ЧЕМ НЕ УГОДИЛ РАДИКАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖИ ИЗ “АВТОНОМНОГО ОПОРУ” РЕКТОР ВИННИЦКОГО ИНСТИТУТА

Сам “герой” макулатурно-эпистолярного наезда Степан Дровозюк считает, что общественной организацией “прикрываются” либо люди, мечтавшие приватизировать здание института в центре Винницы, либо имеющие виды на карьерный рост в его стенах

С 2005 года областной институт последипломного образования педагогических работников оказался “под прицелом” некоторых общественных организаций и бизнесменов. И прежнее, и нынешнее руководство учебного заведения постоянно обвиняют в противозаконных действиях. В длящейся годами истории ни сторона “обвинения”, ни институт не может поставить точку. То ли не хватает доказательств, то ли желания…

 

Автономный наезд

Полагая, что “четвертая власть” постоянно “гоняется” за “жареными” фактами, некоторые винничане “засыпают” редакционную почту письмами. Иногда люди подписывают обращения, иногда излагают информацию анонимно или прикрываются чужим именем. На протяжении последних месяцев некая полутаинственная организация “Автономний опір” просто “засыпала” “РЕАЛ” корреспонденцией. Для идентификации обращений, на первой странице всех писем размещен логотип “автономщиков”. Это общественное движение указывает на систематические нарушения закона в областном институте последипломного образования педагогических работников. Практически в каждом из них упоминается ректор заведения Степан Дровозюк. Ему, к примеру, вменяется в вину подписание еще накануне избрания ректором соглашений о сотрудничестве с местной независимой профсоюзной организацией и некими казацкими братствами. Эти соглашения якобы предусматривали  поддержку Дровозюка на выборах. Авторы писем уверяют, что в последующем Степан Иванович не придерживается взятых на себя обязательств…

“Отправители этих писем, насколько я понимаю, позиционируют себя как представителей общественной организации, - начинает разговор ректор института. – Лично у меня возникают большие сомнения в легальности этой организации. По крайней мере, они не выполняют нормы закона, касающиеся публичности своей деятельности. Мы уже обратились в управление юстиции, чтобы узнать, зарегистрирована ли организация в Винницкой области. И прежде, чем писать, почему бы авторам не прийти в институт и открыто не сказать о каких-либо претензиях…

- В одном из обращений, адресованных редакции, они уверяют, что общались с вами, и вы предлагали им сотрудничать...

- Категорически опровергаю это. Мне не известны лица, позиционирующие себя представителями “Автономного опору”, и с ними я никогда не встречался. По крайней мере, никто из моих знакомых, с которыми я общался, не говорил, что имеет отношение к этой организации.  

- Однако, судя по текстам, им отлично известны многие детали работы коллектива института. Так, к примеру, в одном из писем утверждается, будто вы в мае 2011-го заставили свою подчиненную Валентину Г. часы, которые она читала курсантам, записать на других преподавателей, на протяжении 7 месяцев скрывать этот факт от правоохранительных органов, шантажируя эту женщину. А после вмешательства “Автономного опору” только в декабре вы обратились в милицию…

- Я читал это письмо. По поводу вмешательства “Опору” я, в принципе, ответил - его не было. Что касается ситуации с педагогом, то могу сказать, что еще летом, когда мне стало известно о таком факте, для его проверки была создана комиссия. Ее возглавил проректор О. Билык. Изучив все обстоятельства, комиссия подтвердила нарушения. Почему долго изучала? На то были объективные причины. Преподаватель находилась в отпуске, потом на больничном. По завершению работы комиссии о ее результатах я официально сообщил начальнику областного управления образования и науки И. Ивасюку и одновременно попросил не поручать Валентине Г. участие в олимпиадах, конкурсах. То есть, именно в тех мероприятиях, которые были предметом нарушения. До декабря заявлять о нарушениях по моральным соображениям я не мог. В отношении прочих “обвинений” в мой адрес скажу кратко - это ложь.

