим медработником на кафедру хирургии, которая располагалась опять же в Пироговской больнице. На второй год поступила на педиатрический факультет. После окончания вуза нас с мужем, а он учился на лечебном факультете, по распределению направили в Бердичев. Положенные три года я работала в детском отделении местной больницы. Почему вернулись в  Винницу? Так сложились семейные обстоятельства. У меня умер отец, мама жила сама, мы приехали к ней. В Бердичеве в 1980-е годы было очень сложно с жильем, и нам никто бы его не выделил.

В Виннице я устроилась на работу в областную детскую больницу. Работала там недолго. Вскоре меня пригласили в облздравотдел, так тогда назывался наш департамент, на должность врача-инспектора педиатрического отдела. Дальнейшая моя карьера неразрывно связана с этим управлением. Я работала областным педиатром, менее года – заместителем начальника управления и заведующей вторым сектором. Тогда пришлось курировать строительство и создавать медицину катастроф. Правильней будет сказать, что я стояла у истоков создания этой службы. Помимо этого, я отвечала за ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций.

В связи с очередными переменами в государстве меня назначили первым заместителем начальника управления охраны здоровья. В 2012 году я ушла… Будучи человеком пенсионного возраста, устроилась на должность заместителя директора областного отделения фонда социального страхования по временной потере трудоспособности. Это довольно серьезная структура. В принципе, работа мне нравилась. Во многом она перекликалась с моей деятельностью в управлении.

Я курировала экспертизу временной нетрудоспособности и тесно сотрудничала с медучреждениями во всех районах. Учитывая опыт и то, что хорошо знала специалистов, сеть больниц и прочее, я свободно и быстро сориентировалась во всех рабочих вопросах. В тот период уже начали внедрять электронный реестр больничных листов. К сожалению, эта система до сих пор не доведена до логичного завершения. Контролирующие органы нашли определенные финансовые нарушения, сейчас проводится проверка, но и фондом, и департаментом в этом направлении выполнена большая работа.

– Ваш конфликт с предшественницей – Лидией Диденко – в 2012 году стал довольно резонансным. Что спровоцировало историю с прослушкой кабинета и задержанием Вашего сына?

– Я – человек абсолютно неконфликтный. Могу жестко реагировать, требовать от подчиненных выполнять работу, но на конфликты не иду… И конфликта между мной и Лидией Алексеевной не было. В департамент она пришла из оргметодотдела областной детской больницы. Естественно, что на первых порах человеку сложно войти в курс дел, поэтому я старалась максимально помочь ей в этом. Надеялась, что она, как перспективная молодая женщина, станет прислушиваться к людям с опытом. Через первые полгода я увидела некое охлаждение отношений. Скажем так, мою информацию она воспринимала довольно неадекватно. Почему-то считала, что я на какие-то службы работаю…

С тех пор она стала ограничивать меня в работе. В коллективе создавалась неспокойная обстановка. Поймите, зарплаты в департаменте небольшие, сотрудники, как  пассажиры в поезде – если зашли, то едут. Большинство действительно за многие годы работы втянулись и трудятся за идею.

Л. Диденко взяла себе в помощники «со стороны» молодую женщину с заочным образованием и без понимания специфики работы, которая фактически писала за Лидию Алексеевну все резолюции, подписывала платежки и сертификаты. Естественно, что подобные факты стали достоянием гласности. Потом Лидия Диденко периодически стала говорить, что мне «пора уходить».

– На каком основании?..

– Претензии в мой адрес она не уточняла. В итоге предложили мне ставку в наркодиспансере по сути без рабочего места. Там даже стола не было. А «история» с прослушкой началась, когда я отказалась от такого «предложения». Поначалу я стала замечать, что кто-то бывает в кабинете в мое отсутствие. Поскольку кроме рабочих материалов я ничего там не хранила, то даже не придала особого значения незваным визитам. Потом как-то увидела на полу и мебели тырсу. Однажды ко мне зашел сын,  он-то и заметил, что от розетки тянется провод. Так он и нашел «тайник» с аппаратурой. В то время все подробности в прессе детально описывали.

