Архитектор Людмила Денисова рассказала о тайнах подземных ходов Винницы

Секреты Винницы: бывший кинотеатр «Россия» и здание горисполкома стоят на подземных ходах с огромными залами…

Поскольку винничане слишком мало знают о «подземном» городе, таинственность лишь подогревает интерес к нему. Существуют легенды о неких секретных картах-схемах ходов. Архитектор, краевед и исследователь истории архитектуры города Людмила Денисова уверяет, что создать такое можно было столетие назад, а сейчас единственным документом, который может приблизительно указать на ходы, остается работа спелеологов, выполненная в 1990-х.   

«В Виннице тоже масса исторических зданий утрачена. Но у меня сохранились чертежи всех винницких синагог»

— Людмила Михайловна, расскажите, как Вы стали архитектором?

— Начну с того, что я с Днепра. Родилась в 1947 году, когда по всей Украине был голод. Спаслась наша семья тогда в крохотном селе Тулинцы Киевской области. Окончив школу, дальнейшее обучение получила в Днепре, но оставаться там мне не хотелось. Хотя мне и предлагали работу в Днепре. Уж очень тяжелый и шумный большой город. Да и направление на работу были в другие города в России, в Казахстане… Ну, а мне хотелось увидеть города Украины. Выбрала наугад Винницу. И, думаю, не ошиблась.

 Честно говоря, за последние годы я приезжала в Днепр раза три — пока были живы родители, а потом как-то хотела встретиться с коллегами. Ведь почти все остались в Днепре, но, увы, многих не нашла. Сейчас даже не тянет.

Так вот, в 1967-м по направлению приехала в Винницу. Поэтому я уже больше винничанка. Все-таки полстолетия прожила в городе, объездила всю область.

Город мне сразу же понравился. Жить здесь – это подарок. Еще 10 лет назад Винница занимала второе место после Киева по озеленению. Полвека назад в центре преобладали здания, большей частью сооруженные еще при Артынове.

Когда приехала в Винницу, «попала в руки» к Антонию Вячеславовичу Крейчи (он возглавлял Винницкий областной отдел по делам архитектуры в 1945-75 годах, — прим. авт.). Я получила направление на работу районным архитектором, но А. Крейчи, глядя на меня, сразу скомандовал – в район не поедешь! Хотел  направить меня в институт «Гипрогражданпроект», но вроде как мест не оказалось.

Тогда активно создавали генпланы райцентров и сел, поэтому тогда А. Крейчи направил в «Колхозпроект» в группу, которая занималась этим проектированием с разбивкой на местности, а это означало командировки по селам.

Сейчас я этому очень рада, поскольку своими глазами смогла увидеть Винничину – прекрасные живописные села, старинные дворцы и деревянные церкви. Это то, что необходимо было беречь как зеницу ока.

Знаете, сооружение храмов из дерева – самая тонкая работа зодчих. К сожалению, очень многие из них безвозвратно погибли. Впрочем, в Виннице тоже масса исторических зданий утрачена. Но у меня, к примеру, сохранились чертежи всех винницких синагог центральной части города.

— А сколько их было?

— Я могу говорить о 17 синагогах и молитвенных домах. Кстати, это тоже очень интересное направление в архитектуре, которое меня заинтересовало и я пробую продолжать изучать историю «Иерусалимки». Иногда меня приглашают в еврейскую общину в качестве консультанта. Мне просто хотелось все знать, поэтому выискивала и докапывалась.

Когда вышла замуж, то мужа-врача направили работать в бывшую земскую больницу в село Морозовку Муровано-куриловецкого района. Мы жили в отдельном домике для врачей. Оказалось, жилой дом для земского врача был оборудован водопроводом и канализацией. Во времени нашего приезда все это, естественно, «умерло». Я нашла схемы и заставила «пробить» трубы. Так что в селе мы единственные жили с комфортом. Дома мне не сиделось – пошла работать в местную школу, учить детей рисованию в младших классах, где до меня этот предмет вел физрук.

Через несколько лет, когда родился сын, мы вернулись в Винницу. Отчим моего супруга был из дворян и коллекционировал старинные открытки Винницы. По ним я стала изучать Винницу по старинным зданиям начала ХХ века. Путешествуя по центру Винницы, на одной из улиц я увидела здание. Что это синагога Райхера, я еще не знала, но на мраморной плите было указано, что автор здания – инженер Г. Артынов.

