Думаю, через год мы сможем организовать женский монастырь, — Владыка Агапит

agapit_1Архиепископ Могилев-Подольский и Шаргородский рассказал «РЕАЛу» о том, как помогал воссоздавать Киево-Печерскую Лавру и принял монашеский постриг, о том, как правил в Епархиях на Закарпатье и Луганщине, о том, что в ремонт здания Могилев-Подольской епархии вложил свои личные сбережения, о богатом духовном наследии Подолья, где много величественных храмов с иконами, написанными на горе Афон, а также о том, что священники должны иметь страх БожийЖизнь в отдаленных от Киева районах всегда имеет свою специфику и колорит. Это касается и Православной церкви. Архиепископа Могилев-Подольского и Шаргородского Агапита (в миру Ивана Бевцика) смело можно назвать специалистом по окраинам. Он более 15 лет возглавлял приграничные епархии – на Закарпатье и Луганщине, а последний год руководит одной из самых молодых Могилев-Подольской епархией УПЦ МП. Если на востоке Украины владыке довелось быть «миротворцем» и пояснять священникам, что не стоит по собственному разумению проводить службы, то на Подолье, прежде всего, проявились его строительные способности.
«Мы с греко-католиками вместе строили храмы. В одном селе они нам помогали возводить церковь, в другом – мы им»
- Владыка, воспитываясь в атеистическом государстве, Вы сразу после армии отправились в монастырь. Что послужило поводом к такому выбору?- Родился я на Буковине в селе Давыдовцы. Известно оно, прежде всего, тем, что оттуда родом митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим. В свое время он организовал в Харькове собор, где Блаженнейший Владимир был избран Предстоятелем нашей церкви. Не могу сказать, что я воспитывался в атеистической среде. Люди не забывали о Боге даже на фоне гонений.После окончания школы я поступил в Черновицкое музыкальное училище. Окончил его в 1983 году, после чего меня призвали в армию. Служил в военном оркестре в Будапеште, где располагался штаб Южной группы войск. Демобилизовавшись, решил поступать в семинарию. В те годы многие ребята с Западной Украины чувствовали желание узнать больше о Боге, о Церкви. Причем, для этого вовсе не обязательно становиться священником. Я хотел поступить в семинарию, и чтобы получить направление, в 1985-м отправился в Виленский Свято-Духов монастырь. Там получил послушание на клиросе.Настоятель монастыря архимандрит Никита был очень образованным человеком и, можно сказать, первым моим духовным учителем. Многое мне объяснил. В Вильнюсе я пробыл три года. По случаю 1000-летия Крещения Руси в Киеве проводились большие торжества, по этому случаю государство передавало Православной церкви храмы и монастырские постройки. Тяжело передавалось, но тем не менее.agapit_2Именно тогда Русской православной Церкви отдали дальние пещеры, и так совпало, что первым наместником Киево-Печерской лавры был назначен Ионафан, нынешний архиепископ Тульчинский. Еще будучи преподавателем Санкт-Петербургской семинарии, он часто приезжал в Вильнюс, поэтому мы были знакомы. Он меня и пригласил в Лавру, ведь ее нужно было воссоздавать. Через год в распоряжение обители передали ближние пещеры.Осенью 1988 года я принял монашеский постриг. В то время постригание сопровождалось большим торжеством, которое посещало много киевлян. Эта традиция сохранилась и по сегодня – она проводится у пещеры преподобного Феодосия. Преподобный Антоний был основателем ближних пещер, где он и похоронен, а дальние основал Преподобный Феодосий. Там мы проживали, там и совершался постриг. Ионафан и дал мне имя Агапита, в честь Святого, врача безвозмездного, который почивает в ближних пещерах.- Помимо Лавры Вы занялись восстановлением другого монастыря…- С 1991 года я опекал Свято-Троицкий храм. Он находится неподалеку, в районе Ботанического сада. Через три года я возродил бывший Свято-Троицкий Ионенский мужской монастырь, который существовал там до Октябрьской революции. Собрав братию, мы построили дом для монахов. Кстати, монастырь всегда был известен строгим уставом. В Киеве когда-то была поговорка: «Хотите увидеть Преподобных мертвых – идите в Лавру, хотите видеть Преподобных живых – вам в Свято-Троицкий Ионенский монастырь».