– В том числе и задержание Вашего сына после обнаружения этих «устройств». А на каком основании его тогда в наручниках выводили из «Книжки» и сажали в служебное авто?

– Поскольку оснований не было, то и выпустили буквально через 300 метров. Видимо, поняли, что ошиблись.

– Тогда говорили, что якобы и подслушивающая аппаратура была неучтенной и на балансе наших правоохранительных органов не состояла?

– Хотя мне и известно достаточно много о том инциденте, но лучше, наверное, по этому поводу поинтересуйтесь мнением тех правоохранителей, которые в той или иной степени принимали участие в «театральном представлении». Я так понимаю, что кто-то хотел инсценировать «дачу взятки» и как бы поймать на этом, но сын «спутал карты» сценаристов. Могу только сказать, что никакого дела по этому поводу в милиции не открывали.

«Централизованную диспетчерскую центра медицины катастроф должны запустить к концу года»

– После смены власти в Украине и отставки Л. Диденко Вы приняли участие в конкурсе на вакантную должность и вскоре были назначены директором департамента. Как правило, на фоне революционных событий за всеми кандидатурами стояли некие общественные движения. А Вас кто поддерживал?

– В этом плане я стала исключением. Мне предложили принять участие не общественники. Почему согласилась? Может быть, причина и в амбициях, а может и в истории, после которой я уволилась. Хочу внести некую ясность – в заявлении об увольнении в 2012-м я написала «по собственному желанию». И достаточно комфортно себя чувствовала, работая в фонде. Но неестественно. Всю жизнь привыкла «бежать», вариться в системе охраны здоровья, а работа в фонде была предельно спокойной. Видимо, это не для моего характера. Предложили мне несколько достаточно влиятельных лиц из министерства.

– Будем откровенны, общественные слушания кандидатов на эту должность происходили достаточно сумбурно и не предусматривали диалог в узком кругу профессионалов…

– Абсолютно верно. Докладывать о своих планах аудитории, которая не станет тебя воспринимать, я посчитала нецелесообразным. Тем более в атмосфере агрессии, направленной в мою сторону. Однако губернатор остановился на моей кандидатуре. Назначение руководителя на этот пост происходит по инициативе главы облгосадминистрации при согласовании Минздрава. Процедура была соблюдена и 16 мая я приступила к обязанностям директора департамента.

Работу эту я знаю, людей тоже, кадры практически не поменялись. Проблемой было то, что практически с февраля моей предшественницы не было на рабочем месте. К тому времени систему департамента фактически расшатали, работа была фактически парализованной.

– Если раньше о пилотном проекте реформы отрасли говорили как о благе в будущем, то сейчас оценки стали более сдержанные. Как вы оцениваете результат?

– Задачи, которые стояли перед нами на 2012-14 годы, на 100% выполнить не удалось. Несмотря на сопротивление и общественности, и части медработников, выполнен огромный объем работы. Сейчас люди привыкли к тем структурам, которые пришли на смену поликлиникам и участковым больницам. И, мне кажется, уже можно говорить и о позитивных показателях в сфере охраны здоровья.

Пилотный проект по большей части касался первичного уровня медпомощи. Мы создали 33 центра первичной медико-санитарной помощи (ЦПМСП), 27 из которых находятся в районах области. Они включают в себя сеть из 315 амбулаторий общей практики семейной медицины и 502 ФАПа. Семейные врачи сегодня обслуживают 98% населения. Подготовку этих специалистов мы начали еще в 2002 году, когда поддержали общеукраинскую концепцию. Понятно, что курсы не позволяют из терапевта или педиатра сделать высококлассного семейного врача, но медики с опытом работы на участке умеют пользоваться ЭКГ-аппаратом, применять в работе физиотерапевтическое оборудование, предоставить медпомощь в отделении дневного стационара при амбулатории.

– То есть возврата к так любимым пенсионерами сельским больницам не будет?

– Однозначно. Они находились на содержании сельских бюджетов, которые не располагали средствами не только на ремонт зданий и медикаменты, но и на зарплаты. Поэтому с созданием ЦПМСП вся сельская сеть стала финансироваться из районного бюджета. Для реализации реформы из госбюджета деньги выделялись «отдельной строкой». На протяжении этого периода наша область получила оборудования почти на 44 миллиона гривен. Закупали все – от сумок семейного врача и столов до реанимобилей.

