Гречановская Татьяна

Бывший главред “ВДТ-6”, телеагентства “ВИТА” и студии “5-го канала” Татьяна Гречановская: “Бесконечное “вылизывание” власть имущих ни к чему хорошему не приводит”

Татьяна Константиновна рассказала “РЕАЛу” о том, как с перепуга поступила на филфак, о цикличности, которая прослеживается на винницком ТВ, о том, что после Дворкиса ее постоянно им попрекали, о двух годках на “расстрельном” 5-м канале, о любимом муже, своих огромных перцах и “мертвой петле”, которую сделала в 52 года

Брать интервью у Татьяны Гречановской непросто. Прежде всего потому, что понимаешь: она подсознательно оценивает твои вопросы, владение речью, внешний вид, интеллект, умение держаться, чувство юмора и просто профпригодность. При этом сама всю дорогу постоянно прикалывается и ерничает, да так, что поневоле становится страшновато стать объектом ее колючего стеба. Но ничего, мы ведь работаем для читателей, и вам, безусловно, будут интересны пассажи и суждения яркого представителя еще советской и молодой украинской журналистики Винничины.

- Я не поняла, почему вы делаете русскоязычные газеты и сайт?!

- … Даже не знаю, очевидно, такая редакционная политика… Наверное, это вопрос к главному редактору…

- А я считаю, что мы всеми фибрами должны бороться за украинский язык!

- Вероятно… И все-таки, Татьяна Константиновна, я предлагаю Вам попробовать себя в роли интервьюера. Вы коренная винничанка? Какое получили образование?

- Коренная, училась в 17 школе. Окончила филфак Киевского университета имени Шевченко. Я всегда мечтала о журналистике. В том году, когда я поступала, был двойной выпуск - окончили школу и 10-е, и 11-е классы. У меня, конечно же, была медаль, и я была такая важная в Виннице; а туда приехала – там все с медалями L J. На журналистику было 18 человек на место! Киевские девицы спрашивают: “А у тебя есть печатные произведения?” Откуда? Я только мечтала об этом! Я и испугалась. А тут как раз какая-то дама ходит: “Кто на филфак? Кто на филфак?” Я бац и ушла на филфак – а там оказалось 20 человек на место! L J. Со мной, кстати, училась Аня Березина – дочка легендарного Штепселя. В общем, крутые девочки поступили, и с ними я - Таня Лабзина. А университетский филфак – это было нечто большее, чем местный филфак: глубокое изучение латыни, обязательный славянский язык, мы учили чешский…

- И работали педагогом?

- Нет. Хотя мне очень нравится эта работа. Я приехала в Винницу, потому что умер папа, и надо было быть с мамой. К тому времени я уже вышла замуж, ожидала ребёнка. Работы не было, в 17-ю школу меня не взяли. А через 7 месяцев у меня родился Костя. Потом я пошла в библиотеку, где отбарабанила года три. Один из читателей познакомил меня с коллективом газеты “Комсомольское племя”. И я пришлась ко двору! Тогда это была одна из лучших молодежек СССР, мы вечно получали какие-то премии, были чудесные творческие командировки: Братск, Усть-Илимск, Новый Уренгой… 

Затем была “Винницкая правда”, позже “Винничина”. Сначала работала в отделе писем – по интенсивности и ответственности это просто “расстрел на месте”: в год до двадцати тысяч писем! И каждое должно быть рассмотрено: опубликовано, использовано в обзоре. Жалобы отправлялись на реагирование, самые серьезные из них становились поводом для журналистских расследований… Там я научилась терпению, выросла творчески и профессионально. Позже возглавляла первый рекламный отдел “Винничины”. Потом я сделала крутой поворот и перешла в “великую” газету “Иштар”; ну, чисто из-за денег. Оттуда ушла через три месяца с каким-то нехорошим скандалом и работала собкором “Украинских ведомостей”. А на ВДТ в 96-м меня пригласил генеральный директор ТРК Михаил Каменюк…

Когда-то он у нас в молодежке был главным редактором. Это было золотое время: мы все были одного возраста, аж пищали, так нам нравилось то, что мы писали. Нас просто, как нынче говорят, “перло” и “тащило”! Расходиться не хотели! Муж приходил, чтобы увести меня, потому что дети дома плачут J… Ну, это я, конечно, утрирую…

Так вот, Миша позвонил и предложил работать главным редактором. А я ведь сначала вообще не знала, что такое телевидение. Но я сразу включилась и повела команду за собой: “Делай, как я!” Кстати, мы первыми в Украине сделали культурологическую еврейскую программу, много познавательных, информационных программ… Но потом на ВДТ начались проблемы, и мы ушли на кабельное телевидение - “Студия Мелодия-Буг”. Наш журналистский мэтр Дмитрий Педорук меня уговорил. Только сделали нормальное телевидение, нас всех уволили по статье, чтобы ничего не выплачивать…

- У инвестора деньги кончились?

