Коваленко Евгений

Ас вертебрологии и мануальщик от Бога Евгений Коваленко: «Великие реорганизаторы здравоохранения дважды разваливали в Виннице центры по лечению позвоночника, но мы выжили…»

Евгений Николаевич рассказал «РЕАЛу» как за доставку жалобы генсеку Черненко его сослали служить в Польшу, как из-за тяги к науке нелегально рванул в Чехию, чтобы учиться у гения вертебрологии Карла Левита, о судьбе винницких центров, занимавшихся лечением заболеваний позвоночника, о том, что уже много лет на территории Старогородской больницы строит современную клинику, о том, что одного лишь костоправства недостаточно для устранения проблем со спиной, а также о том, что в свободное время любит заниматься чеканкой по металлу

Если и не все болезни от нервов или позвоночника, то очень многие. Когда болит спина или в другом месте, но причина боли в спине, приходится искать того, кто с ней справится. Быстро и без осложнений. Через руки вертебролога, невролога и мануального терапевта Евгения Коваленко прошли десятки тысяч винничан. Он сам давно стал брендом. Медицинский «Центр позвоночника» пациенты по инерции называют по фамилии руководителя – центром Коваленко.

 «За письмо генсеку, которое лично отвез в ЦК КПСС, я, как самый молодой офицер из бунтовщиков, получил «минимальное наказание».

- Евгений Николаевич, Вы же не из семьи потомственных врачей. Что привело в медицину?

- Я родом из Горловки Донецкой области. В детстве вовсе не помышлял о врачебной практике, хотя теперь доволен, что судьба именно так распорядилась. Но дорога к вертебрологии была нелегкой, с преградами и курьезами… Я – из многодетной семьи, у мамы был шестым ребенком. После окончания 8-и классов понимал, что нужно выбиваться самому в люди. Еще школьником мне очень хотелось постичь новое к тому времени компьютерное направление. В начале 1970-х этой специальности учили только в двух вузах – в Киеве и Харькове, а в Винницком политехническом техникуме был «филиал», где тоже готовили специалистов для обслуживания компьютерной техники. Увы, без репетиторов мне не хватило знаний, чтобы хорошо сдать экзамены и поступить.

Возвращаться домой было стыдно. Не хотелось сидеть у матери на шее… Три дня я ночевал на железнодорожном вокзале, а днем шатался по городу. Однажды совершенно случайно встретил мужчину, который оказался физруком 4-го ПТУ. Он и предложил подать документы в училище, и освоить довольно востребованную специальность электрика по сигнализации и блокировке линий на железнодорожном транспорте и наземных линиях метрополитена. Меня подкупило предложение тем, что студентов обеспечивали общежитием, кормили и одевали. К тому же в то время выпускники сразу же устраивались на работу, где получали просто сумасшедшие 300 рублей в месяц.

 

Окончил училище я с отличием, но на работу не устроился. Дело в том, что на последних курсах я познакомился с медиками. Я по своей натуре художник. С юности увлекался чеканкой, любил работать руками. Меня попросили оформить клинику, я согласился. Так и подружились. Общение с будущими коллегами убедило меня, что стоит подавать документы в мединститут. Знаете, я всегда стремился что-то делать непосредственно руками, наверное, это и предопределило будущую профессию - рукоделие. То, чем я занимаюсь сейчас – это неврология с элементами мануальной терапии. Причем, неврология все же в большей степени. Когда приходит пациент, его проблемы я сначала оцениваю, как невролог, а лишь затем как мануальный терапевт.   

- Мануальной терапии в вузах тогда не учили. Как неврологу в советское время удалось освоить направление, не признаваемое официальной медициной, считавшееся уделом кустарей? Тоже случай помог?

- В принципе, я понимал необходимость в этом. После 4-го курса мединститута меня призвали в армию, и я продолжал обучение в Куйбышевской военно-медицинской академии. Как дипломированный специалист служил на первых порах врачом полкового медицинского пункта. Потом меня направили в медицинский батальон. Когда начал лечить неврологических больных, понял, что далеко не все могу, а то и вовсе не могу справиться с проблемами пациентов, назначая лечение по «книжному» варианту. Начал искать другие методы. Прежде всего, ездил туда, откуда приезжали мои же пациенты, только уже с улучшением. Я имею в виду народных умельцев – бабушек и дедушек – костоправов, травников. У корейцев научился иглоукалыванию.

