Савчук Сергей

savchuk_1«Мы написали предписание и оштрафовали главу суда Кузьмишина на 5100 гривен, и сам суд на 12450 грн.»

Сергей Варфоломеевич рассказал «РЕАЛу» о том, как создавал в Виннице первую в Украине автоматизированную систему управления, о том, как в 90-е оказался на «вольных хлебах», о том, что многие годы ГАСК абсолютно был оторван от реалий и игнорировал интересы громады, о судьбе и проверках бывшей гостиницы «Савой», которая нынче находится в ведении ВААС, а также о том, что его увлечения меняются с возрастом

До последнего времени конфликтные ситуации между органами Государственного архитектурно-строительного контроля и местными властями периодически возникали во многих городах. В Виннице затяжная «холодная война» летом 2013 года завершилась колоссальным скандалом, когда мэрия заявила о попустительстве контролирующей организации, в результате которого в историческом центре начали возводить 11-этажный дом формально на одну квартиру. Смена руководства страны привела к «чисткам» в структуре ГАСК как на центральном, так и региональном уровнях. Областную инспекцию возглавил депутат постоянной комиссии горсовета по вопросам архитектуры, градостроительства, земельных отношений и охраны окружающей среды Винницкого горсовета Сергей Савчук, который в свете грядущей реорганизации всей системы первым делом взялся за «разрушение» старых порядков.

«У меня сохранилась грамота Чернобыльского райкома партии за работы по ликвидации последствий аварии – одна из последних, через месяц его расформировали»

– Сергей Варфоломеевич, сегодняшняя должность, пусть и в ранге исполняющего обязанности, позволяет изменить систему изнутри. Тем более что специфика работы инспекции Вам отлично знакома. Расскажите, почему решили стать строителем?

– На первый взгляд, выбор места учебы и будущей профессии может показаться странным. Я же родом из села Дениховка на Киевщине. После окончания восьми классов в 1970 году поступил в Немировский строительный техникум. Откровенно говоря, в школе я даже не слышал о существовании такого города. Но так получилось, что до меня туда поступил учиться мой старший брат, а до него – его друг. Я лишь пошел их стопами.

Если сейчас студенты скачивают курсовые и дипломные работы из Интернета, то тогда приходилось самому много чертить, учить, а параллельно с учебой класть кирпичи и мешать раствор на строительстве. Педагоги у нас были практиками, поэтому готовили не теоретиков, а строителей. Хотя техникум я и закончил с отличием, но решил, что как все сверстники должен служить. В те времена это еще считалось почетным. Даже девчата шутили, что если парня не забрали в армию, значит что-то с ним не так.

Служил в Средней Азии, в непосредственной близости от советско-китайской границы. Наш спецбатальон поддерживал погранзаставы. Приходилось сталкиваться с разными ситуациями. Но дедовщины у нас не было. Когда все понимают, что возможны нестандартные ситуации, и твоя жизнь зависит от товарищей, которые прикрывают спину, сослуживцев никто не обидит.

Уволившись в запас в звании старшего сержанта, вернулся на Киевщину, поступил в Киевский инженерно-строительный институт, вскоре женился, устроился мастером в ПМК. Мы тогда помогали в строительстве Белоцерковского шинного комбината. Строили другие объекты. Супруга моя родом с Немировского района, она и предложила переехать в Винницу.

– Молодому специалисту в то время несложно было найти работу по строительной специальности?

– Не верьте, когда говорят, что только сейчас сложно найти место работы, а тогда молодым везде давали дорогу. Чтобы устроиться на работу, нужны были знакомства. Помогла дальняя родня жены. Меня устроили на завод «Будиндустрия», но отработав 4 месяца, я перевелся старшим инженером в городское ЖЭО, поскольку эта должность увеличивала шансы получить жилье.

В 1980 году первый заместитель председателя горисполкома Владимир Бондарчук предложил мне создать для города автоматизированную систему управления. Для городского хозяйства ее внедрили только в Таллинне, и меня направили заимствовать опыт. На то время это было довольно новаторским решением. Поскольку штат горисполкома не предусматривал «единицу» для внедрения АСУ, пришлось идти на бюрократическую хитрость. От Московского проектного института организовали украинский филиал с винницким сектором. Так что я формально числился проектантом.

