Танковый взвод под командованием Валентина Гайдукова спас будущего президента Чехословакии

Весной 1941-го года в глубине души все понимали, что война с фашистами неизбежна. К ней готовились с обеих сторон границы. Но, по крайней мере, наши люди ее не хотели. Наверное, поэтому таким шоком стали бомбежки немецкой авиации приграничных районов 22-го июня. Первые месяцы войны были самыми сложными, и у многих фронтовиков они оставили более яркие впечатления, чем победоносное наступление Красной армии.

Полковника в отставке Валентина Гайдукова, тогда еще молодого паренька с Урала, война застала в 18 километрах от Минска. Окончив школу в Орске Оренбургской области, он мечтал стать строителем. Поступил в Свердловский институт промышленного и гражданского строительства, но уже в марте 41-го его по комсомольской путевке направили в Минск в военное училище.

— Летние каникулы мы должны были провести в живописном хвойном лесу, неподалеку от Минска, — вспоминает Валентин Корнеевич, недавно лтметивший своё 90-летие. — Начальство на выходные уехало в город, выпускники школ и институтов праздновали окончание учебы. Обещали дать увольнительные на трое суток лучшим курсантам, в том числе и мне. Но нас оставили в летних лагерях. Субботу, 21-го июня, мы провели по обычному распорядку — подшивали воротнички к гимнастеркам, начищали сапоги, писали письма домой, вечером фильм “Чапаев” смотрели… А утром следующего дня нас разбудили взрывы бомб. Над лесом, как стая ворон, летали бомбардировщики с крестами. Наших самолетов практически не было.

В срочном порядке курсантам выдали оружие и продпаек, а потом выстроили на плацу, чтобы прослушать речь Молотова. — Первые трое суток мы были и пожарниками, и санитарами на улицах Минска и в окрестностях, — рассказывает ветеран. — А 25 июня меня с однокурсниками перебросили под Борисов копать окопы. Немцы к тому времени уже подошли к Минску. Из разбитых у границы частей лесом уходило очень много дезертиров, мы их должны были останавливать. Однажды в штаб пришел лесник и сообщил, что немецкий самолет у озера в лесу сбросил пятерых парашютистов. Он взялся показать нам это место.

Это была первая настоящая военная операция юного курсанта. Во главе со старшим лейтенантом группа будущих танкистов отправилась обезвреживать диверсантов. — На бронетранспортере нас доставили метров за 500 до озера, дальше шли пешком, — вспоминает фронтовик. — Немцы перетаскивали вещи с места высадки на опушку леса. Мы за ними следили. Выбрали подходящий момент и по команде командира закричали: “Hende hoch! Ligen” (“Руки вверх! Лежать!”) Стрелял только старлей, и в воздух. Десантники были одеты в новенькую, чистенькую форму красноармейцев. Их старший приподнялся на колени и начал объяснять, что они, мол, отстали от своей части. А акцент у него прибалтийский… Когда мы их доставили в штаб, то выяснилось, что в грузе, который прибыл, находились две радиостанции, две ракетницы, шифровальные таблицы, банок 15 консервов, автоматы, пистолеты.

За удачно проведенную операцию по поимке диверсантов Валентина Гайдукова и его товарищей представили к награде. — Вскоре нас перевели в Ульяновск, где мы должны были продолжить обучение, — поясняет Валентин Корнеевич. — Примерно через 1.5-2 месяца перед строем курсантов танкового училища нас наградили медалями “За отвагу”. Это первая моя награда. Было очень приятно, до слез.

Через полгода Валентина Гайдукова, окончившего к тому времени училище, посылают в, пожалуй, самую “горячую точку”. Под Ржев. В разгаре битва за Москву, а ржевское направление было настоящим адом, где наши солдаты умирали, но не отступали. — Я был командиром танка Т-34, члены экипажа были и старше, и опытнее, но мы сработались. Когда я пришел, на танке было 5 “звездочек”, а при мне добавилось еще три, — рассказывает Валентин Корнеевич. — Под Ржевом протекает река Вазуза. Потом это место назвали танковым кладбищем. Чтобы прорвать нашу оборону немцы сосредоточили там свою лучшую технику. В одной из атак мы шли в лобовую, атаковали вражескую артиллерию, танки, пехоту. Справа с холма фактически в тыл выползла немецкая “Пантера”. Ее снаряд попал в бок нашего Т-34. Гусеница была разбита, мотор загорелся. Я дал команду всем покинуть танк. Сам уходил последним, был ранен и зацепился комбинезоном за кронштейн люка. Тогда меня спас механик. Снял и оттянул от горящей машины…

После госпиталя Валентин Гайдуков попадает уже в другую воинскую часть. Там его находит орден Красной Звезды за оборону Москвы. А дальше — Курская дуга, названная крупнейшим танковым сражением современности. Именно там танковый взвод под руководством В. Гайдукова спас попавший в окружение батальон Людвига Свободы — будущего президента Чехословакии. Танки форсировали Северский Донец и, удерживая оборону, вывезли оставшихся в живых чехов. По словам Валентина Корнеевича, Л. Свобода потом лично обнимал и благодарил всех спасителей.

Как рассказывает проживающий уже много лет в Виннице В. Гайдуков, о годах войны можно говорить часами, но каждый раз вспомнившиеся эпизоды проживаешь заново. Это больно. Но об этом нужно вспоминать и рассказывать. Это наша история — ее трагические страницы. А без истории и памяти о ней нет народа. Такие понятия нельзя разделять.  


Подпишитесь на новости

 
adpartner


РедТрэм Обменный

Комментарии закрыты.

Video >>

Смертник взорвал себя на КПП в Грозном (видео)

09.05.2016 - 22:00
В Заводском районе города Грозный (Чечня, Россия) утром 9 мая произошел взрыв на КПП. В  результате инцидента один полицейский погиб, еще трое пострадали. Злоумышленников, организовавших взрыв, было двое. Один их них совершил самоподрыв, второго при такой ...

Появилось видео сильного пожара топливных складов под Киевом

05.06.2017
В Броварах Киевской области вспыхнул ...

Грузовики из России тайно вторглись на Донбасс: видео

11.08.2018
Сообщения жителей Донецка и округи ...