“ТУРБОВСКИЙ САХЗАВОД “СБРОСИЛ” С СЕБЯ ДОЛГИ ПЕРЕД РАБОЧИМИ, ПФУ И ГОСУДАРСТВОМ, ХИТРО “ПОРЕШАВ ДЕЛА” С БАНКОМ”

Это заявляет глава винницкой облорганизации профсоюза “Трудящиеся” Игорь Попенко, пытающейся нынче отстоять права 500 рабочих в суде

За последние годы в сахарной отрасли Винничины наметились четкие тенденции к “ренессансу”. Спрос и цены на белое золото позволяют производителям получать, возможно, и не такую прибыль, о которой они мечтают, но достаточную для рентабельности. А от долгов минувших лет некоторым предприятиям помогли избавиться довольно сомнительные схемы со сменой владельца. В результате “операций с перепродажей и сменой собственника” только турбовским сахароварам родной завод задолжал зарплату в размере около полумиллиона. Еще 9,5 млн. гривен лишился государственный и местный бюджеты…

Приоритетный выбор

Турбовский сахзавод смело можно причислить к когорте старожилов отрасли. Свою историю предприятие ведет с 1847 года. Оно пережило национализацию и приватизацию. Через 160 лет после основания завода - в июне 2007-го - директор предприятия и одновременно владелец 100% акций ЗАО “Турбов-Цукор” Валерий Нижинский был вынужден взять в ОАО “БМ Банк” кредит в размере 15 миллионов гривен. Цены на сахар упали, и без ссуды предприятие не могло осенью “запуститься”. В качестве залога собственник использовал имущественный комплекс. В принципе, к такой практике прибегают многие предприятия, лишенные свободных оборотных средств и нуждающиеся в деньгах для закупки сырья или модернизации. За последующие два года завод выплатил кредитору лишь минимальные суммы и остался должен 13.8 миллиона. Помимо этого еще 16 млн. грн. предприятие к декабрю 2009 года задолжало налоговой инспекции, Пенсионному фонду, собственным работникам и прочим.

В итоге, по информации Винницкой областной ассоциации “Подольесахар”, 2007 год предприятие закончило с минимальной прибылью, сократив производство в сопоставимых ценах почти на треть. В 2008-м продолжило сбавлять обороты – примерно на 20%. В ассоциации отмечают, что сокращение производства объяснялось снижениям объемов переработки сырья и уменьшением поставок от производителей сахарной свеклы.

Учитывая столь сложную финансовую ситуацию, директор ЗАО “Турбов-Цукор” мог обратиться в Хозяйственный суд и фактически самостоятельно инициировать процедуру банкротства предприятия. “Насколько нам известно, в 2009-м весь имущественный комплекс оценивался экспертами в 30 миллионов, - рассказывает руководитель винницкой облорганизации профсоюза “Трудящиеся” Игорь Попенко. – Это означает, что санация (юрпроцедура по оздоровлению предприятия. – Авт.) вполне могла позволить найти эффективного менеджера или инвестора, а также погасить долги не только перед бюджетом и по зарплате, но и банком. Причем, банковскому учреждению долги вернули бы чуть ли не в первую очередь. Однако дальнейшие действия руководства завода оставили с носом всех, кроме банка”.

Вместо вполне логичных действий, удовлетворяющих интересы всех сторон, директор сахзавода решил рассчитаться только с одним кредитором. Он подписал с “БМ Банком” договор об удовлетворении требований ипотекодержателя. К сожалению, текстом этого документа “РЕАЛ” пока не обладает, поэтому лишь может допустить его содержание, отталкиваясь от гарантийного письма, подписанного главой правления ООО “БМ Банк” В. Ломакевичем. В нем указывается, “банк гарантирует, что обязательным условием дальнейшей реализации… целостного имущественного комплекса будет принятие покупателем согласованной суммы кредиторской задолженности ЗАО “Турбов-Цукор” в первую очередь с налогов и сборов перед государственным и местным бюджетами, социальными фондами, по выплате зарплаты и задолженности перед физическими лицами”.