Действительно, Преподобный Иона в свое время был послушником у Серафима Саровского, и, придя в Киев в преклонном возрасте, основал монастырь таким, каким его видел. Поскольку за свою жизнь он многое повидал, то сразу закрепил очень строгий устав в монастыре, который потом стал нарицательным. Но при этом монастырь занимался не только укреплением веры, но и нес социальную функцию. При нем были школы, а монахи брали на содержание сирот.В 1998 году Священный Синод избрал меня епископом и направил в Закарпатье – год пробыл в Хусте, а затем меня перевели в мукачевскую кафедру. Епископом Мукачевским и Ужгородским был 9 лет.- Закарпатье отличается не только смешением культур, но и конфессий. Греко-католическая церковь в том регионе всегда считалась превалирующей…- Так было до Первой мировой войны. С развалом Австро-Венгерской империи Закарпатский регион оказался в подчинении Чехословакии, правительство которой чтило свободу вероисповедания. В свое время униатство было насильственным, поэтому, начиная с 1918 года, во многих селах на собраниях люди принимали решение о «переходе» в православие. С учетом давления Ватикана, давалось это нелегко. Нагнетали обстановку и политики, утверждавшие что православные хотят подчиняться не Праге, а Москве, но люди помнили свои корни. По большому счету, все отличие греко-католиков заключается лишь в подчинении папе Римскому.В последующие четверть столетия процесс возрождения шел очень активно. К началу Второй мировой войны в Закарпатском регионе насчитывалось свыше 150 православных приходов. Местным жителям неоценимую помощь оказали русские иммигранты – преимущественно врачи, учителя, которые надеялись вернуться на Родину.После 1945 года Греко-католическую церковь запретили. Вопрос советская власть ставила так – либо закрывают храм, либо громада переходит в православие… Верующие считали, что церковь нужна, в ней должна совершаться служба. Поэтому сейчас доминирующей на Закарпатье остается православная церковь, у которой свыше 600 приходов.- Тем не менее, по всей западной Украине прокатилась волна конфликтов имущественного характера, когда за один храм боролись, как минимум, две церковные общины. Причем, в эти процессы нередко вмешиваются власти и местные политики…  - Конфликты, действительно, были. Облгосадминистрация и районные власти передавали храмы греко-католикам. Можно догадываться, что иногда делалось это «по знакомству». А потом получалось, что по бумагам передали, а люди отказывались.- Как в таких случаях удавалось находить выход из ситуации?- Очень просто. Мирным путем – переговорами. С греко-католиками решали – или мы, или они строят новый храм. Чтобы не «воевать», приняли правило - старый храм остается за более многочисленной громадой, а потом всем селом строили вторую церковь. То есть, мы им помогали, они – нам. Хотя были и конфликтные ситуации, когда в некоторых селах при паритете численности общин ни одна сторона не хотела уступать. До сих пор в нескольких селах сохраняются храмы, где поочередно службу правят православный и греко-католический священники.
 «Для ремонта помещения епархии квартиру не продавал, но свои деньги тратил. Даже не считал, сколько. А что было делать?..»
- Право реституции вызывает споры в обществе по сегодняшний день. В том числе и в Винницкой области, когда верующие требуют вернуть им церковь, поскольку раньше она принадлежала конкретной общине. Стоит ли применять его при определении принадлежности храма?- Закарпатская ситуация – наглядный пример. К 1946 году во многих селах было по два прихода – православному и греко-католическому. Советская власть разрешила оставить один храм. Оставляли больший, как правило, греко-католический, а наш разбирали или превращали в музей, клуб… При этом греко-католический храм передавался православным. В 1990-х годах греко-католики стали требовать вернуть храмы, поэтому православная церковь, можно сказать, «проиграла». Я далек от того, чтобы повсеместно признавать право на собственность того, кто соорудил храм.