В итоге в 1983-м мы поставили первые мониторы в кабинетах у зампредов горисполкома. В базу данных внесли все строения города, в которых проводились капитальные ремонты, с указанием степени готовности объектов. Это помогало планировать финансирование и объем работ на следующие годы по различным видам ремонта, а также оперативно узнавать о степени завершения работ на конкретный квартал.

Наверное, к тому времени я устал работать с бумажками, меня тянуло на производство. Уговорил начальство отпустить меня с условием, что буду помогать строить турклуб по улице Пушкина. Строили его по принципу «с миру по нитке». Тогда подобным образом возводились многие объекты. Впрочем, как и сейчас.

Через три года работы в тресте меня перевели на должность главного инженера. Это был 1986 год. Как и других, нас отправили ликвидировать последствия аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда никто не задумывался о влиянии радиации. Говорили – надо! У меня даже сохранилась грамота Чернобыльского райкома партии – одна из последних, через месяц его расформировали.

«Как ликвидатора сегодняшнего ГАСКа моя задача состоит в выработке общих позиций инспекторов и местных властей»

– С тех пор с органами власти ничего общего не имели?

– Как сказать… Действительно, с начала 1990-х я оказался на «вольных хлебах». Занимался тем, что умею. Создавал разные фирмы, которые так или иначе были связаны со строительством. Одна из них называлась «Марс». Помню, Дмитрий Дворкис, будучи мэром, как-то собрал местных предпринимателей и сказал, что нужно в качестве помощи городу скинуться на покупку троллейбусов. Взамен Дмитрий Владимирович обещал, что большими буквами на троллейбусе напишут, что он куплен за средства конкретных предприятий.

Некоторые мои коллеги хотели иных преференций, и Д. Дворкис заверил, что напишет письмо в налоговую службу и на размер взноса им уменьшат налоги.

– Шутник! И что, кто-то поверил?

– Представьте себе, были и такие. Многие повелись. А я посчитал, что если городу нужно, то просто помогу. Так что одно время в Виннице ездил троллейбус от «Марса» и других предприятий…

– Почему меняли названия фирм?

– Так получалось, что когда у фирмы несколько владельцев, то все вместе они собираются, лишь когда приходит время делить прибыль. До этого некоторые компаньоны стараются устраняться от рабочих вопросов. Я решил, что лучше буду работать сам, и наладил собственное производство металлопластиковых окон, дверей и конструкций. Вскоре мы выиграли тендер на сотрудничество со СМУ-3, которое только начинало застройку микрорайона «Подолье». Несколько лет поставляли продукцию, пока застройщик не наладил собственное производство.

– Финансово-экономический кризис ударил по многим строительным компаниям и поставщикам…

– Со 130-ти количество сотрудников пришлось сократить до 30-ти. Лучшие кадры сохранились, фирма работает исключительно на зарплату работников. Заказы поступают как от частных лиц, так и от власти. К примеру, наша фирма выполняла работы по фасаду в горБТИ, потом «остеклили», Дворец бракосочетаний, центры админуслуг «Прозрачный офис». Мне кажется, получилось очень даже интересно, не стыдно гостям города показать. Сейчас, когда захожу, самому приятно.

– Некоторые работы, заказчиком которых выступает горсовет, выполняют компании, связанные или с депутатами горсовета, или с членами исполкома. За это оппоненты власти ее критикуют.

– Если  я депутат, то моя компания не имеет права участвовать в тендере? Выбирают по соотношению цены и качества. Что касается качества, то, будучи мэром, Владимир Гройсман всегда лично контролировал все объекты и всегда требовал идеального качества.

Кроме того, в последние годы, когда начались проблемы с казначейством, далеко не все готовы были делать работу вперед, а потом ждать расчета. Мы на это шли, если понимали, что городу нужно. А иногда что-то делали и вовсе бесплатно. Допустим, у семьи с невысоким доходом случился пожар. Они обращаются к городским властям за помощью. Из мэрии звонят предпринимателям и просят, если возможно, помочь. Никогда не отказывал. Если ты как депутат принимаешь решение, участвуешь в их разработке и отлично знаешь возможности бюджета, то понимаешь, что он ограничен, и потому стараешься помочь людям и сам.

