Интервью с чемпионкой мира по восточным танцам, а ныне бизнесвумен и доброй феей для сирот Ириной Борзовой

irina 2«Мне легче потому, что я могу опереться на мужа и папу»

31-летней коренной винничанке Ирине Борзовой могут позавидовать многие женщины. Она — счастливая жена (ее супруг — директор команды КВН «Винницкие перцы» Сергей Борзов) и мама двух дочерей (11-летней Анны и 8-летней Лизы). Успешный бизнесмен. Председатель уверенно набирающей обороты общественной организации «Развитие. Развитие». В недавнем прошлом чемпионка мира по восточным танцам, а ныне просто симпатичная и по-спортивному стройная девушка, которая любезно согласилась пообщаться с «РЕАЛом» в собственном кафе.

— Сейчас я уже не занимаюсь танцами. У меня всегда была цель танцевать до 30 и уйти красиво. В принципе так и получилось. Два года назад, когда мне было 29 лет, я поехала на чемпионат мира по «Bally Dance» в Лондоне. Это были соревнования по современным танцам: брэйк-данс, хип-хоп, электроник, джаз, модерн, восточные и т. д. Естественно, кроме видов танцев все участники делились и по возрастным категориям: дети, юниоры и взрослые. Все длилось неделю, мы были 3 дня задействованы, я победила среди 35 соперниц. Как сейчас помню. Сначала на отборочном туре все танцевали по 30 секунд; затем те, кого жюри отобрало в полуфинал, – по полторы минуты; в финале – по три минуты.  То есть, мы один и тот же танец готовили в трех версиях, чтобы вложиться в указанные временные промежутки.

irina 1— Почему именно восточные танцы?

— Я с раннего детства занималась танцами, сначала бальными, потом современными. В 18 лет вышла замуж, в 19 родила Анюту, вернулась на танцы. В 22 родила Лизу. Но в 25 я снова вернулась в ДК «Заря» к своему хореографу Татьяне Валерьевне Чистяковой. И вот тогда я и переключилась на восточные танцы, потому что в 25 уже тяжело заниматься современными или бальными. Я занималась индивидуально и поставила перед собой цель выиграть чемпионат Украины и поехать на чемпионат мира. Правда, чемпионат Украины я так и не выиграла: в Ялте заняла второе место среди взрослых (от 18 лет). Признаюсь, в 29 нелегко соревноваться с 19-летними. Но, к счастью, на чемпионат мира приглашаются и призеры, занявшие вторые и третьи места. Мы готовились к поездке в Англию целый год, выучили культуру этой страны. Танцевала я в абсолютно закрытом костюме под почти невосточную музыку, лишь с отдельными восточными нотками.

— А как же классический имидж восточного танца, как эротический?

— Вот эти монетки, открытое тело и обшитый бюстгальтер – это все пошло из Голливуда. Фактически это не искусство танца, а ресторанный бизнес. В профессиональных же танцах есть четкие критерии оценки: музыка, закрытый костюм, хореография. Плюс, это же консервативная Англия! Кстати, представителей восточных стран на соревнованиях по восточным танцам как раз обычно нет. В основном ими занимаются в России и Украине, в меньшей мере в Европе. Причем восточноевропейские танцовщицы в восточных танцах сильнее западноевропейских.

— Меркантильные вопросы. Во сколько вам обошлась поездка в Англию? Кто заплатил за нее? Был ли вступительный взнос на соревнования? Получили ли вы какие-то ценные призы или премию за первое место?

— Я вам сейчас точно не отвечу: не дешево, но и не так уж и дорого. Если я не ошибаюсь, мне все обошлось в 1,5-2 тысячи евро, правда, это одной мне, а нас было трое… Вступительный взнос, конечно же, был. Мы летели самолетом, заранее забронировали себе гостиницу. Хотя многие с Украины ехали автобусами двое суток – я вообще не представляю, как они вообще потом могли танцевать. А танцоры из других стран приезжали со своими массажистами, гримерами…

Получила я кубок и диплом, все. На таких соревнованиях никогда не было существенных призов. Во всяком случае, за мою танцевальную карьеру точно.

irina 3— Ирина, примерно тогда же вы уже занимались общественной деятельностью и бизнесом?

— Да, бизнесом я стала заниматься в 25 лет. Параллельно уделяла много времени детям и занималась танцами. А вот активная общественная деятельность началась уже после завершения танцевальной карьеры.

— Ирина, но вы и сейчас в прекрасной физической форме.

— Муж на полном серьезе часто говорит: «Прихожу домой, а у меня все танцуют». Многие думают, что он шутит. Дочки сейчас уже тоже ходят на танцы, и мы действительно дома постоянно танцуем. Кстати, я сегодня ехала и думала: «Так хочу на танцы!» Не знаю, может, дождусь, когда моя тренер выйдет на работу после рождения второго ребенка, и пойду к ней индивидуально заниматься для себя, для души (смеется). А так регулярно хожу в тренажерный зал (до 7 раз в неделю), бегаю, плаваю в бассейне…

— Что собой представляет ваша общественная организация?