Православным в Чехии и Словакии в этом плане повезло гораздо больше. В свое время греко-католическая церковь там тоже была запрещена. С 1991 года из-за рубежа верующие этих государств получили существенную помощь для разрешения межконфессиональных конфликтов и строительства храмов. Преимущественно там строили православные храмы, причем по современным проектам со всеми коммуникациями, отоплением. Только в Словакии возведено более 10 храмов. Нам же никто не предлагал финансирования, поэтому обходились своими силами. Сейчас, повторюсь, в Закарпатье насчитывается около 600 приходов, до 40 действующих монастырей.- С крайнего запада Украины Вас перевели на крайний восток. В Северодонецкой епархии не все священники придерживались «политики» Священного Синода… - Задача владыки в том, чтобы найти нужные слова не только для мирян. В 2007 году епархию только организовали, и в ней было немногим более 100 приходов и три монастыря. Она объединяла семь северных районов Луганской области. В каждой епархии есть своя специфика, и Северодонецкая - не исключение. И эта специфика заключалась не только в разной трактовке священниками многих вопросов.Сам Северодонецк – довольно молодой, градообразующим предприятием является «Азот». Средства позволяли мэрии обращать внимание и на духовную жизнь горожан. Сейчас в городе пять храмов, три из них были построены перед моим приходом.При этом церковные сооружения находились в коммунальной собственности. Мне пришлось заниматься тем, чтобы местные власти передали их епархии. Мэр Грицишин и депутаты сопротивлялись, ведь, по сути, они лишались влияния на церковную жизнь и верующих. Городские власти построили Кафедральный собор и помещение епархии. Между прочим, при строительстве храма северодончане очень не однозначно относились к тому, что на церковь тратятся средства. Сначала 80% горожан были против, а когда построили, началась служба, снова провели опрос и оказалось, что 90% одобряют инициативу мэрии.- Как же Вам удалось переломить ситуацию с изменением собственника?- Новый городской глава согласился пойти нам навстречу. При этом я с большим уважением отношусь и к прошлому мэру, его заслугам перед городом. Действительно, храм стал духовным центром города. Люди с радостью туда шли, поскольку хотели больше узнать не только про Церковь, но и, например, как правильно воспитывать детей.Для мирян при храме мы открыли духовное училище. Еще хочу отметить, что до 1990-х годов в Северодонецке не было церкви, и не было такой дикой дискредитации священников, как в других городах, особенно на Донбассе, где советской пропагандой поощрялось высмеивание и оскорбление всех, кто в рясе. Так вот, в отличие от других городов востока, где прихожане в церковь идут лишь на крещение и венчание, северодончане всегда с уважением относятся к священникам и посещают службы. У людей есть желание прикоснуться к святыням, изменить свою жизнь в лучшую сторону.- В январе 2012-го Вас перевели в Могилев-Подольский. Быть «приграничным» архиепископом, можно сказать, стало Вашей участью… - Малая Родина ближе. К Киеву легче добираться, и я могу чаще бывать и в Киево-Печерской лавре, и в Свято-Троицком Ионенском монастыре, с которыми у меня остались духовные связи. Могилев-Подольская епархия тоже новая, в ее состав входят 8 районов.- В Северодонецке Вы были первым архиепископом, и к нам на Винничину тоже приехали на новое место. С чем связано подобное первооткрывательство? - Уже есть опыт. В Церкви любое решение воспринимаешь, как послушание, и не обсуждаешь его, не задаешь таких вопросов.- Вероятно, причина в том, что умеете строить и открывать. Сегодняшнее здание епархиального управления в Могилев-Подольском когда-то использовалось под ратушу. Много лет стояло бесхозным и медленно разрушалось. Говорят, для его восстановления Вы даже продали свою квартиру?