ТЫСЯЧИ ВИННИЧАН МУЧАЮТСЯ ОТ НЕВЫНОСИМЫХ БОЛЕЙ, СНЯТЬ КОТОРЫЕ МОЖНО, ЛИШЬ РИСКУЯ ПОПАСТЬ НА ТЮРЕМНЫЕ НАРЫ

При копеечной стоимости эффективных обезболивающих они фактически недоступны пациентам

Мало кто не слышал о том, как мучаются перед смертью люди, заболевшие раком. Отвергнутые медициной они отправляются домой на зачастую мучительное и медленное угасание. Сильные постоянные боли, нередко сопровождающиеся стенаниями и проклятиями, и частая невозможность обойти самого себя, создают множество проблем и моральных страданий домашним и близким…

Родной дядя моего коллеги ухаживал за своей женой в терминальной стадии рака матки, которая страшно мучалась полгода. Через два года после того, как он ее похоронил, у него самого нашли рак желудка. Мужик, еще сравнительно здоровый и особо не страдающий, тщательно перепроверил диагноз, после чего подготовился к своим похоронам и… повесился.

За последний год в винницком небольшом молодом трудовом коллективе (12 человек), к которому причастен автор этих строк, от рака умерли родители у двух сотрудников: женщина от рака молочной железы и мужчина от опухоли мозга. В обоих случаях люди страдали от сильных болей, на избавление от которых их родные не жалели средств и связей. И все же эффективного длительного обезболивания добиться было невозможно…

По этой теме достаточно сложно найти неанонимного интервьюера. Позиция реального больного: “Я лежу и постоянно мучаюсь. Почему я должен это терпеть? Я не могу так жить и не хочу. Мне не хватает того обезболивающего, что дают. Они говорят, у них какие-то нормы. А что мне эти нормы, когда болит у меня больше “нормы”?!” Позиция реального врача: “Если больной, которому нужны опиаты, находится дома - к нему должна приезжать бригада, чтобы сделать инъекцию, потому что у нас разрешена только инъекционная форма опиоидных анальгетиков. Когда точно к вам приедут, никто не знает: если ваш адрес последний в списке, вам придется долго ждать. Также мы делаем одну инъекцию в день, максимум две, чего на сутки однозначно не хватает. Мало того, нам не разрешают колоть больше 50 мг морфина в сутки, что зачастую мало для полного обезболивания”.

По словам координатора кампании “Стоп боль” Надежды Колесниковой, во всех государствах Европы (в том числе в России и Беларуси), кроме Украины, Азербайджана и Армении, эта проблема решена. Там около 80% больных раком в терминальной стадии в среднем последние три месяца своей жизни по 6 раз на день принимают таблетки морфина в адекватных дозах, которые по указаниям ВОЗ ничем не ограничены. И заметьте, к ужасу нашего ОБНОНа (милицейские борцы с наркоманией. – Авт.), эти таблетки больным и их родственникам выдают на одну-две недели вперед. Да, эти онкобольные умирают наркоманами, зато без ненужных мучений, и никому никакого вреда от этого нет. В Украине же наркотические анальгетики (исключительно в инъекциях) получают лишь около трети онкобольных в терминальной стадии рака, причем в откровенно малых дозах и недостаточно часто. Как известно – мы терпеливый народ .

А если родственники пытаются достать для несчастных больных запрещенный таблетированный морфин, то переплачивают за него в десятки раз и рискуют угодить на нары. Вполне возможно, что это главная причина мучений раковых больных – попытки милицейской наркомафии заработать на дешевом и криминальном дефиците. Ведь себестоимость одной таблетки морфина – 1 евроцент или 11 копеек. В итоге дремучее законодательство, пропитанное паническим ужасом перед наркотиками, сводит к минимуму желание медиков, администраций больниц и аптек заниматься наркотическими анальгетиками. “Ведь эффективное обезболивание больного раком в терминальной стадии украинским эскулапам фактически грозит тюрьмой”, - констатировала Надежда Колесникова.