Знаете, кто ищет, тот всегда найдет. И я находил. Но понимание того, что ты должен профессионально расти, заставляет всех врачей работать над собой, познавать, находить, где еще учиться. Так в принципе, и я искал разные способы того, как «убрать» боль. Начал заниматься костоправством. Техники хиропрактического воздействия, распространенные на территории бывшего СССР, можно назвать твердыми. Они применяются в мире достаточно успешно, но параллельно везде используются и так называемые мягкие техники. Они дают меньший процент осложнений, более щадящие для пациента, более безопасные что ли. Благодаря тому, что оказался в армии, я стал искать пути совершенствования именно «мягких» остеопатических техник. Мне посчастливилось учиться за границей у Карла Левита…

- Если не секрет, как Вы там оказались?

- Этому предшествовала очень интересная история. Наш медицинский батальон порою использовался руководством не по назначению. Мы ведь все-таки были призваны служить советскому народу, а не генералитету… Формально нас вывозили на учения, а на самом деле приходилось разворачивать столовую и прочее. Даже сейчас не обо всем хочется говорить. Так вот, наш комбат возмутился и стал инициатором обращения к Константину Черненко, тогдашнему генсеку партии. Под письмом подписались и другие военные врачи, включая меня.

Прежде – при Андропове - за беспорядки в войсках очень строго наказывали командиров. Одних отправляли в Афганистан, других даже якобы расстреливали. Но времена изменились, и письмо «спустили» на стол командира дивизии. А он от греха подальше «распределил» весь офицерский состав бунтовщиков по отдаленным уголкам Советского Союза.

Я хоть и поддержал комбата, более того, лично отвез письмо в ЦК КПСС, но как самый молодой офицер получил «минимальное наказание». Меня в 1984-м отправили в Польшу.

- Мне казалось, что за границу тогда отправляли скорее в качестве поощрения…

- Это был совсем не курорт. Жили с семьей мы в таких условиях, что зимой в комнате температура не поднималась выше +3 градусов, а сосульки вырастали не с внешней, а с внутренней стороны окна. Дети в валенках спали. Так что не у всех военных за рубежом жизнь была сладкой. По крайней мере, что касается бытовых условий. Учтите, в то время там еще действовало военное положение, и первые полтора года никуда за пределы части мы не выходили. Поляков в глаза не видели.

В Польше я прослужил около 5 лет, а когда «ограничения» были сняты, я получил возможность общаться с польскими коллегами. Они и познакомили меня с чехом Карлом Левитом, который впоследствии меня очень многому научил. Правда, добрался я к нему чуть ли не в багажнике автомобиля, который нелегально пересек польско-чехословацкую границу. Дело в том, что военным пересечь границу было очень проблематично. Я написал письмо в Минздрав, в котором попросил разрешить мне учиться в Праге. Ответ министерства у меня до сих пор сохранился.

- И что рекомендовали?

 

- Сначала вернуться в СССР, отслужить здесь пять лет, а потом снова написать заявление с просьбой о переводе в Прагу. Его рассмотрят, и может быть удовлетворят. Временная отсрочка была предусмотрена, чтобы я военные тайны не выдал. Таковы были порядки. Поэтому в Праге я оказался нелегально. При первой встрече мэтр вертебрологии сказал, что «если хочешь учиться, переведи мою книгу на русский язык». Потом, кстати, я ее издал. Наше знакомство с Карлом Левитом продолжается по сегодняшний день, сейчас ему 97 лет. Он хорошо себя чувствует, часто путешествует, принимает пациентов, читает лекции в университете.   

 «Для многих откровением становится, что аритмия сердца может быть связана со спиной»

- В 1990-х годах при Винницкой горбольнице №3 Вы создали один из первых в Украине центров нетрадиционной медицины. На проблемы с позвоночником что сейчас, что тогда жаловались очень многие. Дефицита в больных, уверен, не ощущали. Почему же жизнь клиники под коммунальной «крышей» оказалась довольно короткой?

 

- Она работала почти пять лет. Замысел состоял в том, чтобы в одном месте собрать специалистов разных направлений. Фактически, пусть и на короткий срок, мне это удалось. В центре работали экстрасенс, мануальный терапевт, остеопат, апитерапевт, специалист по иглоукалыванию, массажисты. Помимо этого, у нас были вытяжки. Практически все в этом центре мы с докторами создавали своими руками.  