Тогда я и начала в музее и архиве искать, кем был Григорий Григорьевич для Винницы. Фактически в начале 1970-х я постаралась заново открыть Артынова для города. На то время я работала в «Военпроекте». Откровенно говоря, пошла туда ради отдельной квартиры. По всей стране объекты Минобороны преимущественно сооружались по типовым проектам, поэтому работать  было не интересно. Хотя успела запроектировать здание для «Военпроекта» и спальный корпус для военного санатория. 

Как-то в начале 1980-х я узнала, что есть вакансия архитектора Ленинского района. Сама предложила руководившему в то время городской архитектурой Владимиру Спусканюку свою кандидатуру. Он согласился. Меня интересовал центр города. И тогда я получила фактически неограниченный доступ к нему не только как энтузиаст, но и чиновник с полномочиями. Весь тогдашний район я пешком обошла, включая все старинные дворики. На то время все кварталы были проходными.

 «В этом доме массивные подвалы, а из них ведут подземные ходы. Когда-то я по ним «ходила»

— Какие три стратегические ошибки в архитектуре совершали власти Винницы в 1980-90 годах?

— Мне сложно сказать. По моему мнению, это стихийное засилье торговых точек времен 90-х. Этот «бум» был типичен повсеместно. И он продолжается. Если Sky Park еще относительно гармонично вписался в комплекс застройки, то некоторые другие объекты на Соборной, типа Cloud, явно диссонируют. В 1980-х мы занимались окраинами. Их застраивали. Центр практически не трогали.

— Строили заводы и многоэтажки…

— Именно. Хотя для жизни наиболее оптимальны дома не более 4-х этажей. Выше уже не комфортно.

— Как представитель старой школы архитектуры, можете дать оценку современным видениям коллег. Что режет глаз?

— Проспект Коцюбинского… Там как опята после дождя хаотически выросли различные магазинчики, которые просто «убивают» единичные красивые здания постройки 1950-х в упрощенном стиле неоклассицизма, которые действительно построены для людей.   

— Сегодняшняя Винница испытывает массу неудобств в связи с тем, что еще в 1990-х не были достаточно расширены некоторые магистральные улицы. Например, Князей Кориатовичей. А такой вариант рассматривался. Что помешало его реализации?    

— Это очень болезненная тема для людей, которые остались жить рядом с дорогой после ее расширения. Был жуткий кризис жилого фонда. Отселять людей было некуда. Когда мы оценивали ситуацию, то выяснилось, что под снос должны идти десятки домов по обе стороны улицы от центрального моста до «Свердловского» массива, а это сотни семей. У властей не было возможности обеспечить их жильем.

Больше того. На этой улице строят сейчас новые дома, но очень сомневаюсь в том, что их будет легко заселить. Насколько я знаю, там хорошая планировка, но высокая цена и ряд огрехов, допущенных при сооружении. Поэтому по большей части винничане стараются хаотически достраивать до своих стареньких домов комнатки и переделывать верандочки…

Еще одна печаль – винницкая Иерусалимка. В других странах, особенно это ощущается в Польше, Чехии, Германии, как-то стараются соблюдать аутентичность таких районов. У нас, я считаю, расположен один из старейших еврейских кварталов в Украине. Он появился при зарождении города на правом берегу Южного Буга. Хорошо, что хоть сохранились рисунки утраченной Иерусалимки винницкого художника Сильвестрова и архитектора Кричевского.  

— Сколько таких старинных домов в этом районе дошли практически нетронутыми до наших дней?

— Все перестроены. Остались лишь фрагменты домов, которые напоминают об истории. Иногда сохранились лишь детали декора. Большинство синагог тоже либо снесены, либо перестроены. Одно здание сегодня используется банком, другое – под жилье. Когда расширяли ТЭЦ, известную как «Аврора», снесли синагогу и целый квартал старой части «Иерусалимки».

Преимущественно сохранились здания начала ХХ века, а из аутентичных каменных до наших дней дожил только один раритет – во дворе на улице Муры. Как памятнику архитектуры у него есть шанс «выжить». В этом доме массивные подвалы, а из них ведут подземные ходы. Когда-то я по ним ходила…

Работая районным архитектором, я стала заниматься поиском историй старинных зданий. Мной написано много исторических справок, составлены паспорта на памятники, статьи и прочее. Многие из них «живут своей жизнью», их публикуют уже без моего ведома. Уже будучи на пенсии, я пробую упорядочить эту информацию.

