Вовк Василий

vovk-vasiliy-1«При Вадиме Запорожце со складов УСБУ Винницкой области, действительно, вывезли много оружия»

Василий Васильевич рассказал «РЕАЛу» о том, как вел переговоры со «Стрелком» в его логове, о том, что захваченных террористами людей приходится выменивать даже на рефрижераторы с продуктами, о случаях предательства в силовых структурах, а также о том, что думает о люстрации, под которую и сам подпадает Одним из главных достижений формального «перемирия» на Донбассе считается возможность вернуть наших бойцов, захваченных боевиками. Начальник Главного следственного управления СБУ и замначальника центра, отвечающего за освобождение людей, Василий Вовк отмечает, что большая часть украинцев находится в руках боевиков, входящих в формирования, которые неподконтрольны «ДНР» и «ЛНР». Эти группировки занимаются откровенной торговлей людьми, обменивая украинцев не только на деньги, но и на рефрижераторы с продуктами.

«По данным «ДНР» и «ЛНР», у них в заложниках находится около 600 человек, а у нас числятся пропавшими 3000»

- Василий Васильевич, Вы лично встречались с Игорем Гиркиным для обмена пленными. С кем проще договариваться - с так называемыми романтиками, к которым причисляют «Стрелка», или теми, кто готов продавать украинских бойцов и воюют ради наживы? - Романтики – это кто?.. Я действительно лично встречался со «Стрелком». Этому предшествовали долгие переговоры о месте встречи. Мне трудно оценить – романтик он или прагматик. В то время – в мае – он вел себя как офицер, мужчина и относительно здравомыслящий славянин. Даже подбивал наши вертолеты до того, как в кабину садился экипаж, давая этим понять, что есть возможность наносить ущерб и без человеческих жертв. Со временем же он потерял контроль над собой, как над человеком-офицером-славянином, и стал убивать наших солдат и добровольцев. Уточню, к моменту нашей встречи в центре Славянска он был абсолютно адекватным. Правда, приехал Гиркин тогда довольно помпезно - с двумя БТРами, в бронированной машине, которую он отжал у «Приватбанка». Вел себя хоть и не высокомерно, но очень официально. При этом никаких должностей не занимал, и не претендовал на посты. Он мне сказал: «Передайте своим властям, пусть идут на переговоры». Я спросил, с кем идти на переговоры - с ним? «Нет, хотя бы с этими», - ответил он, указав на Губарева (экс-«народный губернатор», - прим. авт.), который сейчас ловит рыбу в Ростовской области. Кстати, абсолютно не жалею, что мы его отпустили в обмен на троих наших «альфовцев» - моих коллег-сослуживцев. - Сегодня обменом занимаются не только госструктуры, но и общественники. Работаете параллельно?.. - Я являюсь замруководителя центра по освобождению граждан, которые насильно удерживаются незаконными вооруженными формированиями на части территорий Донецкой и Луганской областей. И всегда говорю, что любой человек - волонтер, член общественной организации, родные и близкие пропавших - сами могут заниматься освобождением. Даже если один человек окажется на свободе – это будет спасением одной жизни. Но в рамках закона. Я отвечаю родителям: «Если вы платите деньги, закон не нарушаете. Нарушает его тот, кто берет у вас деньги. Они нарушают статью 169 Уголовного кодекса Украины «Торговля людьми», которая предусматривает в виде наказания до 15 лет лишения свободы, если это делается организованной группой или при других отягчающих обстоятельствах». Так вот, кто там романтик, а кто - прагматик, сложно сказать. Думаю, что сейчас остались те, кого интересует чистая выгода. Некоторые сепаратисты меняют наших людей на продукты. С наступлением зимы овощей и фруктов станет еще меньше… - И сколько продуктов является предметом торга? - Бывает, что за два рефрижератора с