Когда в системе здравоохранения великими реорганизаторами - как нашего государства, так и города – был запущен процесс развала, закрылись многие учреждения. В те годы благополучно «реорганизовали» кардиологический центр. Под ту «волну» и мы попали… Сначала центр перевели на хозрасчет, затем стали постепенно отбирать помещения… Если помните, саму больницу решили переориентировать для лечения геронтологических (т.е. стариков) больных. С уменьшением количества сотрудников и кабинетов терялся смысл в нашем центре. Поэтому я перешел в узловую больницу ЮЗЖД, где организовал реабилитационное отделение. Там мы проработали около 4,5 лет.

- Потом наступил черед «реорганизации» на железной дороге…

- Да… Тоже сократили. Между прочим, здание до сих пор ждет новых собственников. Практически весь костяк коллектива, с которым много лет работаю, сохранен. Только сегодня мы принимаем уже в частном МЦ «Центр позвоночника» (винничанам более привычно украинское название – «Центр хребта», - авт.). Если найдутся средства, то переберемся в более удобное и просторное помещение. Уже 7 лет мы занимаемся, хотя это и громко звучит, строительством на территории 3-й больницы. Поверьте, стройкой этот процесс можно назвать с большой натяжкой, но, тем не менее, постепенно движусь к реализации мечты.

В 1990-х годах рядом с корпусами больницы начали строить городской реабилитационный центр. Проектировали это здание при ныне покойном главвраче больницы Анатолии Фейцаренко по всем канонам. Но, как я уже говорил, «реорганизация» лишила проект финансирования. В одном месте успели сделать лишь треть фундамента. В другом возвели один и местами начали возводить второй этаж. Из-за простоя конструкции начали разрушаться. В 2005 году этот участок я взял в аренду и выкупил то, что можно назвать строением, а по сути, кирпич, который 15 лет назад «положили на раствор». С тех пор пробую навести там порядок.

 

Почему так долго? Задержка возникла в связи с оформлением документов, поскольку законодательно не был урегулирован вопрос передачи имущества. Около пяти лет заняли бумажные вопросы. К тому же прежде были люди, которых очень интересовала эта земля. Там, насколько я знаю, хотели построить ресторан или супермаркет. Но поскольку законом запрещено отдавать территорию медучреждения под торговые и увеселительные заведения, это место удалось отстоять. Медициной кроме меня никто больше не хотел там заниматься, я предложил свой инвестпроект, его утвердили. До финансового кризиса найти инвестора, который бы вложил деньги в сооружение подобного центра, было несложно. Потом ситуация изменилась, до сих пор все ждут конца кризиса. Но в любом случае этот проект я доведу до конца, причем, центр будет отвечать европейским стандартам.     

 

- Пациенты выбирают не лечебное учреждение, а доктора. И в Ваш центр  многие идут не потому, что в названии есть слово «позвоночник», а потому что он ассоциируется с Вашей фамилией… С чем чаще обращаются люди? Можете выделить несколько самых «популярных» заболеваний?  

- Не могу. Остеопороз, спондилез, остеохондроз с грыжами дисков, болезнь Шейермана-Мау, травматические повреждения, которые иногда в запущенных случаях «превращаются» в неизлечимые состояния… Сейчас гораздо больше запущенных случаев. За неимением средств люди лечатся самостоятельно либо неверно. Могу отметить, что у многих пациентов есть еще и проблемы с внутренними органами. То есть пробовали лечить все, но не помогло. И после этого вспоминают о позвоночнике. Для многих откровением становится, что аритмия сердца может быть связана со спиной. Как, впрочем, и проблемы с мочевым пузырем. Первопричиной гинекологических патологий, включая бесплодие, тоже могут быть позвоночник или тазовые кости.

- Другими словами, чуть ли не все болезни от позвоночника?

- К счастью, не все, но очень многие. Если бы все болезни замыкались на позвоночнике, то диагностировать было бы еще сложней. Но любой доктор должен знать немного больше, чем только свою специализацию. Конечно, большинство кардиологов сейчас, когда у пациента нет инфаркта, уже посылают его в первую очередь лечить спину.