- Ну, до такого не дошло, хотя свои личные деньги действительно вкладывал. А как иначе? Это помещение, в котором мы сегодня с вами разговариваем, я принял без крыши и окон. Много лет внутрь по стенам текла вода. Подвалы совершенно отсырели… Чтобы максимально оперативно – почти за год – завершить ремонт первого этажа, и не «выжимать» все с приходов, пришлось искать иные возможности. К сожалению, в селах люди живут совсем не богато, им тоже сейчас тяжело. А административное здание епархиального управления – это духовный центр, где проходят собрания Благочинных, куда заходят верующие.С Божьей помощью сделали. Мэрия нам тоже помогла. Мы же понимаем, что в центре Могилева-Подольского рядом с таможней не так легко получить помещение в дар, но городской глава Петр Бровко согласился выделить нам его в аренду на 3 года. Так требует законодательство, позже передадут на более длительный период.- Реконструкция обошлась в несколько миллионов?- Мы еще не подсчитывали. Проблема в том, что не было канализации, ее пришлось вести через частный сектор. Это, пожалуй, оказалось самым сложным. В нашем случае коммуникации – это главное. Второй этаж будем реконструировать по мере сил и возможностей. Спонсоров у нас нет, может и потому, что я не особо знаком с местными бизнесменами.
 «Епископ - это не только администратор, но и духовное лицо, а значит должен быть ближе к народу»
- В пределах епархии расположены три мужских монастыря. По крайней мере, один из них может стать местом паломничества для жителей не только Винничины, но и соседних регионов…- Наш Лядовский мужской монастырь при праздновании 1000-летия его основания посетили тысячи верующих, приезжают туда и в другое время. Для епархии это и благо, и дополнительная нагрузка. Людей нужно встретить, организовать экскурсию по монастырю, провести молебен. Приходят ведь по духовным потребностям, а не как в музей, чтобы просто посмотреть.Такие святыни нам обходятся дорого. С другой стороны, они рассказывают о наших предках, истории, правилах и законах, по которым жили деды-прадеды. Поэтому, сохраняя святыни, мы стараемся, чтобы верующие вышли из монастыря немного обновленными, почувствовали духовное возрождение.Облгосадминистрация нам очень помогла, прежде всего, к монастырю сделали отличную асфальтированную дорогу. Кельи для братии уже готовы. Теперь необходимо укрепить склон, на котором расположен монастырский комплекс, создать инфраструктуру. Паломников ведь нужно накормить.- Для этой цели неподалеку от села Лядова сооружена гостиница «Монастырская», а у подножия скалы возводится двухэтажное здание православной столовой. - Но все это нелегко дается. Архимандрит Антоний сотрудничает с областным управлениями архитектуры и религий, реставраторами, совместными усилиями постепенно превращаем монастырь в настоящий «Подольский Афон».- Реставрационные и строительные работы финансируются из областного бюджета?- Власти помогают, как, впрочем, и бизнесмены, преимущественно из Винницы. Что касается остальных святынь, то хочу напомнить о казацком монастыре и храме в Шаргороде. У него своя богатая и во многом уникальная история. Думаю, ее пока недооценивают. Храм строился униатской церковью, а казаки в начале 17-го столетия его отбили и передали православным.Между прочим, первые подольские епископы проживали именно в Шаргороде. Позже кафедру перенесли в Каменец-Подольский. Она объединяла территорию тогдашней Подольской губернии. До революции епархия Подольская и Брацлавская по количеству приходов была самой многочисленной в Русской православной церкви. Если проехаться по селам Шаргородского, Крыжопольского, Могилев-Подольского районов, то и сегодня можно увидеть величественные – каменные или деревянные – храмы с иконами, написанными на горе Афон. Даже сложно себе представить такое.Сейчас это очень сложно, а более века назад люди в подольской глубинке собирали средства и  заказывали афонским монахам иконы. Храмы тогда называли Домами Божьими, и считали, что человек может жить богато или бедно, а Бог должен «жить» в таком доме, где все «в лучшем виде». И такие храмы есть практически в каждом селе.Храм – это особенное место на земле, это кусочек неба. И вся жизнь человека должна проходить через храм. Так учит Церковь и наша история, и люди всегда старались так жить.