— Говорят, профессиональные спелеологи подготовили для бывшего мэра Дмитрия Дворкиса доклад об обследовании «подземного» города, который получил гриф «Для служебного пользования». Фактически это закрытая информация. Что в нем было интересного?

— У меня есть копия. Я собирала все, что касается города. Там описывалось именно расположение подземных ходов и что самым страшным бичом для них являются водопровод и канализация. Но малейшие прорывы труб приводят к серьезным разрушениям ходов. Это итог описания спелеологов.

Да, они сделали рисунки, но поскольку авторы не были инженерами-чертежниками, то большей частью ходы указаны схематически, хотя приведена высота и ширина. Между прочим, в ходах интересно сделана вентиляция. Она представляет собой цилиндрическое сквозное отверстие диаметром 17-18 сантиметров. На поверхности его ничем не закрывали, но сами ходы не затапливались и не засорялись.

Если же говорить о том ходе, где я была, и фотографии которого опубликовала в Facebook, то он вовсе не 1,5 метра высотой, как писали в комментариях. Действительно, своды осыпаются со временем, нужно забрать осевший слой, но местами там можно не только пройти в полный рост, но и проехать.

Часть этих ходов расчистили в угловом домах на Соборной/Кропивницкого, когда за реализацию идеи взялся известный в городе бизнесмен Виктор Кишек. Он нанял студентов, которые расчищали ходы и вывозили землю. Я туда попала уже на финальной стадии работ, когда можно было фотографировать, и отлично были видны сводчатые стены. Кстати, частично сохранились там и настенные надписи.

Не так давно туда еще можно было зайти… Потом прорвало трубопровод и помещение стоит закрытым. Якобы залито водой. Но самое интересное – это направление. Подземный ход идет в направлении дома №29 по ул. Соборной, который в этом году хотят сносить, чтобы возвести торгово-офисный центр.

— Старожилы уверяют, что существует схема подземелий центральной части города и якобы она хранится либо в архивах СБУ, либо в частных коллекциях. Насколько это соответствует истине?

— Там, где вы перечислили, схем нет. Однажды мне на глаза попался любопытный документ, датированный началом 1920-х. Тогдашние городские власти распорядились создать схемы подземных ходов. Решение об обследовании исполком принял, но вот было ли оно выполнено? К сожалению, в архивах нет сведений об исполнении указания.

Я могу лишь говорить о том, что все подземные ходы связаны с костелами и синагогами. Капуцины уверяют, что их орден не располагает картой. Между тем, когда в Виннице остался только Иезуитский монастырь, то стали говорить о том, что схемы сохранились и находятся в Ватикане. Я ни капли не сомневаюсь в том, что схема должна быть. В Киеве же есть. Ее «рассекретили», сегодня все могут узнать, куда и как ведут тамошние ходы.

 «Оводов сыграл решающую роль для Винницы, потому что понял, что без архитектора он не сможет изменить облик города. С Артыновым они стали идеальной парой»

— Вокруг этой темы в Виннице всегда было очень много слухов. Порой подземным ходам приписывали многокилометровые расстояния. Как считаете, все же, где они заканчивались?

  — Начну с того, что нынешние Соборная, Магистратская и Князей Кориатовичей считаются очень старыми дорогами. Они появились с застройкой сегодняшнего центра. Вокруг этих трех основных магистралей селились люди, а подземные ходы идут с обеих сторон улиц. Самые крупные – параллельно Соборной. И тянутся они к католическому кладбищу, которое некогда находилось на месте нынешнего Центрального парка.

Я считаю, что в 1920-х было вполне реально составить схему, а затем заботиться о сохранении подземных ходов. Тогда были заезжие дворы (постоялые дворы, аналог гостиниц), из подвалов которых можно было попасть в подземелья… То есть, были все условия.

— Когда в Facebook возникла дискуссия по поводу реконструкции со сносом здания по Соборной, 29, Вы опубликовали схему подземных ходов в окрестностях этого дома и свои фото. Вам удалось побывать во многих местных «катакомбах»?

