Экскурсию в Чернобыльскую зону легко заменит путешествие по территории “Химпрома” (фото)

Прошло 10 лет с тех пор, как винницкому “Химпрому” предоставился шанс на реанимацию. Для гиганта индустрии местного уровня тогда начали искать инвесторов. Правда, в итоге ничего из этого не получилось. “Терриконы” фосфогипса остались бесхозными, ядовитые стоки годами просачивались в речушку, а территорию и заводские корпуса продали по дешевке. Сегодня большая часть бывшего предприятия напоминает “брошенный город” из фильмов-катастроф. Возвращают к реальности лишь таблички “продам” и рекламные щиты на трубах, вмурованных в бетонные опоры.

В принципе, тем, кто устал от изысков пляжных курортов и готов заплатить пару тысяч за поездку на Чернобыльскую АЭС, чтобы лицезреть покинутую людьми Припять, можно “на халяву” организовать экскурсию развалинами “Химпрома”. Ощущения близкие по духу.

  Зеленый заброшенный город Напомним, весной 2003-го комитет семи кредиторов винницкого государственного ПО “Химпром” утвердил план санации предприятия. Этот эпохальный документ разработали управляющий санацией Игорь Погребной, тогдашнее руководство завода и некий потенциальный инвестор. Сам план утвердило Министерство промышленной политики. А что было делать, ведь в июле 2002 года Хозяйственный суд Винницкой области начал банкротство “Химпрома” по иску американской “Трансатлантик трейдинг груп”, которой винницкое предприятие задолжало $294 тысяч! Помимо этого, на заводе “висели” задолженность по зарплате и многое другое. Санация закончилась “распродажей со скидками”, когда объекты оформлялись на подставных лиц, фиктивные фирмы, зарегистрированные чуть ли не в коммуналках… Это в прошлом. Сегодня формально от “Химпрома” осталась лишь трамвайная остановка. Она сохранила название давно не существующего предприятия. Все остальное - частная, большей частью никем и ничем не охраняемая медленно разрушаемая недвижимость. Каждая десятая семья Винницы так или иначе была связана с некогда могущим химзаводом им. Якова Свердлова. У кого родные там трудились, кто сам был химиком, а кто просто жил неподалеку. Так что с ностальгией вспоминать о бывшем гиганте химиндустрии есть кому. Многие, наверное, могли бы и гидами здесь работать, рассказывая о прошлом руин. Автор этих строк бродил по десяткам гектаров территории без экскурсовода, но и прогулка “дикарем” оказалась достаточно информативной. Начнем с бывшей центральной проходной. Вблизи нее еще в начале 1990-х в тени двух плакучих ив на постаменте стоял Яков Свердлов. Памятник исчез еще когда завод работал, позже “раздели” и сам постамент. В его обмуровке остались лишь две гранитные плиты из полутора десятка. О том, что рядом была проходная, сегодня можно лишь догадаться по искривленной металлической арке, будто бы зависшей в воздухе. За ней открывается площадь с режущим воображение видом. По правую сторону от въезда на территорию красуются фирменные флаги одной медиа-корпорации, забор и обновленный заводской корпус бывшего цеха КИП и автоматики. В считанных метрах от этой красоты будто замер огромнейший корпус, где ранее располагалось производство суперфосфата. Для тех, кто не знает – это удобрение, которое и создало славу химзаводу. А слева от этой площади настоящий “оазис”. На хорошо удобренных здешних почвах отлично прижились деревья, кустарники и цветы, причем без постороннего ухода. Между прочим, буйная растительность пробивается сквозь асфальт и стены во всех уголках бывшего завода, местами даже на крышах зданий. А на пустыре, месте бывшего сернокислотного цеха, известного по “лисьему хвосту” - дыму рыжего цвета из трубы, демонтированной еще в конце 1980-х, – сегодня и вовсе настоящий сквер вырос. Березы и тополя там никто не сажал, они сами появились… Более того, деревья прекрасно прижились даже на участке, где еще 10 лет назад стояли вечно протекающие емкости с серной кислотой. Вероятно, экологам стоит пересмотреть свое отношение к последствиям загрязнения “химией” почв. Не так давно эти территории были сплошь покрыты слоем “белой” фосфатной пыли и прочими ядовитыми веществами. Как только с растительностью перестали бороться, она заняла все, включая самые недоступные уголки. Деревья выросли даже там, где некогда лежали рельсы. Когда на заводе вырезали весь металл, заготовители лома унесли практически все рельсы, оставив на щебеночной основе лишь гниющие деревянные шпалы. Так вот, для растительности и это не стало помехой. Кое-где на загражденной территории даже небольшие клумбочки с тюльпанами посадили.
Крупнейший рынок разрушающейся недвижимости
Прогуливаться по цеху желательно в каске. Бетонные перекрытия на втором и третьем этажах прохудились настолько, что в отдельных местах зияют большие отверстия, стены трещат от ветра. Процесс осыпания бетона происходит хоть и медленно, но постоянно. Правда, лестницы еще держатся. Самые крепкие и гладкие стены облюбовали винницкие художники в стиле граффити. В некоторых зданиях в поисках “удобных” стен ребята забирались на последние этажи, но кроме стандартных узоров и букв ничего шедеврального там не “намалювали”. А для кого? Зрителями в заброшенных цехах могут быть лишь прохожие, которые заходят туда по малой нужде.  Раритеты из “прошлой жизни” завода на развалинах цеховых корпусов найти хоть и сложно (большую часть давно растащили), но возможно. Например, на первом этаже суперфосфатного цеха среди бетонных обломков валяется табличка “Не влезай – убьет!”, а на стене соседнего здания прочно прикреплен лист жести с указанием фамилии бригадира энергетиков, ответственного за безопасность. Сейчас это помещение используют под склад вторсырья, и к нему даже электричество не подведено. Следуя вглубь территории бывшего “Химпрома”, невольно замечаешь, что далеко не все корпуса будто после бомбежки и с граффити на стенах. Часть цехов ограждены жестяным или бетонным забором. За ним копошатся пару работников. Кое-где даже трактор стоит и несколько единиц побитой техники. Пожалуй, в этом плане можно выделить бывший цех фосфорных солей. Он огорожен высоким забором с воротами, тут установлена сторожевая будка и висит предупреждение – “во дворе злая собака!”. Учитывая, что в прежнем заводском корпусе не все окна застеклены, и проникнуть туда незамеченным можно по-разному, упоминание о злом “охраннике” воспринимается как шутка. Кстати, моя попытка через забор спровоцировать пса на лай или хотя бы привлечь внимание людей, оказалась безуспешной. Сколько не стучал по воротам, ни одна живая душа не отозвалась.   Владельцы некоторых объектов держат помещения “под замком”, и прикрепили на стены таблички “продам” с указанием номера мобильника. Конечно, не все окна сохранили стекла и теоретически проникнуть на “закрытую” территорию электроцеха и цеха монокальцийфосфата, в принципе, можно. Если первый относительно “законсервирован”, то второй настолько же разрушен, как и суперфосфатный цех. Визуально ничем не отличается. Наверное, именно здесь наибольшая в городе концентрация табличек и просто надписей со словом “продам”.  Чтобы придать картине тотальной серости немного красок, стоит упомянуть о бывшей ТЭЦ. Она явно преобразилась, да и жизнь там кипит. Фирма, занимающая корпус, не только наладила там производство, отгрузку продукции, отремонтировала помещения, но даже облагородила 150-метровую бывшую дымовую трубу, смонтировав на ней лестницу. По ней можно забраться практически на самую верхнюю точку “шпиля”. Правда, доступ к лестнице закрыт. Она исключительно для служебного пользования. Еще одним островком благополучия можно назвать бывший бытовой корпус, который превратили в офисный особняк с подвесным балкончиком. Неплохо смотрится территория и корпус цеха, где как выпускали, так и выпускают моющие средства.
Бетонные опоры стали путеводителями

