Данилюк Александр

danilyuk-voenkomО мобилизации в городе, уклонистах и о том, почему на него многие обижаются

Собирать по крупицам в последние годы пришлось не только боевые подразделения украинской армии, но и тыловые службы. Как показала практика, система военкоматов хоть и справлялась с мобилизацией, но, по сути, оказалась в «разобранном» состоянии. По словам Винницкого городского военкома Александра Данилюка, только сейчас начато создание единого реестра военнообязанных, который по идее должен положить конец наличию в картотеке «мертвых душ» и отсутствию вполне здоровых и способных защищать Родину горожан.

 «За игнорирование повестки в военкомат могут выписать лишь штраф, которым никого не испугаешь»

- Александр Петрович, в Ассоциации органов самоорганизации населения нарекают на некачественную работу военкомата, в результате чего квартальные комитеты нередко разносят повестки тем, кто либо умер, либо уже служит в АТО. Насколько оправдывает себя такое сотрудничество, от которого, я так понимаю, люди, которые ходят по домам вместо ваших сотрудников, не в восторге?

- Законодательно предусмотрено, что граждане могут и должны помогать укреплению обороноспособности. В целом я считаю сотрудничество с Ассоциацией конструктивным. Квартальные комитеты нам помогают исключительно в плане оповещения населения, когда в рамках мобилизации нужно вручить повестки. Это один из методов оповещения, наряду с отправкой повесток по почте. Кроме этого, мы сообщаем винничанам о необходимости явиться в военкомат через предприятия.

В 2015 году мы выписали 3,5 тысяч повесток, которые передали квартальным комитетам. Вручили их 300 винничанам (около 8% от общего количества выписанных повесток). Из них пришли в военкомат около 170 человек. На обратной стороне каждой повестки, которую не удалось вручить человеку, сотрудник квартального комитета указал причину того, почему он не передал ее «адресату». Например, не открыли дверь… Так ли это было или нет, никто проверить не может.

- Другие методы уведомлений более результативны?

- Все дают примерно одинаковый результат. Мы хорошо ощущаем то, что наши люди разочаровались в воинской службе, поэтому игнорируют что почту, что квартальные комитеты. И просто не приходят в военкомат. Рычагов влияния на людей нет. Теоретически законодательство предусматривает административную ответственность. Нарушителю могут выписать штраф, которым никого не испугаешь.

Почему мы работаем с квартальными комитетами? Они лучше знают местных жителей. Более того, когда до 1 сентября прошлого года наш военкомат курировал не только Винницу, но и два района области – Винницкий и Тывровский, приходилось приобщать к работе председателей сельсоветов. По крайней мере, они реально знают, кто живет в селе, а кто уехал… Оповещение городских жителей усложняется еще и «разрушением» старой системы ЖЭКов. Во многих домах создают ОСМД, и они выходят из-под подчинения коммунальных служб. И если для обслуживания домов это плюс, для нас – минус.

Вместе с тем, хочу напомнить, что законодательство предусматривает, что при объявлении мобилизации каждый гражданин должен самостоятельно явиться в военкомат для уточнения данных, но так поступают далеко не все. Сейчас мы начинаем создавать единые реестры разыскиваемых и военнообязанных, и ждем принятия нового закона, который должен будет дать алгоритм действий для оповещения и вызова человека в военкомат, что позволит призвать его в армию.

В 2014-м ситуация была иной. Многие записывались добровольцами. Сейчас ребята узнают о воинской службе по контракту. Когда они приходят, мы стараемся совместно определиться, где они смогут служить.

- Уголовную ответственность за уклонение не считаете мотивацией к тому, чтобы пополнить ряды тех, кто не станет прятаться от военкомата?

- Во-первых, начну с того, что за отказ от повестки никого не сажают, и к уголовной ответственности не привлекают. В лучшем случае человека обязывают заплатить админштраф. Помню такое, что уже в военкомате винничанин отказался от службы, и максимум, что его потом ожидало – это штраф в размере до 81 гривны.

Проблема еще и в том, что очень много винничан не стоят на учете в военкомате. Часть из них, поселившись в Виннице, не сообщали о месте регистрации. Если раньше без того, чтобы стать на воинский учет, ты нигде не мог прописаться, то сейчас ситуация кардинально изменилась. Ни «прописывая», ни «выписывая», ЖЭКи не требуют обращения в военкомат.

С 1990-х никому не нужны были призывники в таком количестве, поэтому на это смотрели сквозь пальцы. Сейчас ситуация изменилась, и военкоматы оказались к ней не подготовлены. Приходится «с нуля» создавать единую базу потенциальных военных.

 «В 375-тысячной Виннице на учете состоит до 30 тысяч военнообязанных»

- Наверняка, есть доведенные «сверху» планы не только по подлежащим мобилизации, но и контрактникам…

- В течение февраля-марта мы должны набрать 75 человек. Более половины от этого количества военкомат уже отправил в учебные центры. Еще до 25 человек ждут отправки.