В принципе, обязательную передачу имущества с долгами предусматривают и положения статьи 191 Гражданского кодекса. “Проблема в том, что украинским законодательством четко регулируется передача имущества от Фонда госимущества в частные руки, - уточняет И. Попенко. – Регламент же передачи от частника к частнику не расписан в деталях. Его должен определить суд, усматривая в этом аналогию. Суд вполне может применить нормы передачи имущества с долгами к правопреемнику производственных мощностей. Сейчас мы именно этого и добиваемся. Сегодня же договора ипотеки между “Турбов-Цукор” и банком существует, а акта приема-передачи имущества нет. В результате 16,5-миллионные долги “повисли” на фактически “голом” предприятии”.

Калейдоскоп имен

Вернемся к весенним событиям двухлетней давности. Банк производством сахара не занимается, поэтому 20 апреля 2010-го за 15 миллионов продал имущественный комплекс Турбовского сахзавода некому ООО “Интеркайзер-К”, а уже на следующий день эта компания сдала объекты недвижимости и оборудование завода в аренду ООО “Турбовская сахарная компания”. (А чуть позже “ТСК” стала и владельцем имущественного комплекса). По удивительному стечению обстоятельств, она зарегистрирована в том же году по тому же адресу, что и ЗАО “Турбов-Цукор”. Итак, начав “с чистого листа”, новая турбовская компания исправно платит по счетам. Как указывает интернет-издание “Українські новини”, со ссылкой на гендиректора Винницкой областной ассоциации “Подольесахар” Николая Власюка, в 2010 году “Турбовская сахарная компания” увеличила производство сахара на 92,9%, или на 5,3 тыс. тонн по сравнению с 2009 годом (до 11,1 тыс. тонн). То есть, практически вдвое. А прошлый год вообще можно назвать “стахановским”. Н. Власюк отмечает, что компания переработала 110, 9 тыс. тонн сахарной свеклы и увеличила производство сахара на 16,8% (или на 1,9 тыс. тонн) по сравнению с 2010 годом достигнув рубежа в 12,9 тыс. тонн.

Коммерция коммерцией, а государству своего, в принципе, упускать нельзя. Поэтому в июле 2010 года управление Пенсионного фонда в Липовецком районе, не дождавшись взносов, подало исковое заявление в Хозяйственный суд Винницкой области на задолжавшее ему 467 тысяч ЗАО “Турбов-Цукор”. И суд спустя три месяца после передачи компанией-ответчиком всего имущества банку начинает рассмотрение дела. В месячный срок “подключились” и другие кредиторы. К примеру, Госинспекция по контролю цен в Винницкой области. В том же 2010-м она провела три десятка проверок деятельности сахаропроизводителей за прошедшие периоды, и в каждом втором случае нашла нарушения в системе ценообразования при расчете с оптовиками. Всего инспекция насчитала предприятиям Винничины штрафных санкций на 19,5 миллионов, неадекватно большая доля которых приходится на хронически сокращавшее обороты ЗАО “Турбов-Цукор” - 4,6 миллиона. Почти четвертая часть суммарного штрафа всех сахароваров региона… “РЕАЛ” не намерен давать оценку (она представляется очевидной) столь удивительному совпадению прессинга со стороны госинспекции с убыточностью предприятия, а только приводит факты. Причем, взятые из открытых источников. 

Схема “списывания” долгов

Хозяйственный суд рассматривал дело полтора года. Почему так долго? Как считают некоторые кредиторы – налоговики и Пенсионный фонд, – по причине искусственного затягивания процесса заместителем главы облорганизации “Трудящиеся” Андреем Бондаренко, который регулярно ходатайствовал о передаче материалов правоохранительным органам, препятствуя началу ликвидационной процедуры. В этом ему отказали суды всех инстанций. Глава профсоюза считает, что суд должен был еще в прошлом году  приостановить производство по этому делу и направить его в следственные органы. “Мы отправили обращения ко всем кредиторам, а также в прокуратуру и суд. Могу только предполагать, что среди представителей госорганов существует устная договоренность об игнорировании расследования. Судя по всему, всех устраивает ответ, что нет имущества, а долги можно списать”, - отмечает профсоюзный лидер.