картошкой, луком, тушенкой, консервами и прочим отпускают 20 человек. Некоторые сепаратисты ставят условия, что должно быть определенное количество рыбы и изделий из мяса, но бывает, что если получают одни овощи, то и тем довольны. Правда, за продуктовый «обман», то есть, без мяса, отдадут на двух человек меньше. Знаете, там очень много такого, о чем не хочется говорить. Это не человеческое, не мужское, не славянское… Но когда речь идет об обмене людьми, я всегда занимал и буду занимать категоричную позицию. Я против таких обменов. Сепаратисты, террористы, диверсанты, изменники Родины, шпионы должны находиться под стражей по постановлению следователя, утвержденному прокурором и по решению суда. На то есть законные основания. Признают арестованные суд или нет, это другое дело. В Украине все граждане не очень-то верят судам… Но есть инстанции, которые заключили под стражу того или иного сепаратиста-террориста, и отпускать его нельзя. Там же – на неподконтрольных территориях – людей удерживают под дулом оружия, незаконно, в ямах, и на основании только того, что говорят по-украински, или защищают территориальную целостность Украины, или просто осуждают сторонников то ли какой-то «Новороссии», то ли присоединения к России. Кстати, многие из сепаратистов сами не понимали, что такое «Новороссия» и как вообще возможно присоединение к РФ. Только сейчас многие из них осознали, что Россия не очень-то спешит взять их в свои объятия. - Источники подают разное количество наших пленных. Оно и понятно, как тут объективно сосчитать… Но все же, сколько ориентировочно военных, волонтеров и обычных граждан лишены свободы на занятых боевиками территориях? - Сразу же поясню в отношении «пленных». Украина не объявляла войну ни одному государству мира. Ни одно государство мира официально не объявило войну Украине. Поэтому, согласно международному праву, де-юре не может быть такого понятия, как пленный. В ямах держат людей без всяких оснований и, игнорируя любые права, которые, кстати, у пленных есть. Конечно, «в быту» можно использовать это слово, но при этом нужно понимать, что в официальных документах его использование недопустимо. Когда мы были в Минске на переговорах, лидеры «ДНР» и «ЛНР» постоянно акцентировали внимание на этом слове. Я возражал. «Они» перед Европой хотят показать, что «воюют» и поэтому у них якобы есть пленные. У них – не армия, а стихийные случайные вооруженные формирования. Что касается количества, то по состоянию на утро 8 октября с участием нашего центра и СБУ с 6 сентября удалось освободить приблизительно 500 человек. 80% из них это военные, члены добровольческих батальонов, нацгвардейцы и пограничники. Сколько освобождено в целом, никто достоверно не скажет. Сколько осталось? «Они» говорят, а с противоположной стороной я вынужден общаться постоянно, что не более 600 человек. В нашем центре находится около 3 тысяч заявлений о без вести пропавших или находящихся в заложниках. - «Они» - это первые лица «правительств»? - Захарченко и Плотницкий – якобы руководители якобы каких-то республик, и Дарья Морозова (глава комитета по военнопленным ДНР), с которой я часто контактирую. Проблема в том, что эти люди не все формирования контролируют. Кроме так называемых правительств есть еще, как минимум, 10 неподконтрольных никому групп. Это донские казаки Козицина, группа Безлера в Горловке и прочие. Я даже знаю, что эти группы друг у друга заложников воруют. Недавно освобожден журналист Егор Воробьев. Так Захарченко пообещал еще 20 сентября его выдать, а когда вернулся в Донецк, то понял, что заложник не у него, и нам пришлось еще несколько недель искать парня, задействовать ряд посредников, которые вывели на казачьих атаманов, чтобы провести операцию по его освобождению.