- Хочу уточнить сведения о реестре. Видимо, Вам знакома ситуация, когда человек либо дважды оказывался в этом списке, либо вовсе не попадал в него?..

- Основная причина в том, что на протяжении 20-25 лет никто не занимался этим в военкомате. Приведу пример. После получения нашей повестки приходит отец призывника и уверяет, что его сын служит в АТО более 10 месяцев, а военкомат его грозится подать в розыск.

Вскоре после этого в одной из винницких газет вышла статья на эту тему. Как начальник, я должен разобраться в таких неоднозначных ситуациях. Действительно, я провел собственное расследование и направил запросы в разные ведомства. В итоге оказалось, что ситуация объясняется слишком банально. Когда атошник был школьником, то состоял на учете, как призывник. После школы он поступил в Винницкий медуниверситет им. Пирогова, после окончания которого его данные занесли в другую картотеку, как офицера, а затем, как военного медика мобилизовали.

Сотрудник военкомата, который вел учет, в свое время должен был уничтожить первую карточку, но не сделал этого по халатности. Поэтому получилось, что по одному человеку у нас хранились две карточки. Так как с учетом районов на то время у нас находились на учете 35 тысяч человек, отследить подобное было крайне сложно. Тем более, когда срочно требовали мобилизовать людей…

Расскажу о другой ситуации. Ко мне пришла женщина, сына которой убили в 2003 году. Она говорит, что тогда в городе было резонансное убийство, о нем все знают. Я извинился и пояснил, что в то время в Новоград-Волынском я командовал полком, и за новостями в Виннице не следил. Но ни квартальные комитеты, ни ЖЭКи не сообщили в военкомат, что человека нет в живых.

Вернусь к повесткам, которые разносили квартальные комитеты. Если их не удается вручить, то на обратной стороне указывают причину. Так вот, когда там карандашом написано, что человек умер, это является неофициальной информацией. И я пояснял, что нужно подать официальное заявление на имя военкома, что при оповещении выяснилось, что конкретный человек умер. На основании написанного карандашом на обороте повестки я не имею права что-либо писать в личной карточке военнообязанного.

Аналогичная ситуация и с теми, кто стал инвалидами. В каждом квартальном комитете могут подать официальное заявление, в котором указать перечень жителей, получивших группу инвалидности. Военкомат не располагает такой информацией.

- Но, согласитесь, ее сбор квартальными комитетами – это их добрая воля. Каким образом еще военный комиссариат может ее собрать?

- Мы делаем запросы в отдел регистрации актов гражданского состояния. К примеру, после обхода для вручения повесток нам «неофициально» сообщили, что конкретные люди умерли. А в РАГСе официально ответили, что не располагают такими сведениями.

- Фактически Вы подтверждаете, что картотека с военнообязанными пребывает в плачевном состоянии…

- Причина этого в том, что в свое время штаты военкоматов сократили до минимума. Когда в 2014-м начались боевые действия, первую волну мобилизации наш военкомат, который на то время курировал Винницу и два района, проводил при наличии всего 6 сотрудников. И они выполнили задачу.

Будем откровенны, до 2014 года никто не думал, что будет война. И я тогда считал, что воевать с Россией – нонсенс. Более того, Минобороны рассматривала угрозу исключительно с Запада, а в Крыму думали лишь о том, что могут восстать татары. Оказалось, что страшны вовсе другие соседи. В то же время в военкомате сотрудники тогда просто ходили на службу и получали за это деньги.

- В Виннице проживает порядка 375 тысяч человек. Сколько из них состоят на учете?

- До 30 тысяч. Осенью прошлого года до 3,5 тысяч военнообязанных мы передали на учет в Тывровский и около 3 тысяч в Винницкий райвоенкомат. Я прекрасно понимаю, что в городе очень много «уклонистов». С марта прошлого года я занимаю эту должность. На меня сразу же стали многие обижаться. Не отрицаю, что стал вызывать инвалидов и отправлять на медкомиссию. Я объяснил, что для снятия инвалида с учета мне необходим официальный документ. Как военнослужащий, не могу и не имею права ставить диагноз человеку. Это задача медицинского органа. Когда глава военно-медицинской комиссии указывает, что человек не пригоден к воинской службе, или инвалид приносит справку из МСЭК, тогда в карточке делается соответствующая запись и мы мирно расходимся… Но так бывает не всегда. Те, кто могут служить, но не хотят, обычно инициируют критику. Я уже заметил тенденцию.

Так перед шестой волной мобилизации через некоторые СМИ пошел всплеск критики в мой адрес. Сейчас тоже ожидаем. Нас называют бездельниками, при том, что только у меня за день бывает до 150 посетителей – начиная от родителей и жен погибших, участников АТО до ребят, которые собираются поступать в военные училища или призываться. Иногда физически не успеваешь всех принять.

 «Раньше медики брали деньги за «нужную» запись о непригодности служить. Сейчас, если узнаю, работать они не будут»

- Вы вспомнили о комиссии. Не секрет, что с медэкспертами раньше «договаривались» как о группе инвалидности, так и о «непригодности» служить. Коррупция тут сохранилась?