И в итоге 22 декабря 2011 года Хозсуд принял постановление о признании фактически “голого” предприятия банкротом и открытии ликвидационной процедуры. Арбитражному управляющему, по сути, остается лишь заниматься бумажными вопросами, а долги списать. Даже собственнику фирмы-должника бессмысленно предъявлять претензии. По словам Игоря Попенко, “по сведениям БТИ и ГАИ, на нем никакого имущества не числится”. Кем является директор и владелец фирмы – незадачливым предпринимателем или “зиц-председателем Фунтом”, можно только догадываться. 

Но вода камень точит. По словам И. Попенко, в конце 2010-го Липовецким райотделом милиции было возбуждено уголовное дело по факту доведения до банкротства, которое позже было переквалифицировано в отношении конкретного лица – владельца ЗАО “Турбов-Цукор”. Правда, это не меняет ситуацию с долгами. В середине 2011 года, защищая права работников завода, профсоюз подал иск в Липовецкий райсуд о признании недействительным договора между этой компанией и БМ Банком. Слушаний пока не было. Однако в процессе подготовки дела к рассмотрению выяснились новые факты, а именно то, что имущественный комплекс завода принадлежит не только ООО “Турбовская сахарная компания”, но и ООО “СДЛК”. То есть, две компании выкупили заводское оборудование и недвижимость у банка.

Учитывая эти обстоятельства, профсоюз “Трудящиеся” планирует изменить исковые требования. “Мы будем просить суд обязать БМ Банк взять на себя все долговые обязательства ЗАО. В первую очередь, нас, как профсоюзную организацию, интересует, чтобы рассчитались с 500-ми рабочими – и по зарплате, и по взносам в ПФУ”, - уточняет И. Попенко. По его словам, в Турбове использовалась стандартная схема “очищения” предприятия от долгов. “Похожие схемы применялись на большинстве сахарных производств, на других перерабатывающих предприятиях области, к примеру, в Теплике”, - уточняет профсоюзный лидер.

Вместо эпилога

Рискуя давать оценку ситуации на сахзаводе, как говорится, с позиции постороннего наблюдателя, каждый оказывается перед дилеммой. С одной стороны, “очищение” позволило умирающему предприятию выжить, сохранить рабочие места, платить зарплату, отчислять налоги и взносы. Это явный “плюс”. А с другой – предлагаемый И. Попенко вариант, при котором собственник “тонувшего корабля” сам открыто просит о помощи, а потом, когда залатает дыры в трюме, выйдет под попутным ветром в море, заплатит по счетам, смог бы всех удовлетворить.

Что это означает в плоскости турбовского предприятия? Первый вариант. В 2010-м “Турбов-Цукор” мог сам инициировать процедуру санации, а, начиная уже со следующего года, постепенно рассчитываться с долгами. Допустим, с долгами сложно брать кредиты, а без них никак не закупить сырье. Ладно. Тогда второй вариант – имущественный комплекс переходит банку вместе с долгами. Финансисты их признают, а потом продают завод новым компаниям с этими же долговыми обязательствами. Все госструктуры согласились бы реструктуризировать задолженность. Это лучше, чем вовсе лишиться денег. И при этом люди получили бы заработанное ими.

Схема же “очищения”, о которой рассказал И. Попенко, позволила истинным владельцам имущественного комплекса, а все указывает на то, что такие есть, сократить собственные расходы. И только. По сути, в годы повышенного спроса на сахар предприятие работало с прибылью, а потом отрасль начало лихорадить, были накоплены долги и не без помощи партнерской финансовой организации изменено название фирмы-преемницы. Хозяева завода и банк остались в выигрыше, все остальные – рабочие, ПФУ и государство – в пролете...{jcomments on}

 

П:
 
yottos
trafmaster
загрузка...
Загрузка...
RedTram обменный
Loading...

Комментарии закрыты.

Video >>

Курьезная не случившаяся авария на железнодорожном переезде (видео)

15.01.2016 - 13:51
На видеорегистратор  автомобиля, стоящего в ожидании на неуправляемом железнодорожном переезде, попали кадры, к счастью несостоявшейся, аварии. Автомобиль подъезжал к ЖД путям. При этом водитель, по всей видимости из-за невнимательности, несвоевременно ...

Экскаваторщик виртуоз

08.11.2015
Дело мастера боится. И не ...

Белка очень хочет орех, но боится взять

26.12.2015
Ведет себя как женщина на ...