- Вообще на любом телевидении в Виннице прослеживается определенная цикличность: собрались, познакомились, побежали, хорошо работаем, а когда все сделано и раскручено, начинается какая-то тоска-печаль. И в первую очередь решают главного редактора менять.

 Я тогда себе пообещала больше никогда не работать на телевидении. Но тут в 98-м “нарисовался” городской голова Дмитрий Дворкис и предложил возглавить творческий процесс на городском телевидении “ВИТА”. Какие славные программы мы делали – “Пост-фактум”, “Знай наших!”, “Батьківські збори” - приятно вспомнить!  Там я проработала до 2004 года… Надо будет об этом какие-то мемуары написать, нельзя такое держать в себе. Но  каждая смена директора или власти в горсовете несла какие-то потрясения. А Гречановская – это же человек Дворкиса, надо срочно менять…

- Если я не ошибаюсь, вас “ушли” с “ВИТЫ”, когда городским головой стал Домбровский?

- Я ушла с “ВИТЫ”, когда мне исполнилось 55 лет, и я оформила все документы на пенсию. Я видела, что меня выживают. Хотя я не была балластом, который сидит в углу – престарелый отсталый элемент - и мешает прогрессу. Наоборот, я полагаю, что прогресс начинался именно в моем кабинете, как и борьба с ленью и разгильдяйством. Меня всегда интересовали зрители и наше лицо перед ними. Ведь бесконечное “вылизывание” власть имущих ни к чему хорошему не приводит. Должен быть какой-то баланс и хотя бы два мнения.

“Почему вы его показали? Мы его не любим!” - Это ваши вопросы, ребята. - “Чей хлеб вы едите, Татьяна Константиновна?!” - Ну не ваш же, дядя или тетя. Я никогда не занималась “комплиментарной живописью”. Кстати, это фраза винницкого режиссёра Сережи Вахтерова: “Комплиментарная живопись – это достояние провинции”. Впрочем, её и на центральных каналах хватает. Но налогоплательщик должен знать правду, а не ту пудру, которую ему стараются подсунуть. Вот эти мои наивные романтические принципы закончились в июне 2004-го. Я решила, что у меня есть такая красивая дача и пора там всерьез взяться за выращивание перца.

- Но я еще помню Вас во время Оранжевой революции в винницкой студии “5 канала”!

-  Еще на “ВИТЕ” у меня сложились хорошие отношения с Петром Порошенко. Его первый прямой эфир провела я. Потом и второй... Порошенко тогда был молодой, весь такой “хрустящий”, новый в сравнении со всей нашей публикой. Он не корчил из себя всезнайку, хотя знал много. За эфир к нему поступило 160 вопросов! Такого больше никогда не было.

- Как можно технически принять 160 вопросов?

- Многоканальный телефон, три человека на вопросах. А потом кто-то чуть ли не по-пластунски подлезал под стол, чтобы не попасть в кадр, и передавал мне эти записки. Я старалась похожие вопросы сгруппировать, а особо “выпуклые” задать в первую очередь, типа: “А может, вы воровать идете?” Но обязательно называли имена и фамилии спрашивающих. Кстати, зрители гораздо умнее, чем те, кто делают прямой эфир. Люди такие вопросы задавали, какие никогда не приходили в головы ни журналистам, ни доморощенным политтехнологам. Я, кстати, вопросы людей старалась не фильтровать. А вот многие чиновники приходили на эфиры со своими помощниками, которые тяжелые для их патронов вопросы в эфир не пускали…

- Но мы отвлеклись от “5 канала”.