— Нет. Только в том районе. О многих «провалах», которые обнажали подземные полости, я знаю. Но обычно, когда такое случалось, то обследованием занимались только профессиональные спелеологи.

Знаю я и то, что бывший кинотеатр «Россия», и здание горисполкома стоят на подземных ходах с огромными залами. От них туннели расходились в разные стороны. К примеру, когда возводили здание мэрии и уже был каркас, он начал проседать. Так и выяснилось, что под землей имеются пустоты. Тогда испугались и залили в подземелья бетона, наверное, больше, чем пошло на само здание.   

— Преобладали обложенные кирпичом или земляные ходы?

— Земляные. Католики отчасти возводили их из кирпича. Сегодня в костеле экскурсии в таких проводят. В принципе, из католических храмов они ведут к берегам Буга. Это указывается в описаниях.

— Верно, что большая часть сохранившихся ходов занята сараями, погребами, и их не совсем законные владельцы никого туда не пустят?

— Знаете, если не пускают – это не худший вариант. В старинном особняке по ул. Петлюры, где располагается областное радио, подвалы вовсе закупорили. Это провоцирует сырость, а влага разрушает ходы гораздо быстрей, нежели сам человек. А под этим зданием из подвала есть выход в подземные ходы.

Скажу больше, во всех еврейских домах имелись подвалы. В прежней Иерусалимке дома возводились очень близко друг к другу. Земля была дорогой, а семьи большие, поэтому при плотной застройке под каждым домом вырывали огромный подвал, откуда был вход в подземелья. Это стандарт еврейской застройки в нашей местности. Такое я видела в Шаргороде, Томашполе, Черневцах и других городках. Да, в Виннице «классика» XVII–XVIII веков не сохранилась. Дома перестроили и снесли при строительстве электростанции у Центрального моста. Схемы тех домиков у меня тоже сохранились.

Откровенно говоря, как архитектор, я считаю, что двумя самыми интересными для туристов «изюминками» Винницы были этот старый еврейский район и парки центральной части города. Увы, большая часть исторической привлекательности не сохранилась. Я считаю, что власть должна дать возможность архитекторам подсказать, как развивать город. У нас же зачастую получается наоборот — власть или бизнес подсказывают архитекторам, что и где проектировать.

Николай Оводов сыграл решающую роль для Винницы, потому что понял, что без архитектора он не сможет изменить облик города. С Артыновым они стали идеальной парой. Сейчас я не вижу такого дуэта. Главный архитектор есть, и рассуждает он верно, но руководство города смотрит на многие вещи по-другому.

И еще. Мне очень не нравится, что на домах, которые стали визитками Винницы, даже если и висят «памятные доски», то не указывается имя автора. Считаю, что и винничанам, и приезжим было бы интересно знать, что дом спроектировал Артынов, Рабин или Крейчи. Это касается и современных зданий – как жилых, так и торговых центров.

Кстати, Артынов в свое время построил на Замостье и в центре свыше 200 домов. Сохранилась, наверное, половина. Часть разрушены были во время войны, а одноэтажные частные строения люди сами перестроили. Он брался за любую работу. Даже сарай проектировал. Перечень в моих «закромах» есть. 

— Хотя Вы на пенсии, но не сидите дома и не вяжите носки. Над чем работаете? 

— Не скажу. Когда труд выйдет в печатном виде, расскажу… Гобелены делаю, но времени мало. Очень много отбирает Facebook. Я считаю, что при сооружении объектов в исторической части города нужно сохранять подземные ходы. Когда, как в случае с домом №29 по Соборной, который идет под снос, это не предусматривается, я очень болезненно воспринимаю такие решения.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ

 
 
НовостиМира
recreativ
загрузка...

Комментарии закрыты.

Video >>

В Одессе на журналистов совершено вооруженное нападение, есть раненные (видео)

03.05.2016 - 18:23
Сегодня, 3 мая, было совершено вооруженное нападение на съемочную группу одесского «Седьмого телеканала». Событие произошло возле офиса канала. К тележурналистам подошли трое парней в спортивной одежде, после чего началась драка. ...

Человек-Магнит из Винницы

18.11.2015
Необъяснимые явления с 54-летним винничанином ...

На Вінниччині змагались парашютисти

05.08.2016
Відкритий чемпіонат Вінницької  області з ...