За это время мы увеличили автопарк отрасли на 222 единицы. Прежде всего, удалось обеспечить машинами неотложную медицину и семейных врачей. Семейный врач, если имеет водительские права, садится за руль и ездит по селам. Сказать, что мы смогли обеспечить автомобилями всю первичную медицину, я не могу. Уровень оснащения с 2012-го по 2014 год вырос с 58% до 65,2% от потребности. Но, согласитесь, это ведь прорыв, движение вперед.

Кроме того, главы ОГА – и Николай Джига, и Иван Мовчан – занимались ремонтом зданий, обеспечением помещений холодной и горячей водой, туалетами, проведением отопления, созданием нормальных условий как для пациентов, так и сотрудников. Поддерживает эту традицию и нынешнее руководство. И это нормально и правильно.

В то время, когда основное внимание уделялось ФАПам и амбулаториям, несколько обделенными оказались центральные районные больницы. Прежде всего в плане финансирования. По-прежнему, 80% всех средств тратится на зарплатный фонд и энергоносители. Это означает, что на медикаменты, технику и питание денег практически не остается. Но при оказании экстренной помощи наши реанимационные стационары на 100% обходятся своими препаратами. В остальных отделениях пациенту приходится покупать лекарства за свои деньги.

– Процесс создания госпитальных округов не завершен?

– Мы рассматривали массу вариантов. И каждый раз сталкивались с проблемами, которые возникнут при практической реализации. Поэтому решили начать «объединение», основываясь на имеющейся материальной базе. В Крыжополе, Бершади и Могилеве-Подольском уровень медучреждений выше, нежели в соседних райцентрах, поэтому они используются как больницы интенсивной терапии. Туда же мы перевели все родильные стационары, что позволило уменьшить смертность новорожденных. А в Песчанке, Муркуриловцах, Черновцах и Ямполе функционируют больницы планового лечения, где всем окажут экстренную помощь.

– Насколько я понимаю, пусть и без необходимой законодательной базы, но де-факто на Винничине функционирует всего три госпитальных округа?

– Остальные создать не успели. Помимо всего прочего, существуют препятствия бюджетного характера. Все больницы районного уровня решениями сессий райсоветов переданы в областное подчинение и финансируются из областного бюджета. Однако законодательно это не урегулировано. Бюджетный кодекс в этом плане и закон о местном самоуправлении трактуют ситуацию по-разному.

– Когда планируется завершить создание службы медицины катастроф?

– По факту есть Винницкое территориальное объединение неотложной медпомощи, куда входят пять станций. В каждом районе отделения скорой помощи сохранились, но относятся они не к райбольницам, а к станциям.  Кроме того, на Винничине существуют 50 пунктов постоянного или временного базирования карет «скорой помощи».

Например, в Носковцах Жмеринского района нагрузка на бригаду очень низкая – практически в среднем один-полтора вызова в сутки. Поэтому держать постоянно там медиков нет смысла. Уточню, условия в этом селе отличные, помещение может функционировать как пункт постоянной дислокации бригады в экстренных случаях. Допустим, при повышении уровня заболеваемости выше эпидпорога и увеличении количества вызовов главврач жмеринской станции перебазирует в село бригаду. Пока же там в постоянном режиме работает только амбулатория семейной медицины.

– На старте реформы говорили о том, что будут соблюдаться нормы доезда к больному не только в городах, но и селах. С учетом расстояний и качества дорог каретам «скорой помощи» удается вписываться в установленный временной лимит?

– При условии нормальной погоды в городах в 87,6% случаев «скорая» приезжает к пациенту не позже чем через 10 минут после вызова, а в сельской местности – в 67,8% случаях приезжает в течение 20 минут. Показатели достаточно высокие. И достигаются они за счет постоянных пунктов базирования бригад по селам.