– В течение последних 5 лет в Виннице периодически появляются «оконные» аферисты. Они предлагают по демпинговым ценам установить металлопластиковые конструкции, а в результате люди дают аванс и уже не могут найти ни посредников, ни изготовителей. У Вас нет рецепта, как эффективно бороться с этим видом мошенничества?

– На перекрестках рекламные буклеты с прайсами раздают не только аферисты, но и агенты действующих фирм. Есть такие, что на 30-35% занижают реальную стоимость. И люди ведутся на дешевизну, отдают деньги, не получая взамен даже чека или приходного ордера. Поэтому, прежде всего, следует поинтересоваться офисом организации и производственными мощностями. Должен разочаровать, универсального рецепта борьбы с этим явлением не существует. Аферисты часто гастролируют. Неделю-другую они обирают людей в Виннице, потом уезжают в другой город. Кстати, с появлением мошенников очень многие заказчики стали интересоваться производством. Помню, как наш менеджер даже возил в цех винничанина, заказывающего всего одно окно.

– Как главе профильной комиссии горсовета Вам приходилось принимать участие в противостоянии между инспекцией ГАСКа и мэрией. Удавалось ли находить компромисс?

– Скажу, что до 15 мая никакого сотрудничества между инспекцией ГАСК и городской властью не было. Точнее, сотрудничество происходило в формате огромнейшей официозности. Я считаю, что когда речь идет об объектах города, то принятие решений по регистрации деклараций на строительство или приема в эксплуатацию того или иного здания, не может происходить без ведома горсовета. В инспекции считали, что их непосредственное начальство находится в Киеве, а местная власть существует в параллельном измерении. Более того, и отношение к горсовету было высокомерное.

В инспекции к работе подходили довольно формально, я бы сказал автоматически. Без использования того, что находится внутри черепной коробки. Предприятие подало декларацию – ее зарегистрировали, а что хочет делать застройщик, скажем так, никто не вникал. Городские власти даже не знали, на какие объекты дают разрешения в ГАСКе. Отсутствие сотрудничества породило массу неприятностей, в том числе ситуацию, с которой мы столкнулись по бывшей гостинице «Савой».

К сожалению, были такие случаи, когда конкретный объект городская власть видит как социальный, а появлялся некий «предприниматель», который много лет назад подписал договор аренды или сервитута, и ему могли разрешить возводить что угодно. На Генплан никто внимания не обращал. Подобные действия в итоге оборачиваются затяжными спорами.

Основной задачей, которую поставили передо мной при назначении начальником инспекции, стало «объединение» видений. То есть, чтобы и инспекторы ГАСКа, и местные власти работали не вразнобой, а оценивали ту или иную ситуацию, исходя из единых критериев – законности и целесообразности. В связи с этим мы хотим, чтобы наши инспекторы даже физически находились в помещении РГА и райсовета, а не отдельно. Все вопросы, касающиеся того или иного объекта, который может представлять интерес для местных властей, должны обсуждаться. Задачи общие, поэтому и работа должна выполняться сообща.

– И как, получается?

– На уровне Винницы мы очень плотно сотрудничаем. В некоторых районах тоже добились определенных успехов, но пока не во всех… В областном центре работу мы построили таким образом, что наши сотрудники теперь в курсе всего, что рассматривается сессиями горсовета или аппаратом исполкома. Плюс я и сам в теме, поэтому ежедневно просматриваю все декларации, которые поступают в инспекцию. Естественно, если вижу, что, например, планы городской власти по конкретному объекту не совпадают с желаниями бизнеса, то мы возвращаем документы без согласования, мотивируя отказ четкими аргументами.

– За прошедшие с момента Вашего назначения полтора месяца как часто приходилось «налагать вето»?