- Чем была вызвана необходимость подписания соглашений о сотрудничестве с общественными организациями и профсоюзами? К одному из писем в редакцию прикреплено некое “соглашение” с Вашей подписью…

- А вы уверены, что эти соглашения есть? Где документы, подписанные мной? Обязательств перед “Братством полковника Богуна” об открытии в помещении института авиакружка я никогда не брал. А “соглашение о сотрудничестве” с профсоюзной организацией нашего института впервые вижу. Сомневаюсь, что под ней моя подпись. Хотя, похожа на мою. Поверьте, я бы такой документ с удовольствием подписал. Там ведь указано, что профсоюз обязывается выполнять все приказы ректора, конструктивно сотрудничать и поддерживать меня для налаживания позитивного климата в коллективе. Под документом, который вы мне показали, стоит подпись нашего педагога Елены Гаврилюк, как главы этой профсоюзной организации. Это первое лицо, которое конкретизируется в письмах от “Автономного опору”. Если такой профсоюз и существовал или существует поныне, то он никогда не поддерживал ректора и не обеспечивал выполнение приказов ректора… Зная позицию этого человека, даже если бы соглашение существовало бы, профсоюз никогда не выполнял декларируемых там обязательств. И еще, как этот документ попал к “Автономному опору”?

Этот вопрос редакция переадресовала заведующей кабинетом методики преподавания украинского языка и литературы Елене Гаврилюк. Елена Андреевна заверила “РЕАЛ”, что никому его не передавала. Если так, значит, соглашение у нее выкрали?.. К сожалению, сославшись на занятость, ответить на другие вопросы преподаватель отказалась. Обещала перезвонить, когда освободится. Не позвонила, и на звонки больше не отвечала… 

А Степан Иванович продемонстрировал корреспонденту “РЕАЛа” внушительную “коллекцию” писем, обращений, газет и прочего, что касается его “противоправной” деятельности. Признается, что стал собирать ее сразу же после утверждения в должности. Наличие столь объемной базы может указывать, что ректор отлично осведомлен о том, кому “перешел дорогу” или, точнее сказать, кому мешает…

Депутатский след

Прежде всего, отметим, что таинственная организация “Автономний опір” не имеет к этим письмам никакого отношения. Веб-сайт у “автономщиков” есть, согласно нему, и представительство в Виннице тоже. В организацию входят пара десятков подростков, которые хотят “поднять” национальное самосознание, периодически организовывая различные публичные акции. Но ни явно выраженного лидера, ни контактов винницкого “филиала” в Интернете выяснить невозможно. Через общих знакомых удалось узнать, что парни, называющие себя “автономщиками”, даже смутно представляют себе о существовании такого института и его места расположения. Никто из тех, у кого “РЕАЛ” интересовался авторством писем (все они подписаны “автономный опір”, без указания адреса, телефона и имен отправителей. – Ред.) не смог припомнить, писал ли такие обращения. Судя по всему, эмблемой и названием молодежного движения воспользовались более зрелые и осведомленные люди. А сама история с наездом на ректора тянется годами, и раньше в ней фигурировали конкретные винничане, не прикрывавшиеся “опором”.   

Расположенное по улице Грушевского здание института смело можно назвать весьма лакомым объектом в центре Винницы. Несколько лет назад на рассмотрение облсовета выносился вопрос о его приватизации. С одной стороны, продажа коммунальной собственности могла бы в посткризисный год пополнить бюджет парочкой миллионов гривен, но депутаты не определились, куда перевести сам институт, и поэтому вопрос был “снят”. Степан Дровозюк признается, что один из депутатов областного совета неоднократно ему говорил, что не прочь выкупить здание. А руководитель института ему якобы мешает. “Я – чиновник, и не распоряжаюсь имуществом. Решит облсовет переселить институт в пригородное село – это его право”, - поясняет ректор. При этом он не исключает, что “война писем” связана именно с интересом определенных лиц к зданию.

Вскоре после публично проявленного интереса к помещению тысячным тиражом на глянцевой бумаге стала выходить миниатюрная газета журналистских расследований “Шанс”, большинство публикаций в которой посвящалось ректору института. Однажды ее даже целенаправленно раздавали педагогам у входа в муздрамтеатр, где собрались учителя со всей области. “Я предполагаю, что за этим изданием стоял некий оппозиционный общественный деятель. Но выпускалась газета явно не за его средства. Человека спонсировали и снабжали информацией, которая может быть известна лишь сотрудникам института”, - поясняет С. Дровозюк.

Он вспоминает, как этот общественный лидер неоднократно обращался в правоохранительные органы разного уровня с жалобами. “Однажды заявил, что я угрожал облить его лицо кислотой. В другой раз он сообщил в Генпрокуратуру, что я готовлю покушение на одного из первых лиц области. Утром в институте были представители всех силовых структур. Только пояснив, кто такое написал, удалось урегулировать обстановку”, - продолжает ректор.