В рамках проекта «Вчасна допомога» в Винницкой области начали устанавливать единую диспетчерскую службу. Из госбюджета нам поставили оборудование стоимостью около 10 миллионов гривен. Правда, сейчас руководители этого проекта подчиняются Минэкономики, но, думаю, они завершат начатое. Новое помещение для службы медицины катастроф у нас имеется. Техника смонтирована. Остается ее запустить. Как только руководство проекта сделает последний шаг, то, располагая GPS-навигаторами и централизованной диспетчерской, мы сможет говорить о том, что система медицины катастроф у нас полностью отвечает желаемому уровню. Говорят, что возможно к концу года монтажные работы будут завершены…

Из областного бюджета мы перечислили последнюю сумму, поэтому задержка лишь в технической стороне. Кроме того, на сегодняшний день по перечню, утвержденному МОЗ, абсолютно все кареты «скорой помощи» на 100% обеспечены медикаментами и расходными материалами. Поэтому если бригада приехала по вызову и якобы у нее нет шприца с иголкой, то сообщайте в департамент, чтобы мы могли соответствующим образом реагировать. Кстати, топливом все машины тоже обеспечены.

«Оформление инвалидности – это отдельная история»

– В последние годы периодически выявляются факты, когда медоборудование закупалось «для галочки» или по завышенным ценам…

– Закупалось и не было установлено. После проверки Госфининспекции были серьезные замечания к работе отдельных лечебных заведений. Акты инспекторы направили в министерство. С тех пор 83 единицы оборудования уже установлены. Были замечания по поводу того, что мы поставили сумки семейного врача в Ладыжинскую горбольницу, которая не участвует в «пилоте». По этому поводу мы смогли убедить суд, что поступили правильно.

Другое дело, что нам в наследство досталось нерабочее оборудование. В областную детскую больницу в 2003-08 годах поступили две эндоскопические лазерные установки по 454 тысяч гривен. Аппараты находятся в медучреждении, но не используются, поскольку отсутствуют комплектующие и паспорта на них. Без этого эксплуатировать их нельзя. Опасно. А самое печальное в этой ситуации то, что когда нашли в Интернете регистрационные удостоверения этих аппаратов, то выяснили, что они еще 1993 года выпуска. И документов на них найти невозможно.

По поводу неиспользования оборудования была создана комиссия департамента. Ряд техники еще можно «вернуть в строй». Но что касается вышеупомянутых лазеров, то главврач больницы В. Паненко подал заявление в прокуратуру. Следственные действия продолжаются. Хочется верить, что дадут надлежащую оценку действиям тех, кто фактически допустил растрату такой суммы при хроническом дефиците средств на сферу охраны здоровья.

– Какими будут следующие шаги реформирования здравоохранения Винничины, и будут ли они? Каково видение этого вопроса в министерстве?

– Пилотный проект завершается. Учреждения, которые были реформированы, к прежней структуре не вернутся. Единственное, есть проблемы с Бюджетным кодексом, по которому вторичный уровень медицины, то есть ЦРБ, на сегодняшний день уже находящиеся в областном подчинении, должны финансироваться из районных бюджетов. По сути, чтобы привести ситуацию в соответствие с законом, необходимо снова перерегистрировать больницы. Передача возможна по решению сессии. На изменение формы собственности придется потратить массу средств и времени. А кроме этого, выделение субвенций больницам сопряжено с определенными рисками, вызванными задержками перевода траншей из госбюджета.

– Внезапно выяснилось, что областной центр МСЭК с недавних пор является госучреждением, а его главврачом значится Виктор Власюк, хотя совсем недавно центр был коммунальным, и возглавлять его назначили Валентина Фищука. Как произошла эта смена?  

– После очередного решения суда В. Власюка на 3-4 дня восстановили на работе, а затем по решению последней инстанции он был «окончательно» уволен. На сегодняшний день в трудовой книжке у него последняя запись указывает об увольнении, и датирована она 5 мая 2014 года. Других записей нет.

Когда Фищука утвердили в должности, и его нужно было регистрировать в ЕДРПОУ как руководителя, выяснилось, что областной центр является госучреждением, которое подчиняется департаменту охраны здоровья. Поясню, департамент никаких документов по этому поводу не оформлял, и в госреестр не подавал. Почему госрегистратор внес изменения, я сказать не могу. Утверждаю только то, что мы ничего не подавали.