«На Минские соглашения можно хоть завтра плюнуть, и ничего не нарушишь как в международном, так и в украинском праве. Но они позволяют освобождать заложников»

- Вы верите в то, что перемирие, предусмотренное Минскими договоренностями, продлится до конца 2014 года? - Хотел бы еще раз акцентировать внимание на том, что в Минске был подписан протокол соглашений. Он не предусматривает договоров, официальных документов. Речь идет о том, что представители трехсторонней контактной группы - посол Зурабов от России, посол Швейцарии Хайди Тальявини от имени ОБСЭ и Кучма, как экс-президент от Украины - поставили подписи. Они заявили, что договорились с представителями Луганской и Донецкой областей Плотницким и Захарченко о том, что прекращается огонь и отводится тяжелое вооружение на 15 километров в две стороны от линии соприкосновения сил АТО и боевиков. Это не межгосударственное соглашение. Правильно некоторые говорят, что на него завтра можно плюнуть, и ничего не нарушишь как в международном, так и в украинском праве. Этот документ позволил признать способность той стороны остановить боевиков, а также уменьшить количество «грузов-200» и «грузов-300» (убитых и раненых - прим. авт.). Да, по-прежнему гибнут люди. Ситуация на Донбассе - это же не футбольный матч, когда по свистку команды уходят с поля. - О предательстве в рядах СБУ, Минобороны, ВР, местных органах власти и милиции сейчас говорят несколько реже. Тем не менее, как идет процесс выявления людей, «сливающих» информацию противнику?  - Не буду называть имена. Они нам известны, некоторые озвучиваются для общества. Как следователь процессуально я не имею права этого делать. Арестованы некоторые наши коллеги. Измену Родине мы пока им не вменяем, только помощь террористическим организациям. Задержанным уже объявили о подозрении. Также среди подозреваемых есть сотрудники МВД и Минобороны. - Это высокопоставленные чины? - Нет. В некоторых ситуациях средней руки сотрудник Минобороны или СБУ может нанести больший ущерб, нежели высокопоставленный. Что касается людей в высоких рангах, то факты имеются, и они проверяются… Понимаю смысл вашей улыбки. Людей такая формулировка, как «проверяется», не устраивает. Все хотят, чтобы сразу наказали. - Скорее, чтобы они дальше не вели, мягко говоря, антигосударственную деятельность и по их вине не гибли люди… - Согласен, иногда слишком долго проверяем, давая возможность наносить ущерб обороноспособности и приводить к жертвам. Извините, ошибается только тот, кто не работает. Легко осуждать других. Вы же знаете, я – человек неформатный, критичный, но в этой ситуации я не хочу никого ссорить. Имею в виду первых лиц страны. Всем нужно объединиться вокруг одной цели по установлению мира и планов, пусть даже устных, ориентированных на то, как нам вернуть симпатии людей с неконтролируемых территорий площадью в 22 тысячи квадратных километров. Но я считаю, и это не все воспринимают, что первым делом нужно вернуть наших сограждан. Там остается свыше 4 миллионов, или почти 10% населения Украины. И часть из них не хочет никаких «новороссий» и местной коррумпированной власти. - Располагаете ли Вы информацией о диверсантах и иностранных агентах в Винницкой области, прежде всего, работающих в силовых структурах? - Такого нет. Если будет, то грош цена силовым структурам… Могу сказать, что в целом на Винничине по нескольким фактам по признакам преступлений по статьям 109 и 110 УК Украины открыто два уголовных производства. О подозрении сообщили лишь одному студенту из Прибалтики, который живет в Виннице. - Не секрет, что в начале февраля из здания УСБУ в Винницкой области был вывезен арсенал стрелкового оружия. Речь идет о тоннах вооружения. Якобы они с тех пор хранятся в соляных шахтах под Артемовском. Расследуется ли, кто давал такие приказы и для чего? - Я подтверждаю, что оружие было вывезено. Тогда управление возглавлял Вадим Запорожец. Вывозилось оно как бы под объективным предлогом. Поскольку различные организации правого и левого толка, националисты и беспредельщики захватывали здания Службы Безопасности и УМВД и открыто завладевали оружием, его отправили в так называемые благополучные регионы. Говорят также, что ставленники донецких кланов вывозили оружие, чтобы потом использовать его для захвата территории и незаконного отделения от Украины. Наверное, правда, где-то посередине. Не готов сказать, возвращено ли оружие… Но знаю, что управление СБУ в Винницкой области имеет достаточно средств, чтобы при необходимости выступить в полной боевой готовности.

«По закону о люстрации из ГСУ СБУ нужно уволить среднее и старшее поколение следователей, оставить только молодежь до 30 лет. Считаете, это правильно?»