  Буквально напротив “порошкового” производства возвращаешься к уже привычной разрухе. На всей территории “Химпрома” не встретишь ни одного люка. В лучшем случае “отверстия в земле” отчасти прикрыты ветками и арматурой, но большинство совершенно голые. Причем, в некоторых местах вокруг люков, несмотря на засушливую погоду, сохраняются целые водоемы с жидкостью неопределенного цвета. Есть и своя река. Она вытекает из одного заброшенного корпуса и по желтым глиняным почвам течет в направлении террикона фосфогипса. Между прочим, учитывая, что по “берегам” достаточно зеленой растительности, симбиоз получается очень даже красочным. Только квакающих жабок для колорита не хватает.    

  Далее. Силовые кабели на территории остались – провисают как гирлянды. Кое-где видны ржавые металлические крепежи. Большей частью они причудливо свисают с бетонных опор, которые пестрят рекламой и указателями. Причем, порой тексты размещенных на них рекламных щитов составлены с иронией. Как еще можно воспринять рекламу любых строительных материалов “в ассортименте” на фоне развалин и насыпей из кирпичей?.. Или сексапильных девушек, рекламирующих диски?.. Довольно прикольно смотрятся на “Химпроме” и указатели “фотостудии”. Чтобы попасть к ней, придется немало поколесить по территории, меняя направления. Но в целом “путеводители” уже стали неотъемлемой частью местного колорита. Сегодня городские власти ищут и инвесторов, и удобные для них производственные площадки. Теоретически “Химпром” мог бы стать одной из таких. Но, повторимся, его территория в руках десятков владельцев, которые не могут договориться даже о совместном использовании площадей, не то что об единой политике. Те, кто продают корпуса, за развалины хотят далеко не копейки. Влиять на собственников мэрия не в праве. Поэтому лучше использовать эту территорию для экскурсий, экстрим-туров. В обозримом будущем ничего другого ей не светит.
 
traffer.biz

Загрузка...
   
RedTram обменный
Loading...
megatraf.biz

Комментарии закрыты.

Video >>

Як у Вінниці десантники відзначили День ВДВ

04.08.2016 - 22:00
До Дня десантника вінницькі військові  влаштували марш центром міста. Близько двох сотень спецназівців та десантників  пройшли колоною від площі Європейської до пам’ятника воїнам Інтернаціоналістам, що знаходиться в парку ім. Горького. ...

Винничанка берет участие в отборе на Евровидение: видео

09.01.2017
Винницкая исполнительница Оксана Славна принимает ...

В центре Стокгольма прогремел взрыв (видео) (фото)

26.01.2016
По информации шведского издания Expressen, ...