- В августе 2004-го я пришла на завод “Аналог”, там тогда была студия “5 канала”. Вот это была самая песня! Во всяком случае, первых полгода. Нас было пять человек (не могу не вспомнить: Ирина Камоэн, Роман Недзельский, Валера Сташок, Дмитрий Тимриенко, Юрий Михайлюк, позже пришел Володя Заводюк). Мы делали новости, у нас была своя эфирная “дырочка” на “5 канале” - 15 минут. Во время революции, кстати, нас никто не трогал. Милиция нас пропускала туда, куда никого не пускали: “Это ж “5 канал”, езжайте!” Но когда мы приходили на пресс-конференцию, на нас все смотрели, как на кандидатов в тюрьму. Зато зрителей было очень много!

- Да, а после победы “помаранчевых” Вашу студию закрыли, видимо уже за ненадобностью.

- Ну, не сразу, мы еще повыходили. Но потом начались проблемы с деньгами. Какое-то время мы сотрудничали с администрацией, нам очень помогал Домбровский. Но в феврале 2006-го “прозвучала труба” .

- Все Ваши люди разошлись и, насколько я знаю, весьма неплохо устроились. А как сложилась Ваша судьба?

- Я себе, конечно, нашла какие-то приключения, без дела сидеть сложно. Плюс дети, внуки, дача. Мне друзья из Израиля прислали семена перца: у меня в Одноклассниках есть фото с огромным овощем, люди не верят, что в Украине такой можно вырастить.

- Татьяна Константиновна, кто Ваш супруг, дети?

- Муж Владимир – инженер-оптик. Мы вместе учились в университете, там познакомились и поженились. Физик и лирик. Он меня всегда понимал и терпеливо относился к моей ненормированной работе. Дети хорошо учились: старший сын Костик окончил консерваторию, музыкант, играет на трубе в президентском оркестре. Младший – Алеша – занимается компьютерными технологиями.

- Татьяна Константиновна, как вы полагаете, почему так много людей всегда рвется на местное телевидение? Ведь зарплаты там никогда не были выше, чем у других журналистов.

- Это престиж, амбиции. “Смотри, нашу Марусю показали по телевизору!” “Где твоя дочь работает? – На телевидении! – Капец!” Можно даже получать копейки, но родители счастливы, что дитя попало на телевидение.

- У Вас есть любимые писатели? Увлечения?

- Чехов, Куприн. А еще я обожаю биатлон – просто сумасшедший болельщик. Жаль, что винницкие дети не занимаются этим видом спорта! И обидно, что этой снежной зимой в Центральном парке Винницы была только одна лыжня. Народ вообще ленивый стал…

- Для биатлона лыжни мало, там еще и стреляют...

- Когда-то и я упражнялась в меткости  в тире с еще малыми детьми. А позже  стреляла из пулемета, автомата Калашникова и пистолета – спасибо полковнику Анисимцеву из “Беркута”, нашу съёмочную группу брали с собой на стрельбище в Тюшках. Хуже всего мне стрелять из пистолета – сильная отдача: выстрел - и у меня рука улетает за спину. Лучше всего стрелять из автомата – я положила все мишени! А пулемет – это вообще дурилка какая-то: лежишь и строчишь...

Ну и насчет экстрима, вам понравится. Я как-то летала на планере и даже сделала мертвую петлю в 52 года! Не знаю, есть ли еще в Виннице такие журналюги J. В Сутисках мы снимали материал об упадке местного аэродрома, и нам предложили полетать. Меня и оператора Юру Михайлюка посадили в разные планеры с инструкторами, “кукурузники” вывели нас в небо, а потом бах! - отстреливается фал и такая тишина… А мой инструктор в этот момент и сделал петлю, я даже толком испугаться не успела…

 
adpartner
Загрузка...

Комментарии закрыты.

Video >>

Как будет выглядеть истребитель шестого поколения (видео)

24.01.2016 - 13:28
Американская корпорация Northrop Grumman презентовала свой концепт истребителя шестого поколения. Портал breakingdefense.com сообщает, что разрабатываемый прототип очень похож на бомбардировщик B-2 и многоцелевой ударный дрон X-47B. Концепт получил название NG ...

История развития самолётов с вертикальным взлётом (видео)

26.02.2016
Все самолёты с возможностью вертикального ...

Пожилой мотоциклист налихачил на два года тюрьмы (видео)

26.01.2016
Полиция Суссекса (графство Великобритании) опубликовала ...

Виртуозная игра на гитаре нетрадиционным способом

21.10.2015
Виртуозная игра на гитаре нетрадиционным ...