- В связи с законом о люстрации некоторые высокопоставленные сотрудники службы могут быть уволены… Причем, далеко не худшие кадры. Не отражается ли это на их сегодняшней работе в негативную сторону? - Например, я подпадаю под люстрацию. И могу немедленно быть уволенным. Я учился в Москве, закончил при СССР высшее учебное заведение, работал несколько лет в КГБ, жил на улице Ленина, работал в колхозе имени Котовского, учился в школе им. Дзержинского. Полный набор. Меня за это четвертовать нужно. Знаете, даже высшие чины нашего государства подпадают под этот закон. Я иронизирую не потому, что меня должны уволить. Весной этого года я не рвался на должность. Меня завели в кабинет к главе СБУ В. Наливайченко, когда на юго-востоке все пылало, а тысячи уголовных производств не нужны были тому руководству, которое привыкло на «делах» зарабатывать. Я не держусь за должность, но спрашиваю, правильно ли, что в Главном Следственном управлении держу 80% молодых сотрудников, которым нет и 30-ти, и среднего возраста – до 45-ти, а 20% - тех, кто старше?.. Если выполнять закон, строго придерживаясь всех люстрационных рекомендаций, то коллег среднего и старшего возраста следует уволить. Кто из нас больше заслуживает люстрации? Я, который, учась в «самом сердце империи», ходил с желто-голубым флагом? Никто не мог себе такого позволить. Я мог, потому что занимался в Высшей школе КГБ. Всегда мог «оправдаться», что это «ролевая игра», мол, оцениваю реакцию окружающих. Больше того, когда мы факультетом играли в футбол, то сами красили форму в желтый и голубой цвета, потому что в Москве невозможно было купить желтую майку. Мы тогда задавали вопросы, почему в союзных республиках первый секретарь должен быть коренной национальности, а второй секретарь – обязательно русским? Поверьте, что в той среде студентов-чекистов развивалось диссидентское движение. И у меня другой вопрос, а что делал в то время в Хабаровске комсомолец или пионер Егор Соболев?.. Согласен, что не стоит переходить на личности, но уверен, что нельзя проводить люстрацию исходя из принципа, кто где работал, на какой улице жил и где учился. Заложены не те принципы. Вы спрашиваете о коллегах. Конечно, люди обеспокоены. Некоторые даже звонят и интересуются, возьму ли я помощником?.. - Занимается ли СБУ многочисленными митингами в Киеве с неадекватными требованиями для «раскрутки» третьего Майдана. Кто стоит за ними? Проверяют ли чекисты истинных заказчиков мероприятий? - Проводятся акции под самыми разными предлогами, лишь бы был креатив, чтобы заметили… Не нужно долго проверять, думаю, вы и сами впишите необходимые фамилии, имена и клички инициаторов. Скажу только, что расшатывают ситуацию те, кто не хочет целостности Украины. На этих людей определенное влияние оказывается и извне. Все говорят о «руке Москвы». Я бы не переоценивал возможности Кремля и ФСБ. После Майдана многие из тех, кто не получил желаемых должностей, остались недовольны. Поэтому решили переформатировать Майдан, перепрофилировать и перенаправлять людей. После президентских выборов тоже было много недовольных, не попавших во власть. Наверное, такая ситуация продлится еще долго… За некоторыми такими митингами стоят наши сограждане, у которых есть деньги, но им хочется еще больше. За другими – те, кто хочет вернуться во власть. За третьими – люди, которые действительно отстаивают свои интересы, в том числе и касающиеся очищения власти. Кстати, о люстрации.  Я, например, не против люстрации, но по конкретным людям. Возьмем, к примеру, агентов КГБ. Я знаю такие случаи, когда человек помог «расшифровать» иностранного преступника-шпиона. Скажите, кто такой «агент» - враг Украине или герой? Может быть, это слишком идеализированный пример. Но похожие случаи встречаются, и нередко. Есть и другие… В базе человек числится агентом КГБ, хотя он никогда на Комитет не работал. Оперативный сотрудник его причислил, записал, а в последнее время и расписки о сотрудничестве не требовались. Человек ни сном, ни духом не ведает, что он – агент. И он тоже подлежит люстрации… - И много у нас таких записанных «для галочки» или статистики?.. - Я не подсчитывал. Мне известно о нескольких случаях. Не могу судить о приписках. Далее. Ничего плохого не вижу в том, чтобы постоянно общаться с оперативным сотрудником, помогать ему с позиции «я не стукач». Нацбезопасность – общая задача. С другой стороны, если человек знает, что подсказывая, числится агентом, то не станет этого делать. - Недавно был пресечен случай угона военного самолета в РФ. Это единичный случай? Может быть, танки и другое тяжелое вооружение перевозили за линию фронта? - Был случай воровства танка в зоне АТО при помощи нашего военнослужащего. В подразделениях служат также уроженцы Донецкой и Луганской областей. На них могут оказывать влияние не только командиры, но и родственники, местный бизнес. Иногда человек вынужден идти на определенные шаги. К примеру, «приехать» к сепаратистам, чтобы спасти жизнь своей сестры. Но я знаю только об одном таком случае. Что касается подготовки к угону самолета, тоже был