- Вы упомянули, что до 1917 года в Подольской губернии была одна епархия, в 1991-м – в Винницкой и Хмельницкой области имелось по епархии, а сегодня только Винничина разделена на три епархии. Как считаете, подобное «дробление» положительно сказывается на приходах и прихожанах? Или структура церковного управления не имеет никакого отношения к службе в храме, и никак не отражается на громаде? Объясню, почему интересуюсь. В государстве давно муссируется тема укрупнения областей, что позволит сократить чиновничий аппарат и упростить систему управления. В Православной Церкви идет обратный процесс…- Раньше, хоть и была единая епархия, но во многих городках были викарии. Например, в Виннице, Брацлаве. Я считаю, что на 100 храмов должен быть свой епископ. Это будет правильным. Когда служил в Закарпатье, епархия насчитывала 350 приходов. Это очень много. Нереально даже один раз в году править службы в каждом из храмов. Вот и получается, что в некоторых храмах епископ годами не бывает. Так не должно быть.И в нашей епархии такие есть. Пока есть. Епископ - это не только администратор, но и духовное лицо, а значит должен быть ближе к народу, знать больше проблем мирян,  быстрей реагировать на ситуации.- Имеете в виду конфликты между священниками и прихожанами?- И такое случается. Например, верующие выдвигают завышенные требования к священнику. Люди считают, что он должен быть идеальным, а так не всегда получается.- Каким может быть компромисс в этом случае?- Стараемся наставить священника, вразумить, что сан требует от него соблюдения определенных канонических правил поведения, служения и жизни. Главное, чтобы священник имел страх Божий, и не привыкал к служению. Если привыкает, теряет страх Божий, люди моментально это ощущают и теряют к нему веру и уважение. Кроме того, мы требуем от священника, чтобы он занимался с молодежью.В нашей епархии конфликтов стараемся избегать. Тем более что с кадрами у нас неплохо – есть достаточно семинарий. Поэтому епархия и Церковь требуют, чтобы священник был на высоте. Дефицит кадров ощущался только сразу после войны, когда рукополагали без особого разбора.- Не собираетесь в ближайшее время на территории епархии еще возрождать монастыри?- Монастыри – это «легкие» епархии. Монах является образцом для мирянина. А для монашества образцом являются ангелы. Дай Бог, чтобы братия достойно жила в монастырях, но нам еще нужен женский монастырь. Пока присматриваемся к приходам. Подыщем величественный храм и, если будет желание людей и местного священника, то организуем.- Конкретные места не назовете?- На сегодняшний день рассматриваем несколько вариантов в Крыжопольском и Ямпольском районах. Может, найдется бизнесмен, который согласится на старте помочь.- Наш губернатор из Крыжопольского района, насколько нардепов с Ямпольщины. Не обращались к ним с подобным предложением? - Еще нет. В течение 2013 года мы строили епархиальное управление. Только сейчас стало видно, что нужно епархии. Многие заинтересованы в создании женского монастыря, по этому поводу обращались к нам, в том числе сестры из нескольких монастырей, которые родом из сел Могилев-Подольской епархии и хотели бы быть ближе к дому. Думаю, через год мы сможем организовать обитель. Знаете, если увеличивается количество монастырей, а люди хотят посвятить себя Богу, это показатель возрождения духовной жизни народа.- Расскажите, чем увлекаетесь помимо служения и строительства?- Так сложилось, что помимо церковной жизни ничем другим не интересуюсь. Меняться уже не хочется. Разве что машину вожу.- Быструю езду любите?- Все в меру…

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ

П:
 
yottos
trafmaster
загрузка...
Загрузка...
RedTram обменный
Loading...

Комментарии закрыты.

Video >>

Савченко поставила свой хлесткий диагноз Верховной Раде (видео)

03.06.2016 - 14:46
Можно по разному относиться к первым дням работы в парламенте нашей героической летчицы Надежды Савченко, но ее сегодняшний комментарий на тему того, как работает ВР, заслуживает уважения. Она четко и ...

Собаки ведут себя за столом как люди (видео)

20.04.2016
На видео собаки, которых, вероятно, ...