- Цитата из «Белого солнца пустыни»: «Мзду не беру, но за державу обидно». После назначения на должность я сказал подчиненным, что если кто-то за моей спиной станет «своевольничать», служить в военкомате он не будет. Аналогичным образом я предупредил и военно-врачебную комиссию (ВВК). Если узнаю, что кто-то платил, церемониться не стану… Конечно, всего могу не знать, но почти за год службы на этом посту жалоб на вымогательство не поступало. Хотя мне известно, что раньше брали деньги за «нужную» запись.

Зачастую по человеку можно заподозрить, что он не здоров. Более того, если сомневаюсь в вердикте нашей ВВК, всегда могу отправить призывника на комиссию в Военно-медицинский центр. Наши врачи отлично понимают это и не хотят рисковать должностью.

Я прослужил в армии 31 год, прошел путь от командира взвода до командира полка. Ушел на пенсию. В марте 2014-го меня призвали, а в июне сам напросился поехать в зону АТО. Это не первая для меня «горячая точка». Как боевой офицер, не мог себя воспринимать «в тылу». Служил в Луганской области – в Северодонецке. Вернувшись оттуда и видя ребят на 29-м блокпосту, к вопросам коррупции и взяточничества мне сложно относиться лояльно. Совесть не позволит закрыть глаза на то, что кто-то не пойдет служить, потому что считает себя лучше или хитрее остальных.

- Минобороны старается плавно переходить на контрактную армию. Министр Полторак даже говорил, что если удастся набрать достаточно контрактников, то шестая волна мобилизации будет последней. Работая «на земле», как считаете, насколько реалистичным выглядит сценарий с переходом армии в 2016-17 годах на профессиональные рельсы?

- Начну с того, что указа о мобилизации еще не поступало. Лично я считаю, что правительство опоздало на полгода-год с таким подходом к армии. Когда начали проводить отборы в полицию, параллельно следовало бы активизировать развитие контрактной армии. Министр обороны сказал о наборе 17 тысяч контрактников, чтобы провести демобилизацию тех, кого мобилизовали в ходе 4-й, 5-й и 6-й волн.

После учебных центров контрактники «расходятся» по тем подразделениям, в которых будут служить. Если военнослужащий пришел с отношением из воинской части, то есть, служил там, то мы направляем его в учебный центр, а затем он возвращается в свою часть. Ребят, не имеющих такой «брони», будут забирать «покупатели» из воинских частей. В зависимости от того, как мы выполним план по набору контрактников, уменьшится количество тех, кого придется мобилизовать.

Если сравнивать контрактника и мобилизованного, то последний государству обходится гораздо дороже. Поясню, денежное содержание одинаково, но контрактника достаточно один раз обучить, и он служит либо до конца особого периода, либо до завершения контракта. И все. С мобилизованными сложней. После каждой «волны» государство тратило деньги на обучение новых ребят. Поэтому в итоге в целом служба мобилизованных затратней для бюджета.

По поводу перехода на контрактную армию, сказать за всю Украину не могу, а по Виннице (на весну этого года, - прим. авт.) до 40% от общего количества будут контрактниками. Однако нельзя утверждать, что 60% от суммарного набора мы будем мобилизовать. Часть военнослужащих, которые сейчас находятся в частях и были мобилизованы в рамках прошлых «волн», подпишут контракты. Поэтому призвать в ряды нам придется ориентировочно 30-50% от общего плана.

Подписывают контракт те, кто чувствуют, что им нравится служить. Если это не его, то никакой зарплатой не заманишь человека в профессиональную армию. Более того, я отлично понимаю командиров, которые никого не уговаривают подписывать контракт. Считаю, принуждение в этом случае недопустимо. Того, кто «отбывает» в армии время, на «передок» ничем не заманишь. Побудет пару дней, чтобы потом получить удостоверение участника АТО, и придумает повод лежать в госпитале. Такие бойцы никому не нужны, поэтому я понимаю командиров, которые стараются от них избавиться. Понимаю улыбку на вашем лице. Видимо, думаете о некоторых военкомах, которые тоже ради статуса отправляются в АТО…

- Вы не слышали о таких случаях?

- Видел таких. И знаю об этом гораздо больше, чем думают на «гражданке». Поверьте, они там никому не нужны. Возвращаясь к призыву, подытожу: возможно, мы даже перевыполним план по набору на контрактную форму. Вот сколько в Виннице людей зарабатывают по 7 тысяч гривен в месяц?.. Единицы. Думаю, многим, кто служат в правоохранительной системе, стоит взвесить все «за» и «против», и если есть желание служить Родине, пойти на контракт.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ  

 
adpartner
Загрузка...

Комментарии закрыты.

Video >>

Собаки ведут себя за столом как люди (видео)

20.04.2016 - 21:00
На видео собаки, которых, вероятно, пригласили в гости, на день рождения подружки и усадили за стол покушать. И что примечательно, ведут они себя, как люди, то есть по-свински. ...

Кот демонстрирует сложные акробатические номера (видео)

10.05.2016
По части акробатики и гимнастических ...