– Это семь-восемь объектов, по которым заказчикам отказали в разрешении начинать работы в связи с подачей неправдивых данных. Некоторые оспаривают наши решения в суде. С момента подачи документов в инспекцию у нас есть пять дней, чтобы оперативным путем проверить правдивость данных, указанных застройщиком. Проще говоря, нужно подъехать на место и посмотреть…

Допустим, человек самовольно построил здание, а сейчас решил получить разрешение на начало строительных работ якобы на пустой площадке. Так вот, визуальный осмотр для нас становится поводом для того, чтобы заявлять о предоставлении застройщиком недостоверной информации. Если раньше за месяц инспекторы с проверками выезжали 34-36 раз, то, к примеру, за третью неделю июня выполнили 99, а за последнюю – 94 проверки. В целом за июнь – свыше 350 проверок. Что касается нарушителей, то никто не старается штрафами разорить человека. Довольно часто на первый раз ограничиваемся предупреждениями.

«Когда в Киеве я проходил собеседования, то сразу всем заявлял, что брать подношения не стану и давать тоже»

– Какова судьба 11-этажного одноквартирного дома по Краснокрестовской, ставшего прошлым летом предметом публичной «войны» между мэрией и инспекцией ГАСК?

– Насколько я знаю, дело находится на рассмотрении суда. Лично я считаю, что будет справедливым, если эту «свечку» в центре города все-таки не построят. Почему застройщик решился на подобное?.. Не могу сказать, что причина в преступной деятельности чиновников инспекции, но, по крайней мере, халатность имела место. Я не верю, что в самом центре города строился объект и ГАСК этого не замечал, пока мэрия не подняла шум, инициировав пресс-конференцию и запросы в прокуратуру.

В последнее время в райцентрах тоже пытаются строить многоэтажки без соответствующей документации. Не 11 этажей, конечно. Есть случай, когда собирались «по-тихому» возвести 5-этажное здание на 6 сотках. По большому счету, мы требуем лишь соблюдения нормативов. Хотите строить многоэтажку на 15-20 квартир? Стройте, но прежде поменяйте целевое назначение земельного участка, согласуйте это с местной властью. Именно городские или районные власти должны сказать, позволяют ли имеющиеся условия строить такой дом, не станет ли он мешать соседним строениям.

– Вернемся к «Савою». Каким Вы видите выход из сложившейся ситуации, которая пока напоминает перманентную войну?

– Хочу остановиться на претензиях в нашу сторону. Руководство суда заявляет, что мы внезапно организовали проверку. Честно говоря, ее давно надо было организовать. Основанием стало обращение от нардепов Андриевского и Попудренко и приказ ГАСК Украины. О том, что на 30 мая запланирована проверка, мы предупреждали и просили, чтобы присутствовал представитель суда. На имя главы ВААС Кузьмишина 28 мая мы направили телефонограмму, а на следующий день занесли письмо. Вместо содействия, нас не пускали. Кроме того, недавно ВААС подал в милицию заявление и требует открыть уголовное производство по факту якобы подделки документов.

– А что «подделали», если не секрет?

– Акт, составленный 30 мая, когда комиссию из 7 человек не допустили к объекту. Они подтвердили следователю, что лично подписались… Действия суда мне не понятны. Также мы написали предписание, оштрафовали главу суда Кузьмишина на 5 100 гривен и сам суд на 12 450 грн.

Я общался с управляющим аппаратом суда и пояснял, что даже неграмотный дядька из села знает, что когда строит хату, то сначала возводит фундамент, стены, крышу, а только затем занимается штукатуркой фасада. Для меня, как строителя со стажем не понятно, как можно делать фасад памятника архитектуры с лепкой, когда нет кровли! Кто определял порядок выполнения строительных работ?.. Вместо того чтобы согласиться и сказать, «да, мы дали в штангу, давайте всем миром будем спасать ситуацию», с нами пытаются спорить из-за «особого статуса судьи». Спрашивается, какое имеет отношение к строительству и сохранению памятника архитектуры  «особый статус судьи»? Уточню, у инспекции претензии не к работе суда, принятию судом решений, а к юридическому лицу «ВААС», которое должно вести себя по тем же правилам, что любые другие юридические лица. При таком подходе, наверное, судиться будем долго, а достопримечательность города при этом будет и дальше разрушаться.

– Будем откровенны, когда здание облсовет передавал суду, городские власти не «шумели»…

– В городском совете многие были изначально против, мы бы не отдали, но не мы решали. Решал облсовет. По улице 600-летия (у ТРЦ «Мегамолл») есть здание, которое давно предназначалось для передачи под административное судопроизводство. И его я считал и считаю более разумным вариантом. Во-первых, рядом находится большая площадка под автостоянку, а в центре машину негде поставить. Во-вторых, более ста лет здание использовалось как гостиница «Савой». Это наша история. Ее нельзя перечеркивать.