только один. На самом деле не так просто угнать самолет. Не всегда и ЦРУ сможет потянуть такую операцию. - Какова судьба освобожденных из плена офицеров СБУ? Были ли еще случаи захвата в плен чекистов? - Эти ребята сейчас в строю. Возвратились ли в АТО, говорить не буду… Скажу лишь, что претензий к ним нет. Конечно, они перенесли большой психологический удар, несмотря на то, что они подготовлены. Были и другие случаи. В Донецке месяц назад сепаратистами был задержан замначальника следственного отдела Донецкого УСБУ. Буквально через две недели нам удалось его освободить. Причем, я считаю, что тоже приложил к этому усилия. В Минске разговаривал с А. Захарченко и пояснял, что «мои следователи воюют словом, пером, бумагой, они не стреляют, а расследуют уголовные дела. Правильно или неправильно – не мне судить, и никому из вас. В прокуратуре они берут санкции, в суде – решение об аресте. Мы в войне не участвуем. У нас война – процессуальная». Поэтому я им говорил, что приезжал и буду приезжать к ним без оружия. В самое сердце этих государственных творений. При этом если решу лично воевать, то сначала положу удостоверение следователя, флешку с доступом к реестру уголовных производств, и возьму в руки оружие. Тогда стреляйте в меня, захватывайте, как решите. Но следователей не трогайте. Я их всегда об этом предупреждаю. Следователь объективно, насколько это возможно в наше время, оценивает ситуацию, и у нас были случаи, когда мы отпускали задержанных…. Если к нам приводят сепаратиста или террориста, то никому не станет легче от того, что я его задержу. Мне нужны конкретные данные, рапорта, доказательства того, что он либо был участником незаконного вооруженного формирования, либо помогал террористам. Если подтверждений нет, мы никого не арестуем. Официально заявляю. Хотя иногда в мою сторону звучат упреки, что, мол, жалеем сепаратистов. Нет, просто поступаем исключительно по закону. Иногда работаем на грани закона, когда без достаточных доказательств задерживаем, но только на 60 часов. А затем – если ничего дополнительно не находим, – или сами отпускаем, или это делает суд. - Очень громкой была история о том, что известный луганский сепаратист и глава ОО «Молодая гвардия» Клинчаев чудненько летом отдыхал на днепровских пляжах в Киеве. Прокомментируете? - Он не отдыхал. Мы его арестовали, сообщили о подозрении, поменяли квалификацию некоторых преступлений. Иногда для суда мы даже преувеличиваем степень того, что совершил гражданин. Порой, чтобы уберечь человека от смерти. Если не арестуем мы, то может убить как одна, так и другая сторона. Клинчаев, скажу откровенно, осознал свою вину. Частично. Были сведения, что он является помощником нардепа А. Ефремова. - Политические моменты сыграли свою роль? - Иногда нужно было проголосовать за законы, которые спасали страну… Но дело даже в другом, по нынешнему УПК для изменения меры пресечения адвокат может обращаться в суд в обход следователя, то есть, не уведомив его. Трижды они обращались и трижды им отказывали. Действительно, у Клинчаева ухудшилось состояние здоровья. Это подтверждали и врачи СИЗО. Скажу больше, Клинчаев подсказал, как «смягчить» ситуацию в Луганске. Не скажу, что он стал националистом, но никогда не призывал к крови, вооруженным преступлениям и когда это произошло, сам испугался. В четвертый раз суд изменил ему меру пресечения на домашний арест. И без нас. СБУ в этом участия не принимала. Нас обвиняют, что «должны бдить», но, в конце концов, я иногда понимаю судей. Они ведь люди. Могу только сказать, что он из Киева не убежит. И в течение дня может быть где угодно, в том числе жарить шашлыки у берега. Согласен, это неправильно, в то время как наши хлопцы гибнут. Но давайте определимся – или мы процессуально ведем такие дела, или действуем другими, незаконными методами. Если выбираем второе – хоть линчуйте его. - В российских и сепаратистских СМИ писали, что наш земляк Сергей Здрылюк («Абвер») якобы арестован «дэнэровцами» за ряд преступлений. Вам что-то известно о его судьбе? - В Минске 19 сентября я беседовал с Захарченко о нашем землячке. Он подтвердил, что Здрылюк сидит в подвале за нарушение закона «Донецкой народной республики» - мародерство, бандитизм, грабежи. Сказал, что будет долго сидеть и понесет серьезное наказание. Так что Здрылюк в Донецке.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ

 
adpartner
Загрузка...

Комментарии закрыты.

Video >>

Опубликовано видео с Гитлером под воздействием наркотиков

09.03.2017 - 15:49
На социальном новостном портале Reddit моментально стал популярным видеоролик с Адольфом Гитлером. В нем используются кадры, датированные 1936 годом. Вождя нацистской Германии показали раскачивающимся, предположительно после приема метамфетамина. Сюжет «Гитлер ...

Как выкрутить шуруп со слизанным шлицем

08.12.2015
Каждый в жизни сталкивался с ...

Яблоки, запеченные с медом и орехами видеорецепт

30.10.2015
Чтобы укрепить иммунитет, воспользуйтесь энергетическими ...

Шимпанзе получила снаряженный автомат АК 47

26.12.2015
А на этом видео африканские ...