К этому я бы добавил, что сегодня мы сталкиваемся с осложнениями от неправильного лечения. Все стараются вправить… Это просто беда. Но вправление – не единственное, что необходимо пациенту. Вокруг позвоночника расположены мышцы, связки, которые находятся в рабочем или нерабочем состоянии. Когда проблема именно в мышечной ткани, вправление усиливает нестабильность в них, головокружение, провоцирует обмороки. Даже инсульт может возникнуть, если речь идет о шейном отделе, а подобное вмешательство в поясничном и грудном отделах может привести вплоть до увеличения грыж, которые потом придется только оперировать.

От применения твердых техник, которыми некоторые врачи злоупотребляют, появляется масса осложнений. К сожалению, есть такие доктора, что думают, будто положил пациента на живот и вдавил руками в позвоночник, значит, уже вправил. Это абсолютно неверно. С таким подходом нужно бороться. Но это возможно, лишь когда пациент напишет жалобу. Ей можно дать ход. Но практически никто не пишет.

 «Если доктор говорит, что рентгеновские снимки ему не нужны, значит, либо он не умеет читать снимки, либо гений»

- Действительно, мануальной терапией сегодня занимаются очень многие. Как потенциальному больному не ошибиться во враче?

- Конечно, есть целый перечень того, что необходимо иметь в кабинете врачу. Я бы не хотел те критерии к квалификации и рабочему месту, которые считаю приемлемыми, переносить на остальных. Скажу лишь, что врач и массажист должны тесно сотрудничать. Выяснив ситуацию с больным, врач должен сориентировать массажиста, как с ним работать. При этом у пациента следует до и после сеанса измерить давление. Это только часть нюансов, которые следует контролировать врачу. Если пациент пришел на прием, а доктор говорит, что и так все видит, рентгеновские снимки ему не нужны, значит, либо он не умеет читать снимки, либо гений… Если в кабинете кушетка низкая, значит, будут применять более твердые техники, если высокая – более мягкие.

 

Не все врачи проводят неврологическое обследование пациента, прежде чем назначать ему лечение. Это, наверное, один из ключевых моментов, который я бы отнес к недоработкам. Мало у кого в кабинете увидишь неврологический молоточек, а вертебрология – часть неврологии, поэтому неврологические знания обязательны для каждого мануального терапевта. Когда пациент принимает решение, к кому обратиться, он, прежде всего, должен задуматься над тем, что он хочет получить.     

- Хотел бы вернуться к рентгенологическому обследованию. Врачу следует анализировать снимки, но вероятно, и по внешнему виду человека, он способен поставить хотя бы предварительный диагноз. Скажем, по прищуру одного глаза может определить сторону «изгиба» позвоночника при сколиозе. Не так ли?

- Конечно. До появления аппаратуры пациенты тоже болели. Их лечили, и диагностика основывалась преимущественно на пальпаторном и визуальном исследованиях. Причем, раньше по этим признакам лучше разбирались, чем нынешнее поколение. Сейчас больше полагаются на технику. С одной стороны, это правильно, а с другой, плохо, что забываются старинные методики.

Что касается прищура, то это не всегда так. Асимметрия имеется почти у каждого человека. Если малейшие различия, скажем, между правой и левой частями лица считать патологией, то нарушение осанки и сколиоз можно «поставить» всем. Так нельзя рассуждать. Некий процент изменений следует принять за норму, индивидуальную и врожденную особенность.

- Что может быть такой нормой?

- Допустим, эмбрион лежал в утробе матери в определенной позе. Так у него появился прищур. Его не стоит менять. Бывают несимметричными челюсть, нос, уши… Что, все выравнивать? Нет, конечно. У некоторых людей одна конечность может быть короче другой на полсантиметра. Это не катастрофа. Разница до 1 см считается нормой, которую не стоит исправлять.

Все же от диагностики вернусь к лечению. Раньше радикулит и грыжи тоже лечили. Но как? Больше травками, мазями, и, к примеру, говорили ложиться на печь и лежать три месяца… И больной вылеживал болезни. Без движения «компьютер» организма вычисляет наилучший путь исправления «ошибок», болезней, и устраняет их оптимальным способом. Так срастались переломы. Что же происходит сегодня? Мы забыли о физиологическом пути лечения, и стараемся выпить таблетку, которая уймет боль, чтобы поскорей вернуться на работу. Получается, что извне мы помогает организму, а внутренний фактор игнорируем, и только вредим себе.

- Не секрет, что многие известные винничане обращаются к Вам за помощью. И нередко. С чем?