Между тем паллиативное обезболивание необходимо не только онкобольным, но и, например, больным СПИДом и туберкулезом в терминальных стадиях, пациентам с тяжелыми неврологическими недугами, почечной и сердечной недостаточностью и т.д.  Ежегодно в Украине по данным ВОЗ почти 428 тысяч граждан (из них онкобольные составляют только 1/3) нуждаются в паллиативном обезболивании. Но если про морфин для пациентов, больных раком, хотя бы можно разговаривать, то при других недугах этот вопрос даже не поднимается! 

В селах вообще нет доступа к опиатам, поскольку лицензию в лучшем случае имеет только Центральная районная больница. Хотя и для ЦРБ (о ФАПах или амбулаториях даже говорить не стоит) требования для получения лицензий крайне обременительны и дорогостоящи.

Международные правозащитные организации ставят отсутствие адекватного паллиативного обезболивания в один уровень с использованием пыток. Согласитесь, весьма справедливо. Тем более что Украина подписала все конвенции на эту тему и как бы обязана привести свое законодательство к европейским стандартам.

Осторожно попытался защитить честь государства главврач областного СПИД-центра Игорь Матковский – единственный из числа медицинских и милицейских функционеров Винничины, принявший участие в пресс-конференции, посвященной кампании “Стопболь”.  “Главная проблема – бюрократия, лицензии, хранение и тому подобное. Но сейчас Кабмин обещает упростить процедуру получения такой лицензии. Также разрабатывается упрощенная процедура обеспечения наркотиками на амбулаторном этапе… Не следует забывать о том, что мы формируем медицинских наркозависимых, и о постоянном криминальном риске и уголовной ответственности... Надеюсь, что удастся реализовать план по открытию хосписов при будущих госпитальных округах (один на 2-3 района Винничины). По идее, такие больные там смогут лежать, и в условиях стационара получать адекватное обезболивание…”

Однако пока что это вилами по спинам корчащихся от боли людей писано. Зато на базе областного СПИД-центра создана группа поддержки пациентов, страдающих от постоянных болей. Правда, чтобы ездить из Винницы в медгородок на Барском шоссе, надо иметь хорошее здоровье. Поэтому сейчас по средам там собираются около десятка местных тяжелых больных, некоторые из них уже получают инъекции морфина…

P.S.: Такие группы поддержки, а лучше целые хосписы стоило бы открыть при каждом онкодиспансере. А то выбивать огромные суммы на часто бесполезное лечение там умеют, а когда надо обеспечить по возможности спокойный уход своего  пациента, то все спихивают на родственников

Масштабы проблемы

К сожалению, точно сказать, сколько именно винничан нуждаются в паллиативном обезболивании, не представляется возможным. По оценкам общественных организаций, до 14 тысяч человек. Однако это приблизительные расчеты, поскольку МОЗ такой статистики не ведет.

Заметим лишь, что в третьем тысячелетии в области ежегодно регистрируется только 14-16 тысяч  вновь выявленных случаев онкологических недугов. Ежегодно от рака умирает до трех с половиной тысяч винничан (более 10% от общего числа смертей в области - второе место по причинам смертности). По европейской практике, 80% этих несчастных нуждаются в обезболивании опиатами. Опять же, нам не удалось узнать четкой статистики, сколько онкобольных в терминальной стадии рака получают наркотические анальгетики (вряд ли такой точной информацией в масштабах области или страны вообще кто-либо владеет). Однако, по приблизительным подсчетам тех же активистов “Стопболь”, лишь треть таких больных обеспечивается наркотическими анальгетиками. Но и они получают их недостаточно часто и в малых дозах.{jcomments on}

 

П:
 
yottos
trafmaster
Загрузка...
   
загрузка...
RedTram обменный
Loading...

Комментарии закрыты.

Video >>

Крыса принимает ванну

20.10.2015 - 21:11
Домашняя крыса принимает ванну. ...

История развития самолётов с вертикальным взлётом (видео)

26.02.2016
Все самолёты с возможностью вертикального ...

Как обустроить жилое пространство для кошек

01.11.2015
Как обустроить жилое пространство кошек. ...