За комментариями “РЕАЛ” обратился к одному из руководителей организации “Народная армия спасения Винничины” Сергею Чумаку, который еще не так давно публично заявлял о противозаконных действиях руководства института. Общественник признался, что личной антипатии к С. Дровозюку никогда не испытывал, но действительно раньше, как активист, требовал от ректора прекратить преследование и нарушение законных прав профсоюзной организации института. Но нынешняя ситуация в заведении ему не известна.

Сначала лекции, потом торговля?

Среди прочих письменных обвинений в одном из обращений, указывалось о принудительном приобретении работниками сферы образования книг, автором которых является проректор института Г. Иваница. “Эти факты неоднократно проверялись сотрудниками правоохранительных органов, и они не были подтверждены. При этом я опять-таки не исключаю, что некоторые наши преподаватели “подрабатывают” таким образом. К сожалению, официальное собственное расследование по этому поводу мы не проводили, хотя подозрения имеются”, - отмечает Степан Дровозюк.

Кстати, руководителем винницкого представительства издательства “Шкільний світ” является Елена Гаврилюк. На сайте этого издательства педагогической прессы и литературы значится именно ее фамилия, а также указаны адрес и телефоны представительства, расположенного в 3-х минутах ходьбы от здания института. Редакция допускает, что педагог разделяет педагогическую и коммерческую деятельность. А работать на двух должностях у нас не запрещено. Однако, возможно авторы обращений и правы, и злоупотребления исключать нельзя. Хочется верить, что в этом направлении “органы”, получившие такие же письма, как и “РЕАЛ”, работают, и скоро смогут ответить, вынуждают ли учащихся в институте учителей  приобретать литературу. 

“У меня письма появляются раньше, нежели у “них” (авторов) высыхают чернила. В ближайшие дни я собираюсь обратиться с заявлением в правоохранительные органы. На первые письма не реагировал. Не было даже формальных оснований подозревать кого-либо. Теперь можно проверить”, - пояснил Степан Дровозюк причину того, почему медлил с официальным анализом изложенных в письмах фактов.  

Кстати, о правоохранителях. В письмах указывается, что ректор Дровозюк предоставляет им комнаты в институтском общежитии, поэтому в хороших отношениях с “органами”. “Когда в 1986 году общежитие сдавалось в эксплуатацию, то две трети мест были закреплены за институтом, а остальные распределены между 13 организациями социальной сферы, - уточняет ректор. - Это  библиотека им. Тимирязева, муздрамтеатр, филармония, станция переливания крови... Я не скрываю, что сейчас там проживают и силовики. С сотрудниками правоохранительных органов мы подписываем договора, как правило, на короткий срок о предоставлении койко-места. Сейчас, к примеру, мы выселяем одного человека, поскольку он уволился из милиции. При этом все сотрудники института, у которых нет собственного жилья в Виннице, обеспечены местами в общежитии – от лаборанта до проректора. Поэтому говорить о незаконности проживания посторонних в общежитии просто нелепо”.

Комментарий
Игорь Ивасюк, начальник управления образования Винницкой ОГА:

- В одном из этих “писем” упоминаюсь и я. Даже не знаю, что сказать по этому поводу… В кадровую политику института я не вмешиваюсь и права такого не имею. Мне приписывают лекционные часы? За весь прошлый год я провел всего четыре лекции, в этом – лишь одну. На большее времени не хватает. О каких приписках идет речь? Это же легко проверить. Жаль, что “письма” анонимные. Я обратился в правоохранительные органы с заявлением, в котором прошу идентифицировать авторов. Как только они будут известны, подам в суд иск или на организацию, или того, кто это писал. Причем, укажу достаточно крупную сумму морального ущерба, которую после положительного решения суда, переведу на счет Тульчинского интерната для сирот. Уверен, что выиграю суд, а авторы вынуждены будут материально поддержать сирот. 

{jcomments on}

  

П:
 
yottos
trafmaster
загрузка...
Загрузка...
RedTram обменный
Loading...

Комментарии закрыты.

Video >>

Сверхпрочный китайский смартфон, которым можно забивать гвозди

16.11.2015 - 13:33
Трудно представить, ту вещь, которую не способны сделать китайцы. Вот и на этом видео показан сверхпрочный смартфон, которым можно колоть орехи, забивать гвозди, ну сами еще чего-нибудь придумайте. ...

Винничанка берет участие в отборе на Евровидение: видео

09.01.2017
Винницкая исполнительница Оксана Славна принимает ...

Птичка ловит рыбу на приманку (видео)

21.05.2016
Одна маленькая, но очень умная ...