- Пациентов к нам приводит боль. Это главная движущая сила. Обращаются с нарушением чувствительности, сердечными болями, болями в животе, бесплодием. Все известные винничане такие же люди, как и малоизвестные и боли у них аналогичные. Разница лишь в том, что первые не хотят, чтобы об их визите узнали другие, поэтому мы стараемся таких пациентов принимать, когда в центре практически никого нет.

- Многие жалуются на грыжи межпозвоночного диска…

- Они встречаются чаще у бухгалтеров и тех, кто ведет сидячий и малоподвижный образ жизни. Очень многие проблемы обостряются у женщин при наступлении климактерического периода. Гинекологи практически не помогают пациенткам с остеопорозом (нарушением обмена кальция и уменьшением его количества в костях, – прим. авт.), который проявляется после 45 лет. Не назначают препараты кальция и после гинекологических операций, что просто необходимо.

- Сейчас и чиновники, и бизнесмены увлеклись спортом. Не отразилось ли это на их позвоночниках?

- Я бы сказал, что они и раньше увлекались спортом, только меньше это афишировали. Это первое. А второе – я не считаю спорт столь необходимым для всех. Судите сами, на Востоке каждое утро делают гимнастику. Она не направлена на наращивание мышечной массы, а больше гармонизирует энергетику человека. Но при этом люди себя хорошо чувствуют. У нас зарядка иная. Так может, мы неправильно занимаемся?..

Утреннюю гимнастику я бы отождествил со спортом. Если человек ежедневно получает дозированную нагрузку, то она, как правило, соизмерима с занятием спортом один-два раза в неделю. Важно, чтобы упражнения укрепляли мышцы и связки организма. Если же они не помогают телу, то дисбаланса не избежать. Что касается обращений со спортивными травмами, то я не могу сказать, что в последние годы их количество изменилось.

При этом я хочу поблагодарить руководителей города за детские и спортивные городки. Вы даже себе не представляете, как положительно это отразится на тех, кто на турниках пока «болтается» как сосиски. Массовый спорт был утрачен, теперь пусть в иной форме, но возрождается. Было бы еще хорошо, чтобы благотворительность при создании таких комплексов не облагалась налогами. Тогда бы турников стало еще больше.

 

- Вы были автором программы для школьников, ориентированной на изменение их образа жизни, способа сидения за партой и формы позвоночника. Эти идеи нашли хоть какое-то воплощение?      

- Довелось несколько приостановить реализацию тех замыслов, поскольку в большей степени переключился на строительство медицинского центра. Дело в том, что мы за свои деньги сделали для детей 11-й школы несколько физиологических парт (с уклоном, а не ровные, – прим. авт.), чтобы показать родителям – их можно оборудовать самим. Причем, стоят такие противосколеотические парты на треть дешевле, нежели готовые.

Нам и тогда ставили «палки в колеса». Педиатры и санэпидемстанция потребовали на эти парты нереальный перечень документальных согласований и исследований, включая санкцию министерства. На их сбор нам бы понадобилось несколько лет.

- Как удалось утрясти вопрос согласований?

- Благодаря поддержке мэрии. Смогли убедить, что такие парты лучше для детей, нежели нынешние прямые.

- Давайте немного отвлечемся от проблем спины. Расскажите о своих увлечениях во внерабочее время…

- Строительство, строительство и еще раз строительство. Немного времени остается на книги и чеканку по металлу. Правда, чеканю уже редко. Отдаю предпочтение сюжетам патриотического направления. Знаете, хочется, чтобы в Украине был хозяин и порядок. А еще у меня двое детей и пятеро внуков. Помните, у Брежнева на лацкане пиджака было пять звезд «героя». По аналогии с Леонидом Ильичом мы с женой по количеству внуков называем себя «пятизвездочными» дедушкой и бабушкой. 

 
traffer.biz

adpartner
Загрузка...

Комментарии закрыты.

Video >>

Бешеный Trabant 4×4, — недоразумение ГДР-овского автопрома превратили в монстра  (видео)

27.11.2015 - 17:03
Над забавными восточногерманскими Trabant с частично пластиковым кузовом и двухтактным моторчиком в свое время потешались все, кому не лень. Пришло время возмездия – черный монстр от одного польского энтузиаста выдает ...

Интернет покоряет видео с лысыми кошками в париках

07.08.2016
Страшнее кошки зверя нет. Это ...

На Вінниччині змагались парашютисти

05.08.2016
Відкритий чемпіонат Вінницької  області з ...