– Государственный архитектурно-строительный контроль ждет реорганизация. Существует несколько вариантов ее будущего. Какой из них Вы считаете наиболее логичным?

– Инспекция «приземляется», становится ближе к народу. Пилотный проект, который будет проводиться в Киеве, Винницкой и Киевской областях, предусмотрит ликвидацию инспекции и создание на ее базе новой структуры. Сейчас в аппарате 51 сотрудник. Думаю, останется не больше 45. В некоторых районах низкая нагрузка на сотрудников, поэтому часть из них сократим. Если за месяц четыре инспектора проводят по три проверки, а суммарно 12, может, стоит оставить одного и он справится с имеющимся количеством работы? Для сравнения, в Виннице один сотрудник за неделю проводит 12 проверок.

Я считаю, что нужно одного инспектора «ставить» на 3-4 района. Его кабинет должен находиться в райцентре, равноудаленном от остальных районов, и человек справится. Прежней уравниловки не будет, когда один сотрудник проводит десятки проверок, находит нарушения и выписывает штрафы на тысячи гривен, а второй может и вовсе ни одной проверки не осуществить.

– Может, проводит, но «штраф» кладет себе в карман? Не проверяли?

– И такое может быть. Сейчас я анализирую работу инспекторов, смотрю, насколько добросовестно они работают… И всех предупреждаю, что качество работы буду учитывать при формировании новой структуры. Какова суть грядущих изменений? Рассматриваются несколько вариантов. Например, что мы будем Департаментом ГАСКа Украины в области. Второй вариант заключается в том, что вместо инспекции, 7-8 сотрудников будут работать в местном департаменте Госархстройинспекции Украины и осуществлять общий надзор, а остальные – в районных исполнительных органах. Таким образом, инспекторы будут принимать решения на своем уровне, а мы – контролировать законность этих решений. По замыслу функции нашей структуры будут близки прокурорскому надзору. Думаю, что уже в ближайшую неделю в Киеве окончательно определятся.

На сегодняшний день между областными структурами идет дискуссия о полномочиях, которые сохранят руководители регионального уровня. Я, например, поддерживаю точку зрения о минимуме полномочий, некоторые мои коллеги придерживаются противоположного мнения.

– Как коллектив реагирует на новации, саботаж не ощущается?

– Первые пару дней чувствовалось определенное недовольство. Потом провел собеседования – групповые, индивидуальные и все стало на свои места. Коллектив трудоспособный, но раньше не хватало объединяющей силы, направляющей в правильное русло. Честно говоря, мне кажется, что коллективом никто не занимался, и каждый работал, как мог и хотел. Отсутствовали связи между отделами.

– Давно говорят о коррупции в рядах инспекции. С Вами уже пытались договориться?

– Когда в Киеве я проходил собеседования, то сразу всем заявил, что брать подношения не стану и давать тоже.

– Чем увлекаетесь в свободное от реформирования инспекции время?

– Сейчас довольно сложно ответить на этот вопрос. Раньше сам составлял свой рабочий график и находил время… Люблю путешествовать, отдыхаю исключительно в санаториях Украины. Больше нравится карпатский регион. Иногда летаю на море в Турцию, но чаще делаю круиз по Ивано-Франковщине. Когда-то любил теннис, когда-то играл в футбол, а сейчас стараюсь стать хорошим дедушкой.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ


 
Обливки


Загрузка...

Yandex
trafmag
РедТрэм Обменный

Комментарии закрыты.

Video >>

Сотрудница полиции России станцевала в знак протеста откровенный танец

23.06.2016 - 20:12
Прикольный случай произошел в России, где молодая и достаточно симпатичная сотрудница московского УВД, которая работает при метрополитене, в откровенном одеянии сняла себя танцующей. Причем, танец был не просто так, а ...

Google назвала самые популярные видео 2017 года на YouTube в Украине

08.12.2017
Компания Google назвала самые популярные видео ...

Российские военные потеряли танк Т-72: видео

13.04.2018
В Хабаровском крае России на ...