— Общественную организацию «Развитие. Развитие» мы создали вместе с Натальей Заболотной (начальник отдела молодежной и гендерной политики управления по делам семьи и молодежи облгосадминистрации). У нас есть офис, постоянные работники и очень много проектов. Например, наш последний – третий детский фестиваль «Шаг к мечте» Крок до мрії»). На него работало 20 человек, он длился целый месяц. Если упрощенно, то мы реализовали желания 20-ти социально неблагополучных и больных детей Винницы, подарив им те подарки, о которых они мечтали: от мобильных телефонов до собаки породы такса. Естественно, игрушки, фрукты. Список сирот, детей из многодетных семей и онкобольных нам предоставил профильный городской департамент. Также мы провели творческий фестиваль талантов: около полутысячи винницких детей соревновались в номинациях хореография, вокал и сценическое искусство.

К международному женскому дню «Развитие. Развитие» планирует провести третий социальный проект «Дефиле по жизни», в котором принимают участие политики, бизнесмены, звезды. Потом у нас стартует «Винницкая студенческая весна». Между этими цикличными проектами мы проводим много разовых благотворительных и социальных акций…

— Ирина, вас, наверное, часто спрашивают, почему название организации двойное?

— Да, вы не исключение. Изначально мы хотели назвать просто — «Развитие». Пришли мы регистрироваться, но оказалось, что общественных организаций с таким названием уже было много. Пришлось повторить «развитие» еще раз, через точку. То есть, это было случайно, безо всякого тайного смысла. Зато сейчас необычное название даже привлекает больше внимания к нашей общественной организации.

— Содержание офиса, штатных сотрудников, расходные материалы, подарки детям, благотворительность – все это требует средств. Вы собираете деньги? Выигрываете гранты? Или просто лично вы являетесь спонсором?

— Непосредственно деньги мы никогда не собираем. Это очень тяжело. Со всех сторон тебя и проверяют, и наказывают. Да и вообще очень тяжело мотивировать людей на какое-то дело, даже без денег, например, побыть волонтером пару дней или оказать какую-то иную помощь. И это понятно, у всех свои дела и проблемы. Но я — очень настойчивая: чтобы добиться результата, обойду сто человек, из которых 80 мне откажут, но 20 помогут. А гранты мы даже никогда и не пробовали выигрывать. Мы не грантовая организация.

— Даже не претендуете на гранты облгосадминистрации, где работает Наталья Заболотная?

— Нет! И никогда не будем!

— Значит, лично вы – спонсор «Развития. Развития».

— Не я одна, мы находим и других спонсоров. А вообще, и моя семья, и семья мужа занимаются бизнесом. У нас самих есть свой бизнес не только в Виннице, но и в Крыму: кафе, рестораны, гостиница. Сергей к тому же занимается организацией концертов и больших мероприятий.

Но я четко разделяю бизнес и общественную деятельность: в первом случае я зарабатываю, во втором – реализую какие-то свои гуманитарные и социальные идеи.

— Ирина, зачем вам нужна эта общественная головная боль? Вы готовитесь к политической карьере? Хотите стать депутатом городского или областного советов?

— Тоже часто об этом спрашивают. Мне даже предлагали баллотироваться. Но я не поддерживаю ни одну партию, и никогда не пойду от любой из них. Если бы удалось сделать нашу общественную организацию партией, я бы еще подумала, но это нереально.

У нас в горсовете сейчас около десятка женщин. И чем они занимаются? А я сейчас делаю больше, чем любой депутат.

— Зато депутату бизнес легче вести, с властями и органами договариваться.

— Может быть… Но я не хочу быть депутатом городского или областного совета. У меня цель выше.

— Депутатство Верховного Совета?

— Нет! Я не променяю свою нынешнюю жизнь на какие-то непонятные амбиции и грязную конкуренцию.

— Насчет конкуренции. Где легче вести бизнес — в Крыму или в Виннице?

— В Виннице, если сравнивать с Крымом, все очень лояльно и благоприятно.

irina 4— Ирина, вы феминистка?

— Абсолютно нет! Наоборот. Даже в бизнесе или общественной деятельности мне легче потому, что я могу опереться на очень сильных мужчин – мужа и папу (Наум Баруля – генеральный продюсер «Александр Масляков и компания», работает преимущественно в Москве). Когда мне тяжело, они меня поддерживают. Для женщины – это главное: иметь такую опору.

— С дочками домашние уроки делаете сами или репетиторы?

— Я с мужем. Только английским они занимаются с репетиторами.

— Отличницы?

— Нет. По старому – хорошистки. Например, две девятки, а по остальным предметам — 10,11,12. Я и сама не была отличницей. Зато старшая дочка кроме танцев занимается рисованием и КВН-ом. А младшая — художественной гимнастикой и дополнительно английским.

Виктор БЕРЕЖНОЙ


 
adsteroid
РэдТрэмОбменный
 

Комментарии закрыты.

Video >>

Взрывы в метро Санкт-Петербурга: много погибших (видео)

03.04.2017 - 15:43
Во время серии взрывов сразу на нескольких станциях метро Санкт-Петербурга много погибших и раненых. В частности, в результате взрыва на станции «Технологический институт» погибли минимум 5 человек, еще 50 ранены. ...

Кот демонстрирует сложные акробатические номера (видео)

10.05.2016
По части акробатики и гимнастических ...

Рецепт маринования шашлыка из свинины

01.11.2015
Маринуем Шашлык из свинины. ...