Однако, получив по запросу выдержку из госреестра и увидев, что учреждение является госсобственностью, мы стали поднимать все учредительные документы. Есть какие-то документы 1990-х годов, указывающие о подчинении облсовету, и постановление Кабмина от 2010 года, где четко описаны все детали. Вышестоящий МСЭК подчинен МОЗ, и руководитель назначается министром, а нижестоящие инстанции подчинены территориальному органу – департаменту охраны здоровья, а руководитель назначается приказом директора по согласованию с министерством.

По большому счету, это логично, ведь выводы экспертов гарантируют определенную господдержку, значит, и контролировать деятельность МСЭК должно государство. Я хоть и много лет работаю в департаменте, но когда передавались учреждения из государственной собственности в коммунальную, курировала лечебно-профилактическую сферу, поэтому подробностей передачи не знаю.  Как МСЭК оказался в коммунальной собственности, не знаю. Но сегодня про Власюка, как главврача центра, никто не говорит.

– Но ситуация сложилась таким образом, что, как пишут некоторые винницкие издания, Ваши заместители представили его коллективу, как нового руководителя. Он самоуправничал?

– Поясню. Когда мы получили выдержки из госреестра, я их послала показать документы Фищуку, и сообщить о коллизии. То есть, пояснить, что руководитель должен быть представлен приказом по департаменту. А получилось, что Власюк пришел за моими заместителями следом, то есть они его не представляли. В результате возникло народное негодование по поводу того, что он «вернулся».

Действительно есть серьезные нарекания к организации работы системы МСЭК. Понятно, что там нужно наводить порядок, менять человека на того, который возглавит учреждение и сможет им управлять. Однако, дело в том, что подобрать кандидатуру довольно сложно. Более того, сменить часть кадров более чем проблематично. Нужны специалисты в экспертизе.

Обычным врачом нельзя заменить врача-эксперта по нетрудоспособности. Уточню, основная задача при экспертизе сводится к определению степени функциональных нарушений, которые дают или не дают право считать человека инвалидом и оформлять ему соответствующее пособие.

Если говорить о коррупции в этом учреждении, то нужно помнить, что кроме тех, кто берет взятки, есть и те, кто их дают. Пособие по инвалидности очень часто расценивается, как некий гарантированный минимум, поэтому его хотят получать, а если даже по объективным причинам государственная поддержка не полагается, человек остается обижен. У него нет работы, лечение стоит дорого, а денег на медикаменты он не имеет.

– Каким Вы видите выход из этой ситуации?

– Мы стоим на соблюдении буквы закона и положений постановления Кабмина. Если же по закону о местном самоуправлении МСЭК должен находиться в коммунальной собственности, то эта процедура должна быть проведена. Выход я вижу в том, что нужно в первую очередь опытным юристам изучить все нормативные документы и дать заключение.

– Теперь на отвлеченную тему. Чем увлекаетесь вне работы?

– Семьей и домом… В прошлом я занималась легкой атлетикой, бадминтоном, а сейчас просто веду здоровый образ жизни. Муж, сын, дочь, зять и невестка – медики. Поэтому все заняты чуть ли не сутками. Мне даже на внука времени почти не остается, не то, что на увлечения. В отпуск обычно иду весной – отправляюсь на пару неделек в санаторий или оздоровительное заведение. Вот и все увлечения…

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ


 
НовостиМира
РедТрэм Обменный

Комментарии закрыты.

Video >>

Появилось видео догорающих домов в Авдеевке после обстрела из Града

23.05.2017 - 20:07
Сегодня около четырех часов дня террористы накрыли ракетным обстрелом из Града жилой сектор Авдеевки. В результате прямых попаданий полностью уничтожены 4 дома, еще не менее 10-ти частично разрушены. К счастью, ...

Мужик показал заплутавшему коту дорогу

27.02.2016
Это короткое видео о взаимопонимании ...

Бесстрашный кот утихомирил крокодила (видео)

06.11.2015
Крокодилу крупно повезло. Кот, по ...